Хлебные крошки

Статьи

Белорусский форпост
Политика
Белоруссия

Всеволод Шимов

Подводные камни потока интеграции

Проблема "разнокалиберности" участников процесса

Очередной белорусско-российский "спор хозяйствующих субъектов", на этот раз в авиационной сфере, вновь заставляет задуматься о путях нашей интеграции. Собственно, в самом факте разногласий между экономическими субъектами в рамках интеграционного объединения ничего крамольного нет. Евросоюз регулярно сотрясают всевозможные торгово-экономические войны. Достаточно вспомнить обструкцию, устроенную испанским огурцам после запущенной утки о якобы содержащихся в них опасных кишечных вирусах. Или французских фермеров, протестующих против засилья дешевой опять же испанской продукции. Так что вопрос не в конкретном эпизоде с авиаперевозками Москва - Минск, который, скорее всего, имеет сугубо экономическую подоплеку.


Данный эпизод лишь в очередной раз выявил ряд фундаментальных проблем, связанных с интеграцией на постсоветском пространстве. Сложившаяся ситуация была воспринята многими в Беларуси, как обычно, болезненно, породив очередную волну подозрений в отношении "империалистических" намерений России. И эта тема - зачастую искусственно и злонамеренно культивируемый некоторыми минскими "пикейными жилетами" страх быть "подмятым" более сильным партнером - является одной из ключевых во всех белорусско-российских спорах и конфликтах. Беларусь четко и недвусмысленно отстаивает принцип равноправия участников интеграционного процесса. Со своей стороны, ряд представителей российской политической и бизнес-элит воспринимают принцип равноправия скептически, а нередко и с нескрываемым раздражением, указывая на несопоставимость масштабов белорусской и российской экономик. По их мнению, принцип равноправия означает, по сути, передачу части российского суверенитета в руки белорусской стороны, что создает ситуацию, когда "хвост" начинает вертеть "собакой". С подключением к интеграционным инициативам Казахстана в Москве стали более осторожными в своих высказываниях, однако сама проблема никуда не исчезла. Да, Россия по своим экономическим, демографическим и геополитическим параметрам превосходит своих партнеров по Таможенному союзу, вместе взятых.


Эту проблему весьма емко сформулировал российский экономист Михаил Делягин: "Я очень много слышу, что Беларусь - небольшая страна, всего 10 миллионов населения, маленькая экономика, поэтому без интеграции не сможет. Но Россия со своими 140 миллионами населения на фоне Китая, Европы, США тоже маленькая экономика, которой тоже нужно интегрироваться. За эти годы на постсоветском пространстве не возникло ни одного самодостаточного государства. Но когда говорят об интеграции 10 миллионов со 100 миллионами, возникает вопрос: а какие гарантии будут иметь эти 10 миллионов? И вопрос этот должен ставить более крупный участник интеграционного процесса. Мы уже набили достаточно шишек, и пора нормально объединяться, без мелочных скандалов и публичного битья посуды".


Таким образом, с одной стороны, существует взаимная заинтересованность участников интеграции во взаимном сближении. Для России распад СССР стал действительно геополитической катастрофой. Географические масштабы России во многом являются оптической иллюзией, учитывая, что примерно 60% территории страны практически непригодны для постоянного проживания. В результате распада СССР Россия утратила контроль над многими густонаселенными территориями с большим экономическим потенциалом и благоприятными агроклиматическими условиями. Российское "окно в Европу" было фактически заблокировано новыми независимыми государствами, отношения с которыми оказываются далеко не безоблачными. Восстановление союзнических отношений с бывшими республиками СССР, прежде всего, Беларусью, Украиной и Казахстаном - жизненный интерес России.


Со своей стороны, эти государства также заинтересованы в России. Россия - объемный рынок, на который традиционно ориентированы экономики этих стран. С Россией связывает многовековая общая история, общее культурно-языковое пространство. Наконец, само значение этих стран в контексте Евразийского союза гораздо выше, нежели в рамках ЕС. Например, Беларусь для ЕС - не более чем еще одно периферийное восточноевропейское государство и, по большому счету, дополнительный "проблемный актив". В рамках Евразийского союза Беларусь - серьезный экономический игрок и значимое геополитическое звено, российское "окно в Европу".


В то же время, надо признать, проблема "разнокалиберности" участников интеграции создает риск, что интеграционные процессы могут увязнуть в бесконечных спорах о равноправии и суверенитете. В мировых масштабах Россия действительно далеко не самый крупный игрок, однако на постсоветском пространстве она - абсолютный лидер и гегемон. И с этим необходимо считаться. Евразийский союз не может быть прямым аналогом Евросоюза уже хотя бы потому, что там нет такого выраженно доминирующего лидера. Нужно четко отдавать себе отчет, что во всех интеграционных объединениях, создаваемых вокруг России, ей будет принадлежать гипотетический "контрольный пакет". Однако и Россия, со своей стороны, должна максимально учитывать позицию и национальные интересы своих партнеров, а те, в свою очередь, должны научиться максимально эффективно отстаивать свои интересы. Только тогда наш будущий Евразийский союз перестанет быть благим пожеланием и обретет плоть и кровь.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie