Хлебные крошки

Статьи

Непризнанные республики
Политика
Молдова и ПМР

Илья Галинский

Политический статус у Приднестровья может быть только один –

независимое государство

В последние время в политическом дискурсе все чаще звучит вопрос: почему политики очень часто игнорируют мнение экспертов, причем, не просто игнорируют, а даже делают это с известной долей «цинизма»? Другими словами, реализуемая сегодня многими государствами политика,  опирается не на научный анализ, скажем, конкретной конфликтной  ситуации, не на аргументированное экспертное заключение, а больше на коньюктурные подковерные игры властвующих политических акторов и сил, за ними стоящих.

Самое непосредственное отношение данный тезис имеет к ситуации «молдо-приднестровского урегулирования», которое некоторые ангажированные политики, спешащие «все решить сразу и сейчас», не вникая глубоко в суть проблемы,  по-прежнему пытаются решить «кавалерийским наскоком», как в свое время президент Молдовы Владимир Воронин. К чему это приводит, мы тому сегодня  свидетели.

На этом фоне нам кажется, что вступивший в должность действующего председателя ОБСЕ, министр иностранных дел Украины Леонид Кожара пытается идти все тем же поверхностным путем, заявляя фактически о том, что под его политическим руководством данный конфликт можно будет решить до конца нынешнего 2013 года.  Что это? Чрезмерные амбиции министра? Головокружение от собственной значимости? Жесткая установка некоего «госдепартамента»? Или, все же, элементарное  непонимание глубины и сложности данного конфликта? Некоторые аналитики после последних заявлений Леонида Кожары, сделанных им  в Кишиневе,  начали даже говорить  о нем, с известной долей иронии,   как о новом «киевском мечтателе».

Если же серьезно проанализировать содержательный аспект визита Леонида Кожары в Молдову и Приднестровье, то, собственно, ничего принципиально нового он не принес. Все те же декларации, обещания и, самое главное, на наш взгляд, непонимание сути проблемы. Что нам совсем недавно продемонстрировало и «ирландское председательство» в ОБСЕ.  Суть же проблемы очень проста и заключается в том, что настоящий конфликт, отнюдь,  не приднестровский конфликт, а урегулирование - не приднестровское урегулирование, как  пытаются трактовать молдо-приднестровский конфликт и молдо-приднестровское урегулирование   Молдова, США, Евросоюз и Украина. На самом деле, это конфликт между Молдовой и Приднестровьем и это политическое урегулирование между государствами Молдова и Приднестровье.  Не понимая этого, или же,  не желая этого понимать,  данную проблему решить невозможно. Если, конечно, не применить  военную силу НАТО против приднестровского народа, либо  с помощью Украины удушить Приднестровье в «объятиях» экономической блокады - «кольце анаконды». А может быть, как раз  об этом и подумывают некоторые украинские политики, намекая на особую роль пограничного  соседства Украины в разрешении данного конфликта?

Совершенно очевидно, что Молдова, ее правящий политический класс, да и, практически, вся нынешняя политическая оппозиция не просто не готовы положить в основу молдо-приднестровского урегулирования принцип взаимосопоставимого компромисса, а категорически против этого. И в этом их, как ни печально осознавать, максимально поддерживают участники переговорного формата «5+2» - США, ЕС и Украина. В этом, без особого напряга,  все могут убедиться  на примере «поддержки и реализации» властями Молдовы многочисленных инициатив приднестровской стороны -приднестровского президента Евгения Шевчука,  в социально-экономической, информационной и других неполитических сферах. Принятые  с благожелательной улыбкой на лицах властных молдавских персоналиев, они затем были  ими «забыты». В частных разговорах эти персоны дают следующие пояснения: «не держите нас за идиотов, если мы реально, на самом деле будем реализовывать инициативы Евгения Шевчука,  тем самым  мы будем только  укреплять сепаратистский регион,  наша же задача его ослабить».

Именно поэтому  так много и так настойчиво в последнее время вся эта «королевская рать» талдычит о необходимости заняться не столько социально-экономическими проблемами урегулирования, сколько  политическими. Иначе говоря, ей надо решить, в какой политический угол загнать Приднестровье: региональный или  автономный анклав.

Повторимся, и это лежит на поверхности, никто из этой «королевской рати» не желает решения молдо-приднестровского конфликта, исходя из  коренных интересов двух субъектов: Молдовы и Приднестровья.  Господствующий тезис один  – заставить Приднестровье подчиниться «общей воле цивилизованного сообщества», закрыть проблему, втиснув Приднестровье в Молдову. Мнение же  и жизненные интересы, по их выражению, «так называемого приднестровского народа» для них  нечто десятистепенное.

В данном контексте  некоторое недоумение вызывают «аналитические размышления» большинства экспертов и не только молдовских,  в том числе достаточно  серьезных, а также отдельных политиков, которые связывают возможность «объединения» Молдовы и Приднестровья  с  политикой ее категорического отказа от объединения с Румынией и возможного вступления в НАТО. Вне всякого сомнения,- это серьезные аргументы. Однако есть еще один, ничуть не менее важный, а может быть и определяющий. Для приднестровцев сама суть молдавского государства, как выстроенного  исходя из фундамента национальной составляющей, не просто неприемлема в качестве общей платформы сожительства, но и противоречит их имманентным ценностям, лежащим в основе интернациональной сущности Приднестровской Молдавской Республики. Поэтому, и об этом следует знать как всем участникам переговорного формата «5+2»,так и  действующему председателю ОБСЕ, единственным вопросом  политической повестки молдо-приднестровского урегулирования, который приднестровская сторона готова обсуждать в любое время дня и ночи – по прежнему остается вопрос утверждения политического статуса ПМР как независимого государства, стремящегося установить с Республикой Молдова добрососедские отношения.

При сохраняющихся же политических реалиях и безусловном авторитарном давлении на Приднестровье со стороны Запада и его симпатизантов  сугубо в собственных национальных интересах  и в контексте агрессивной геополитики, все надежды на продвижение чего-либо серьезно- компромиссно-конструктивного во время февральского раунда переговоров во Львове, имеют тенденцию к разочарованию, как бы ни пытался этого не допустить  новый председатель ОБСЕ.

 

Илья Галинский, директор НИИ стратегическогоАнализа и прогнозирования (г. Тирасполь)

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie