Хлебные крошки

Статьи

Культура
Культура

Татьяна Волина

Поговорим на "Мосту"

Гастроли израильского театра "Гешер" в Москве наделали много шума

"Ведь там на четверть бывший наш народ", – когда-то пел Высоцкий об Израиле. Теперь уже не на четверть, а на две или три… Не потому ли мы так пристрастны ко всем, кто приезжает к нам отттуда? Свои все-таки…

Гастроли израильского театра "Гешер" в Москве наделали много шума. В российскую столицу приезжает немало зарубежных театров, но не всем так рады москвичи, как этому. Феномен театра "Гешер" в том, что приехали наши. Да, именно "наши", хорошо знакомые, горячо любимые, но… в новой заграничной "упаковке".

Кто не знает майора Томина из телевизионных "Знатоков" – детективного хита 1970-х – он же Леонид Каневский? А кто не помнит, сколько шума наделала постановка Евгением Арье пьесы "Розенкранц и Гильденстерн мертвы" на Малой сцене Театра Маяковского в 1980-х годах? Теперь Арье – главный режиссер "Гешера". В общем, сами понимаете.

Театр в отдельном представлении не нуждается. К нам приехали старые знакомые, которые несколько лет назад переселились в Израиль. Но это не значит, что они покинули Россию: актеры, следуя определению классика еврейской литературы Шолом Алейхема – "блуждающие звезды", и их дом – театр. Теперь они приехали в Москву наводить "мосты" с соотечественниками, ну хотя бы потому, что название театра переводится с иврита именно как "Мост". Символично, не так ли?

Надо сказать, что в Израиле театр имеет некую миссию – социальную. Дело в том, что театр играет как на иврите, так и на русском, помогая вновь прибывшим иммигрантам из разных стран бывшего СССР адаптироваться к реалиям и культурной традиции новой родины.

Чего ждать от российской публики – актеры театра знали не понаслышке, а потому они не ставили перед собой цель шокировать российских театралов авангардистскими изысками. Они решили поговорить по душам. Для этой цели простенькая пьеса Иешуа Соболя "Деревушка" подошла как нельзя лучше.

Маленькая деревушка под Иерусалимом. Главный герой по имени Йоси вспоминает свою жизнь, детство и тех, кого любил и потерял… Действие переносится то в годы Второй мировой войны, когда немцы сражались с английскими войсками под Эль-Аламейном, то в гущу событий первой арабо-израильской войны. Но эти битвы лишь отзвуками доносились до маленькой деревушки с ее тихим и вечным идиллическим укладом жизни. Это было детство Йоси (его играет Исраэль Демидов) – тихое счастливое детство. Теперь он работает могильщиком на местном кладбище и… вспоминает своего отца Хаима (Леонид Каневский). Как тот покупал удобрение у араба по имени Саид (его играет бывший конферансье Московского мюзик-холла Владимир Халемский), забавно разливая его в дорогую посуду, разглядывал на свет, словно это не дерьмо по определению, а вино или мед, – хозяйственный был мужик. Вспоминает он и индюка, которого пришлось зарезать на свадьбу брата (Клим Каменко) и козу по прозвищу Дица, которая умерла, подавившись материным чулком, и беженку из воюющей России по имени Соня… "Иных уж нет, а те далече".

Простая история маленькой еврейской деревушки способна тронуть душу любого: деревушки меняются, меняются люди и страны, меняются лица и языки, вечными остаются только притчи, которые начинаются со слов "Жили – были"…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie