Хлебные крошки

Статьи

Украина оранжевая
Политика
Украина

Д. Гордеев

Политика России:

Взгляд из Приднестровья

Предлагаем читателям статью Гордеева Д.А., заведующего кафедрой журналистики Приднестровского госуниверситета, кандидата политических наук.

Информационная политика Российской Федерации в отношении бывших республик Советского Союза не отличалась внятностью и конкретикой с момента развала СССР. То же самое, к сожалению, можно отнести ко всем сферам политики РФ, подобное состояние которой можно назвать «идейным хаосом». При этом в отношении СНГ Россия ведет некую политику, которую главный редактор журнала «Политический класс» Виталий Третьяков называет квазиполитикой, поскольку, с его точки зрения, «она не является, как настоящая политика, производной от четко обозначенных национальных целей, разработанных на основе национальной стратегии. А уже реальная стратегия должна воплощаться в реальной политике, состоящей из ряда тактических шагов, ее и формирующих». В. Третьяков выделяет несколько тактических приемов, которыми лишь и обладает РФ и совокупность которых как раз и составляет российскую квазиполитику: сохранение статус-кво, реактивная тактика и фантомная тактика. Первый – от незнания того, как решить проблему. Поэтому проблема «замораживается» в надежде на то, что может быть со временем решение будет найдено само собой. Пример – неопределенность отношения РФ к непризнанным государствам, особенно к тем, которые хотят войти в состав России (Приднестровье, Абхазия и др.). Второй прием – реактивная тактика – используется только потому, что статус-кво не абсолютен и Россия вынуждена как-то реагировать на раздражения, возникающие извне и изнутри РФ по вопросу государств Содружества. Фантомная тактика представляет собой использование привычных алгоритмов действий – «как бы в данном случае поступил СССР». В то же время все перечисленные выше приемы свидетельствуют о том, что у России в отношении СНГ нет стратегии, которая могла бы быть сформулирована в виде идеологии. А последняя, в свою очередь, могла бы планомерно разворачиваться в информационном поле РФ, путем публичного заявления долгосрочных целей. Но этого сегодня нет и, как утверждает В. Третьяков, в этом и заключается слабость современной РФ, поскольку «объявление долгосрочных целей – это демонстрация своей силы».

Более того, вся политика, или квазиполитика, РФ в отношении государств СНГ, очень часто проводится с выгодой для республик Содружества, нежели самой России. Большинство из них, обладая политическим потенциалом, которого явно не хватает для того, чтобы заявить об этих новообразованных государствах, как о субъектах мировой или хотя бы региональной политики, в то же время очень часто умудряются в своих отношениях с РФ занять выигрышное положение, выступая в роли ведущего, а не ведомого и «выбивая» для себя из своих отношений с РФ различные льготы и преференции. Но если все-таки дипломатии РФ удается успешно обойти своих соседей в деле решения спорных вопросов, практически сразу же в СМИ этих государств разворачивается антироссийская кампания, которая очень часто бывает направлена не столько против виновников или героев ситуации, представляющих РФ, сколько против российского влияния в регионе, российского присутствия, а также против русского языка и русской культуры в целом. С другой стороны, политику РФ на международной арене российские хозяйствующие субъекты зачастую подчиняют своим интересам. Также необходимо отметить, что экономика РФ сегодня сильно зависит от экспорта энергоресурсов. Так, например, инфляция в РФ и других странах СНГ, экспортирующих энергоресурсы, напрямую зависит от роста цен на энергоносители. Ниже будет рассмотрена ситуация, сложившаяся в конце 2005 года между РФ и Украиной по газовому вопросу; представлены позиции заинтересованных сторон, экспертов, аналитиков, сторонних наблюдателей, которые были сформулированы и транслированы через СМИ и, в конечном итоге, составили информационную картину происходящего.

Нужно начать с того, что Украина после развала СССР относится к энергодефицитным государствам. В области электроэнергетики, обладая значительным потенциалом, Украина до сих пор не может его использовать с максимальной отдачей: постоянно происходят перебои в поставках ядерного топлива и в вывозе отработавшего ядерного топлива на украинские АЭС, тепловые электростанции регулярно недополучают уголь и мазут. Здесь необходимо привести несколько примеров, указывающих, насколько Украина зависит от энергоносителей. Так, по словам бывшего советника президента РФ по экономическим вопросам Андрея Илларионова, «сегодня на Украине использование энергии на единицу ВВП примерно в четыре раза выше, чем было даже в советское время. Хотя и в советское время оно было достаточно высоким».

Несмотря на то, что в республике эксплуатируется ряд газовых месторождений (сосредоточенных главным образом в Полтавской области), собственного газа Украине хватает только для обеспечения нужд населения. Металлургическая и химическая промышленность почти полностью зависят от газа экспортируемого из РФ и Средней Азии. К тому же, через Украину еще в советское время были проложены магистральные трубопроводы, по которым производится поставка газа в Европу (80 % от общего количества газа, поставляемого в Европу из РФ). Во времена правления Л. Кучмы, Украине удавалось сглаживать противоречия и конфликты с РФ и «Газпромом» в области поставок российского газа на Украину. Так, например, Украина, являясь крупнейшим импортером российского газа, постоянно ходила в должниках у «Газпрома», который регулярно реструктуризировал и пересматривал долги украинской стороны, что, с одной стороны, можно признать удачей для режима Кучмы, но, с другой, необходимо учесть, что Кучма никогда не препятствовал тому же «Газпрому» в реализации стратегических планов относительно продвижения газа в Европу и усиления влияния российской монополии в государствах ЕС. Поэтому можно утверждать, что Кучма был удобен «Газпрому» и президенту Украины прощалось многое, даже воровство газа, о котором Кучма заявил в своем интервью немецкому журналу «Шпигель» в августе 2000 г.: «Москва ежегодно перекачивает через нашу страну на Запад 130 миллиардов кубометров газа. Если здесь откачают 1 миллиард кубометров - это же ничтожная доля», - заявил тогда Кучма. Отвечая на вопрос о том, кто стоит за кражами газа, Леонид Кучма сказал, что «это делается по распоряжению правительства Украины». Кстати, как сообщило сетевое издание «NTVRU.Com», «по подсчетам «Газпрома», ежегодный отбор газа Украиной достигает 7-8 млрд. кубометров. При этом экспортные поставки российского газа в Европу составляют около 120 млрд. кубометров в год». Учитывая, что в высказывании Кучмы содержится намек на деятельность правительства Украины, агентство «РИА-Новости» так прокомментировало заявление украинского президента: «Одно из возможных объяснений - адресатом была не Россия, а западные страны, с которых Украина надеется получить компенсацию за закрытие части ядерных реакторов. Не исключено, впрочем, что заявление предназначалось для сугубо внутреннего употребления, как сигнал «собирать вещи» нынешнему премьер-министру страны Ющенко: не так давно Кучма обрушился с резкой критикой на вице-премьера Юлию Тимошенко, как раз по поводу «газового вопроса». Таким образом, с 1994 по 2004 год, когда на Украине у власти находился Леонид Кучма, Кремль ни разу не пытался решить проблемные вопросы в области российско-украинских отношений, как-то: функционирование и защита на Украине русского языка и культуры; предоставление всем гражданам Украины, являющимися гражданами СССР по рождению права выбора гражданства (РФ как правопреемница Советского Союза вполне могла бы обеспечить всех желающих российским гражданством); решение территориальных вопросов с отстаиванием и проведением государственных интересов РФ (определение статуса Крыма, юго-восточных областей Украины, решение вопроса о базировании ЧФ); развитие сети российских СМИ на Украине, в первую очередь телевидения и др. Однако ни режим Ельцина, ни режим Путина с этими задачами не справились, поскольку себе их даже не ставили. В то же время, в своей политике РФ не использовала никакие более-менее внятные формулировки, относительно того, кто есть Кучма и что есть Украина для России. Уместным будет привести и факт из биографии Юлии Тимошенко, которую после появления на политическом поле Украины СМИ окрестили «газовой принцессой». Возглавляемая ею с 1995 года корпорация «Единые энергетические системы Украины» (ЕЭСУ) во второй половине 1990-х годов превратилась в крупнейшего импортера российского газа с годовым оборотом 10 млрд. долларов. Компания стала владельцем 35 газет, нескольких радиостанций и информационных агентств, занялась спонсорством футбольных команд, модельного и шоу-бизнеса… В 1997 налоговые органы выдвинули ЕЭСУ претензии на 1 млрд. 250 млн. долларов, счета компании были заблокированы, против Тимошенко были также выдвинуты обвинения в коррупции, однако дело не получило развития.

В ходе президентских выборов на Украине 2004 г. позиция России в отношении Тимошенко, активно поддержавшей кандидатуру Ющенко, оставалась неясной: генеральная прокуратура то открывала, то закрывала уголовное дело на Юлию Владимировну. Затем, когда Тимошенко была утверждена Верховным Советом Украины на должности премьер-министра, представители высших эшелонов власти РФ принимали ее во время визитов в Москву, не пытаясь даже объяснить ситуацию в СМИ: кем для РФ является Тимошенко – другом или врагом? Несмотря на критическую реакцию со стороны ряда российских СМИ (против уступок Украине по газовому вопросу регулярно выступали такие средства массовой информации как «Коммерсант», «Росбизнесконсалтинг», телеканал ТВЦ и др.) и высокопоставленных деятелей РФ, российское правительство практически всегда прощало все прегрешения Украине по газу. Кучма контролировал и распоряжался украинскими газовыми компаниями, не «перебегая» дорогу российскому монополисту. Так, Виктор Пинчук, бывший днепропетровский банкир, став вторым, гражданским мужем дочери Кучмы – Елены Франчук, в качестве приданного за президентскую дочку получил в управление две газовые компании - «Интерпайп» и «Турботраст», а также ряд крупнейших трубопрокатных и ферросплавных заводов. Здесь следует еще раз обратить внимание на то, что именно металлургическая промышленность является на Украине крупнейшим потребителем природного газа, поэтому новый зять Кучмы и получил именно такой «набор». И не только представители днепропетровского клана смогли нажиться на российском газе. По словам Игоря Бакая, бывшего председателя правления НАК «Нефтегаз Украины», «все богатые люди на Украине заработали свои капиталы благодаря российскому газу, и что 35-40 народных депутатов пришли в парламент лишь благодаря этому». Более того, укреплением связей между «Газпромом» и Кучмой можно признать назначение в мае 2001 года послом РФ на Украине бывшего председателя правления «Газпрома» В.С. Черномырдина. Таким образом, «Газпрому» были крайне невыгодны не просто уход с поста президента Украины Кучмы, но и передача власти совсем не по-«газпромовски» настроенного Ющенко. Последний не только представлял националистическое крыло украинского политикума, стремившееся в той или иной мере к переделу рынков и сфер влияния в украинской экономике, но и активно поддерживался США, которые никак нельзя назвать сторонниками расширения экономического влияния «Газпрома» в Европе. Ведь как известно, любое усиление российских факторов на мировой арене без согласования с США, воспринимается Соединенными Штатами, как покушение на американскую монополию управления в планетарном масштабе. Поэтому после прихода Ющенко, борьба за Украину между США и РФ помимо политического и информационного пространства, активизировалась и в области экономики.

Как охарактеризовали обстановку журналисты киевского выпуска электронно-сетевого издания «Власти.Нет», «при Леониде Даниловиче политика была однозначная, то есть многовекторная – украинские руководители говорили в Москве то, что там хотели услышать, и получали за это немало как в политическом, так и в экономическом плане. С приходом новой команды в Киеве эту схему нарушили, заявив, что теперь и в Москве, и в Брюсселе, и Вашингтоне будем говорить то, что соответствует национальным интересам (или политическим амбициям отдельных личностей). И получили за это, в первую очередь, существенное охлаждение отношений, следствием которого стал газовый конфликт». Причем усугубление проблем на Украине произошло в тот момент, когда с подачи правительства Тимошенко в начале 2005 г. были внесены кардинальные изменения в бюджет, которые еще более увеличили дефицит последнего. Возникшие «дыры» предполагалось закрыть реприватизацией крупных промышленных предприятий («Криворожстали», Никопольского ферросплавного завода, Кременчугского нефтеперерабатывающего завода и др.). Однако реприватизация затягивалась, а правительству нужны были гарантии, к тому же Ю. Тимошенко «столкнулась с экономическими проблемами: ростом цен (особенно на топливо), падением экономических показателей (за первые месяцы 2005 произошел спад до 4% по сравнению с 8% в 2004), а также с оппозицией внутри команды президента. Путем административных ограничений попыталась решить проблему топливного кризиса на Украине весной 2005 года, что вызвало критику и в стане ее сторонников, в том числе и президента». Одним из направлений, могущих улучшить ситуацию, правительство выбирает пересмотр договоренностей с РФ по газу, пытаясь обезопасить ситуацию для себя путем пересмотра транзитных ставок через повышение последних с 1,093 доллара за 1000 кубометров на 100 км пути до 2-2,5 долларов с сохранением без изменений цены на газ. Но, учитывая тот факт, что РФ, сделавшее ставку в конце 2004 г. на Виктора Януковича, «проиграла» выборы президента Украины, Ющенко и правительство Тимошенко не могли рассчитывать на уступки со стороны Кремля и «Газпрома» по газу. (Ситуация для Украины была усугублена еще и тем, что в июне «Газпром» заявил об исчезновении 7 млрд. 800 млн. кубометров газа из украинских газохранилищ. Украинский «Нефтегаз» был готов уплатить по 50 долларов за 1000 кубометров, вместо 100 долларов (по европейским меркам). После чего министерство топлива и энергетики Украины заявило, что Украина планирует отказаться от совместного развития газового консорциума.

Когда украинская сторона стала настаивать на том, что РФ должна рассчитываться за транзит газа исключительно деньгами, а не собственно газом, как ранее, да и еще по новым ценам, российская сторона согласилась с этим, указав, что она поднимает цену до 160 долларов за 1000 кубометров, и предложила украинской стороне зафиксировать изменения в новом договоре. А это было крайне невыгодно Украине, поскольку по словам лидера Прогрессивной социалистической партии Украины Натальи Витренко, украинская «химическая промышленность имеет предельный уровень рентабельности при цене 95 долларов за 1000 кубометров газа, а металлургия – 105». Об этом она заявила, выступая на пресс-конференции, проходившей 5 января 2006 г. в здании украинского информационного агентства УНИАН. При этом Н. Витренко подчеркнула, что «в результате транспортировки газа по территории Украины его цена для предприятий превысит 100 долларов за 1000 кубометров, что может привести к падению украинского ВВП на 4 %». По словам Михаила Чернова, обозревателя отдела политики сетевого издания «RBC daily» «если у честь, что мировые цены на продукцию металлургии снизились на 30%, увеличение стоимости газа сделает производство и вовсе нерентабельным, что, по мнению экспертов, приведет к коллапсу украинской экономики». Параллельно с этим, Украина пытается обеспечить себе гарантии в вопросе поставок туркменского газа. Однако Киеву с Ашхабадом долгое время не удавалось договориться о приемлемой цене. Украине не удалось сохранить цену в 44 доллара за 1000 кубометров туркменского газа. К тому же, за время президентства Кучмы ОАО «Газпром» получил от Украины ряд преференций, которые усиливали позиции компании на Украине. Так, в соответствии с пакетом документов, подписанным в конце июля 2004 года, «Нефтегаз Украины» отказалась от услуг прежнего транспортировщика туркменского газа – «Eural Trans Gaz» (ETG). Через ассоциированную с украинской монополией компанию «JKX GAS BV» Киев контролировал порядка 30% акций ETG. С 2005 года ее полномочия исполняет «РосУкрЭнерго», где «Газпром» контролирует 50% акций, а украинцы - ни одной. По данным журнала «Нефтегазовая вертикаль», «тот же пакет документов предусмотрел еще две уступки со стороны Украины. Получив почти половину денежной части платы за транзит на период до 2009 года (по некоторым данным, порядка 45%), Киев отказался от права повышать тариф на транспортировку выше 1,09 долларов США за 1000 м3 на 100 км на этот срок, а также согласился сократить объемы «натуральной» оплаты транзита с 24 млрд. м3 до 21 млрд. м3. Кроме того, Украина решила не откладывать выплаты по долгам перед российской монополией за период 1997-2000. В августе 2004 года украинцы расплатилась по обязательствам, хотя формально вплоть до 2013 года они могли бы затягивать решение этого вопроса». Вполне можно допустить, что команда Кучмы и его преемника В. Януковича таким образом пыталась получить поддержку РФ и «Газпрома» на грядущих выборах президента Украины. А вот уже правительства Тимошенко и Юрия Еханурова, который сменил свою предшественницу на посту премьер-министра в сентябре 2005 г., так и не удалось наладить хорошие отношения с «Газпромом».

В целом ОАО «Газпром» пересмотрел почти все цены на поставку газа как государствам СНГ, так и странам Восточной Европы. Эти данные были распространены как российскими, так и украинскими СМИ. До середины декабря 2005 г. Украина не предпринимала никаких действий по вопросу поставок газа. Затем, когда руководство «Газпрома» заявило о том, что «резервы великодушия исчерпаны» и договаривающиеся стороны имеют «результат 9-месячных отношений», а именно цену 220-230 долларов за 1000 кубометров газа(19), украинские телеканалы стали спрашивать у многочисленных экспертов, почему молчит Запад, почему молчит Европа? Отвечая на этот вопрос украинскому телеканалу «Интер+» советник президента Украины Владимир Горбулин заявил следующее: «Если государство рассчитывает быть независимым, то оно в первую очередь должно предусмотреть и разработать стратегию экономической безопасности. Мы долго сидели на газовой игле». Далее он говорил о том, что нужно искать точки соприкосновения с РФ, а не пытаться пикировать ситуацию. Здесь необходимо отметить, что Владимир Путин, в своих выступлениях, разъясняя ситуацию, подчеркивал, что вопрос этот – сугубо экономический: «Цены устанавливает хозяйствующий субъект. А мы – не субъект».

Руководство Украины, однако, заявило, что никаких переговоров с «Газпромом» о повышении цен никто не вел. После чего правление «Газпрома» отложило свой новогодний отпуск и перешло в наступление(22). 23 декабря 2005 г., в день, когда ЕС признал украинскую экономику рыночной, российские телеканалы сообщили, что в «Газпроме» начались учения по перекрытию газа на Украину. Заместитель председателя правления ОАО «Газпром» Александр Медведев объяснил, почему Украину так разочаровала цена в 160, а тем более в 230 долларов за 1000 кубометров: «По действующему контракту Украины с Румынией с 1 января 2006 г. Украина будет продавать румынам газ по 265 долларов за 1000 кубометров». Комментируя заявление Главы секретариата президента Украины Рыбачука Олега, заявившего, что «если газа не будет хватать, возьмем из европейской трубы», Медведев сказал следующее: «Мы можем подавать ровно столько газа, сколько нужно Европе. И негоже высказывать необдуманные заявления». Через СМИ украинская и российская стороны обвиняли друг друга, грозились подать друг на друга иски в арбитражный суд и пытались убедить Европу, что виноват оппонент, и привлечь мнение мировой общественности на свою сторону. До этого скрытая политическая составляющая конфликта стала просматриваться все отчетливее. Особенно явно она проявилась, когда кабинет министров Украины с подачи президента Ющенко принял решение о проведении инвентаризации Черноморского флота РФ и пересмотреть соглашения об аренде. По телеканалу «Интер+» прозвучало такое предложение: поднять арендную плату за объекты ЧФ, увязывая это с ростом платы за землю. В ответ украинской стороне министр обороны РФ заявил, что РФ может подвергнуть пересмотру положения по Севастополю «большого» российско-украинского Договора о дружбе и сотрудничестве 1997 года.

Обозреватель сетевого издания «УРА-Информ» Александр Иванов изложил свое видение развития событий: «Украина обращается к «ядерному клубу» с просьбой защитить ее от беспрецедентного давления со стороны Кремля, «направленного на дестабилизацию украинской экономики». Украинская сторона негласно настаивает на том, что все происходящее – месть Путина Ющенко и «оранжевой власти» в целом за Майдан. Вот такой вот, глядя из Киева, получается Путин с комплексом Наполеона: ради личных амбиций готов оставить без энергоносителей страну с населением в 48 миллионов человек. Мстит, зараза, унижает, ставит на колени свободолюбивый народ, да и еще и издевается, называя его «братским». И все это ради того, чтобы НСНУ (Народный союз «Наша Украина» - Г.Д.), официальная партия власти провалилась в марте на выборах. Ради Януковича, можно сказать. Ну как, как, скажите, после этого не возненавидеть Партию регионов (которую возглавляет Виктор Янукович – Г.Д.), из-за которой приходится терпеть газовые лишения?..». Как бы то ни было, зная, что немалое количество депутатов в Верховном Совете будут требовать от премьер-министра к предъявлению договор с Туркменистаном о поставках газа, Юрий Ехануров его так и не предъявил. А украинские телеканалы этого и "не заметили". В результате Украину в начале 2006 г. захлестнул очередной политический кризис, после того, как Верховный Совет Украины отправил правительство Еханурова в отставку, обвинив его в подписании крайне невыгодного, с точки зрения большинства депутатов договора с РФ по газу. Однако, поскольку у этого парламента не было полномочий назначать новое правительство (эти полномочия по украинской конституции появятся только у парламента следующего созыва), как и у президента, который также не имеет возможности назначить правительство, весь кабинет министров Еханурова остался на своих местах до июня 2006 г. Ситуация усугубилась еще и тем, что Конституционный суд до тех пор не функционировал в связи с неукомлектованностью состава судейской коллегии.

Вскоре внимание украинской общественности от политического кризиса было отвлечено рядом событий, а именно, захватом маяков, принадлежащих Черноморскому флоту РФ представителями общества «Братство», которое возглавляет известный украинский националист Д. Корчинский. Как заявил по этому поводу директор Института стран СНГ Константин Затулин, конфликт с маяками нужен Украине как прикрытие провала правительства Еханурова по газовому вопросу, поскольку перед грядущими выборами в Верховный Совет Украины команде Ющенко не достает побед. Очевидно, что это не последний политический кризис на Украине. Однако перед РФ очередной раз встал ряд вопросов по линии российско-украинских отношений, ответов на которые общественность не может получить уже не один год. Почему РФ своим бездействием способствует регулярному проявлению на Украине антироссийских и русофобских настроений? Почему политика РФ направлена на неучастие в делах не только Украины (как и в целом государств СНГ), но и русских людей и соотечественников за рубежом? Почему основная часть российских СМИ переходит в более или менее жесткое информационное и идеологическое противостояние с украинскими властью и СМИ лишь после очередной провокации или провокационных заявлений со стороны последних? Где профилактические и превентивные действия, направленные, как минимум, на нейтрализацию подобных провокаций (если не на нейтрализацию влияния украинских СМИ и властей) в мировом информационном пространстве?

Ситуация изначально усугублена тем, что ни российская власть, ни российские СМИ в массе своей даже не рассматривают вопрос о слабости, переходящей в несостоятельность (через отсутствие самостоятельности) украинских экономики, политики и идеологии. Это проявилось и в момент подписания Договора о дружбе и сотрудничестве между РФ и Украиной 1997 г., крайне невыгодного РФ, по которому за Киевом юридически было закреплено право владения Крымом и Севастополем (не говоря уже о других положениях); и в постоянном игнорировании проблем русского населения Украины российскими властями, хотя русофобия (как явная, так и закамуфлированная) является базовой компонентой украинского национализма, возведенного на Украине в ранг государственной идеологии; и в момент прихода к власти проамерикански и антироссийски настроенного Виктора Ющенко, когда РФ упустила шанс получить на посту президента Украины пророссийски настроенного Виктора Януковича. Невнятность информационной политики РФ позволяет сделать вывод, что российские власти до сих пор не выработали свой проект по идеологическому насыщению российско-украинских отношений, несмотря на протекционизм деятельности «хозяйствующих» субъектов РФ на просторах СНГ.

Однако аналитики российских СМИ не теряют надежды: «Уже в ближайшее время на повестке дня может оказаться проблема независимости Крыма (Москва всегда договорится с Симферополем об условиях аренды базы в Севастополе). Не решен и вопрос с предоставлением автономии, проживающим в Закарпатье русинам, и проблема соблюдения прав русскоязычных граждан республики. Шутки и двусмысленная политика кончились. В той же ситуации вокруг Узбекистана Москва показала, что способна вести жесткую и последовательную политику и добиваться своего».

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie