Хлебные крошки

Статьи

ХХ лет величайшей геополитической катастрофе ХХ века
История
Молдова и ПМР

«Подходит момент, когда Россия не примет тех, кто ее предал»

20 лет назад фактически началась гражданская война в Приднестровье

Накануне этой даты корреспондент «КП» встретился с актером Валерием Магдьяшем (неподражаемо сыгравшим гастарбайтера в «Нашей Russia»). У нашего собеседника - молдаванина по отцу и русского по матери - страшно «наболело».

ЦЕЛЛЮЛИТ В ГОЛОВАХ

Кровавый приднестровский конфликт начался вполне невинно - с обычного заседания в кишиневском парламенте, на котором депутаты-националисты собирались принять закон «О языке», причем в самой его жесткой редакции - переход на латиницу, перевод всего делопроизводства на молдавский. И началось... Приднестровье, населенное русскоязычными, с этим не согласилось и устроило забастовку.

Прошло 20 лет - но с тех времен ничего не изменилось. Молдавия продолжает дрейфовать в сторону Румынии и НАТО. Не все с этим согласны. Разговор мы начали традиционно - Валерий Магдьяш рассказывает судьбу рядового гражданина СССР, которая уже сейчас удивит любого, родившегося после развала Советского Союза.

Валерий МАГДЬЯШ: - Я окончил Высшее военно-политическое училище в Симферополе, на Украине. Служил на Дальнем Востоке, старший лейтенант запаса. Род войск - стройбат. Мы строили... оборонительные сооружения в приграничных с Китаем районах. Причем делали все это весело, бегом, с огоньком. В курилке, помню, убеждал всех, что лучшие сигареты - в Молдавии, лучшая картошка - там же. Про вино и не говорю. И так всех достал, что мне ночью написали хлоркой на гимнастерке - «Да здравствует великая Молдавия, от Карпат до Тихого океана!». Тогда я понял, что нужно знать в этих вопросах меру.

«КП»: - Давно были в Молдавии?

В. М.: - Физически - года четыре назад. Но я не ощущаю себя вне дома. Это кусочек моей страны под названием СССР. И не могу понять часть своих земляков, пытающихся стать румынами. Я бы посоветовал будущим румынам съездить в город Яссы, бывшую столицу Молдовы, к памятнику первому господарю Штефану чел Мари, о котором русский историк Карамзин сказал: «Сей господарь был радостью и удивлением Европы, с малыми средствами творя великое». А тот факт, что Молдавия была 300 лет под турецким владычеством и земля ее пропитана кровью русских солдат? У нас никогда не было латиницы! Мы православные, у нас всегда была кириллица. Мы связаны с Россией пуповиной, и в этом нет никакого унижения. Я хочу про это напомнить кое-каким манкуртам (непомнящие родства. - Ред.). Я смотрю на молодое поколение и вижу, что у них стерта память. Целлюлит вместо серого вещества!

Валерий Магдьяш рассказывает, что уже не первый год копается в библиотеках - ищет следы былой молдавско-российской дружбы. И постоянно их находит.

В. М.: - Помните, в Коломенском вдоль дороги такие низкорослые яблоньки растут? Это потомки пальметтных яблонь, которые сажали молдавские монахи. Петр I после своего неудачного Прутского похода увез с собой из Молдавии в обозе всю династию Кантемиров. Им были отданы земли в Коломенском. Про Кантемировскую дивизию я и не говорю.

«КП»: - В Молдавии помнят об этих связях?

В. М.: - Я пытаюсь сказать землякам: вы понимаете, куда вас зовут люди, которые чуть ли не на базарах раздают румынские паспорта? Они зовут вас в самое нищее государство Европы, которое само не может понять: зачем оно существует и где? Ко мне, в мое родовое село на берегу Днестра, приехал родственник из румынской Констанцы. Увидел возле туалета старый газовый баллон. Попросил подарить, аккуратно зашил в мешковину и увез. Зачем?

«КП»: - Чтобы был, и покупать не нужно...

В. М.: - Как может бедная страна присоединить к себе страну более богатую? Дело не в объединении народов. Румынам нужна наша инфраструктура и промышленные объекты, молдаване им не нужны. С молдаванами румыны всегда воевали. Моего деда в 43-м году бросили под лошадей и затоптали за то, что он отказался идти воевать. Куда бы он попал? Под Сталинград!

Один раз в Вадул-лэй-водах - это городок под Кишиневом - я попал в пьяную компанию, говорили о политике. Эти люди были националистами, но я их переспорил. Говорю: пойдем к братской могиле советских солдат, освобождавших городок. Если найдете там хоть одну молдавскую фамилию - я ваш! Пошли... Читаем: «Иванов, Иванов, Иванов, Кухаренко». И сейчас парламент Молдавии принял решение уравнять свастику и красную звезду. Что это? За такое надо платить по Шекспиру - «мерой за меру».

«РУССКИЙ - ЭТО ДОЛЖНОСТЬ»

«КП»: - Странную молдавскую революцию назвали «восстанием детей плиточников и штукатуров», потому что отцы громивших парламент в это время были на заработках в России. Разорвалась связь поколений.

В. М.: - Я знаю, кто ее разорвал - молдавские националисты. Когда в 1991 году я услышал, к своему великому стыду, фразу: «Чемодан - вокзал - Россия», я не понял, на чем она основана. В Молдавии есть газ? Нефть? Золото? Что у нас есть, кроме прекрасного трудолюбивого народа? Который, кстати, до сих пор на сельских базарах цены называет в рублях, а не в леях. Поэтому и начались в начале 90-х годов те печальные события. Люди не захотели быть румынами, и страна затрещала. Отпал экономический центр Приднестровье, потом Гагаузия. И кто разорвал Молдавию? Националисты во главе с Мирчи Снегуром. Я бы очень хотел сейчас узнать, где этот товарищ. По нему же Гаагский трибунал плачет! Убить в крохотном городке Бендеры полторы тысячи человек!

«КП»: - Политики хотят в Румынию, народ голосует ногами за Россию. Что делать?

В. М.: - Только референдум, на котором решить, кто мы: румыны или молдаване. Если молдаване, значит, с Россией. Потому что если у России союзники армия и флот, то у молдаван есть только Россия.

И я своим землякам всегда говорил: подходит тот момент, когда Россия не примет тех, кто ее предал.

«КП»: - Уже поговаривают о том, что Приднестровье на особых, федеративных, условиях должно бы войти в состав Молдовы в обмен на НЕвступление Молдавии в НАТО. Это реально?

В. М.: - Я думаю, если Россия поверит нынешним властям Молдавии, они не то что не предупредят, когда вступят в НАТО, они даже не позвонят! А вот мне постоянно звонят друзья из Приднестровья. Там люди очень обеспокоены - у них еще ничего не зарубцевалось, пульсирует и брызжет кровью. Почему Россия так робко себя ведет? Украинцы не побоялись вышвырнуть активистов из националистической бессарабской организации «Правое дело»! А Россия? «Мы в ответе за тех, кого приручили». Тем более, я давно уже понял, что русский - это не национальность, это должность. Очень ответственная.

КОМПЕТЕНТНО

Алексей МАРТЫНОВ, директор Международного института новейших государств:

«Молдавия давным-давно не наша, она молдавская»

- Торга вокруг Приднестровья фактически не ведется. Некоторую поддержку идея вхождения Приднестровья в состав Молдавии получила у некоторых российских чиновников и дипломатов. Источники сообщали, что ее, например, озвучил на прошлой неделе в Тирасполе один из членов российской делегации. Россия в этом вопросе будет ориентироваться на мнение и волю многонационального народа Приднестровья. Как бы нам ни хотелось, но поглощение Молдавии Румынией кажется все более неизбежным. За последние 20 лет в Кишиневе и Бухаресте над этим активно работали.  Законодательство Молдавии ничем не отличается от румынского. Молдавия перешла на румынские стандарты в образовании.  Другое дело, что молдавская политическая элита не первый год использует это грядущее объединение для шантажа России, умело эксплуатируя фантомные боли советского прошлого. А в реальности Молдавия давным-давно не наша. Она молдавская, и все в большей степени румынская...

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie