Хлебные крошки

Статьи

Михаил Петров
Балтийские страсти
История
Прибалтика

Михаил Петров

Предательства не было

Еще раз о «Тартуском мире»

Мнение Харри Лесмента «А было ли предательство?» («Молодежь Эстонии», «Соотечественник», 26 января 2007) можно было бы оставить без комментариев, если бы редакция приложения к МЭ не сопроводила его указанием на «своевременность» публикации в контексте борьбы с «черным мифотворчеством». Посетовав на неразработанность темы «сотрудничества молодой Эстонской Республики с российским Белым движением», молодой русскоязычный журналист Йосеф Кац, советует взглянуть на Освободительную войну 1918-1920 годов «сквозь многогранную палитру исторических исследований», то есть сквозь труд Харри Лесмента.

Харри Лесмент утверждает, что разочарование в эстонских правительственных кругах общей неорганизованностью и несогласованностью действий Северо-западной русской армии привело к тому, что эстонцы убедились в бесперспективности Белого движения и потому пошли на мирные переговоры с большевиками. Именно в этой связи он задается вопросом: а было ли с эстонской стороны предательство Белого движения? Ответ Лесмента: «спасая завоеванное, надо идти на переговоры с большевиками». Однако для нас интересно не то, что упомянул Лесмент, а то, о чем он умолчал.

Для Лесмента события 1918-1920 годов, без всякого сомнения, являются Освободительной войной – это основополагающий эстонский миф, в котором никому, даже Йосефу Кацу сомневаться не позволено. Ссылаясь на Лесмента, Кац критикует «адептов черного мифотворчества». По мнению Каца, «адепты» связывают независимость Эстонии либо с нелепой случайностью, либо с предательством Белого движения. Для Каца сомнительность «подобных логических построений» очевидна, но это, увы, мнение дилетанта.

«Адепт» учения об Освободительной войне Х.Лесмент, прежде всего, умалчивает о ситуации двоевластия в Эстонии. Уже 3 марта 1918 года большевистская Россия в Брест-Литовске отказалась от прав на Эстляндию, а 19 ноября 1918 года в Риге между германской оккупационной администрацией и правительством К.Пятса был подписан «Договор о передаче». Власть в стране полностью перешла в руки эстонцев, и немецкие войска покинули Эстонию.

22 ноября 1918 года на границах Эстонии начались первые бои между частями эстонской армии и эстонскими большевиками, наступавшими из России. 27 ноября Константин Пятс заявил, что никакого соглашения с эстонскими большевиками не будет. Пятс отлично понимал, что после его знаменитого удара кулаком по столу в Эстонии начнется отнюдь не освободительная война. 29 ноября 1918 года с порога Нарвской ратуши было провозглашено независимое эстонское государство, правительство которого возглавил Яан Анвельт. Таким образом в Эстонии оформилась классическая ситуация двоевластия, каковая в мировой истории разрешалась и разрешается только в гражданской войне.

Лемент опускает и тот факт, что 6 декабря 1918 года командование русской армии признало право Эстляндии на государственную самостоятельность и главнокомандование генерала Й.Лайдонера в обмен на военную помощь, каковая должна была быть оплачена будущим правительством России. Видимо, «не известен» Лесменту и тот факт, что на следующий день, т.е. 7 декабря 1918 года государственную независимость Эстляндии признало правительство Ленина, вменившее всем гражданским и военным властям республики оказывать эстонским большевикам помощь в освобождении (!) Эстляндии от ига буржуазии.

Попытаемся осмыслить вот что: Эстонская Республика с 27 ноября 1918 года, фактически находившаяся в состоянии гражданской войны с Эстляндской Советской Республикой, одновременно принимает активное участие в гражданской войне на территории России вместе с Северо-западной русской армией. Конечно, линия двух фронтов совпадает, но по существу и целям это две разных войны! Но и этого мало: 24 мая 1919 года эстонские войска незаконно вторгаются на территорию суверенной Латвии, где вступают в бои с латышским ландесвером – местным ополчением, сформированным из остзейских немцев. Фактически речь идет о войне на три фронта!

В мае 1919 года эстонские большевики взяли курс на достижение мира между Эстонской Республикой и большевистской Россией. 5 июня 1919 года на станции Дно было объявлено о самороспуске учреждений Эстляндской Советской Республики (Трудовой коммуны), однако акта, отменяющего ленинский декрет от 7 декабря 1918 года издано не было. Формально гражданская война в Эстонии закончилась, но фактически боевые действия эстонских большевиков в составе Красной армии продолжались до конца года. Как бы там ни было, но у эстонского правительства были развязаны руки для вторжения в Латвию.

23 июня 1919 года Освободительную войну от России венчает День победы над остзейскими ополченцами под латвийским городом Цесисом. Напомню, что 19 ноября в Риге германское командование передало всю власть в Эстонии правительству Пятса и немецкие войска покинули Эстонию. Вмешательство в гражданскую войну на территории Латвии, погром ополченцев можно объяснить лишь стремлением генерала Пыддера поживиться за счет грабежа обозов германской «Железной дивизии», переданных ополчению.

В целом «разочарование» эстонского правительства в Северо-западной русской армии понятно: армия нищая, надежды на возмещение убытков никакой. В августе 1919 года командование армии проверяют на вшивость. Сформированное 10 августа правительство Северо-запада России признает государственную самостоятельность Эстонии в обмен на эстонскую военную помощь. На следующий день под давлением англичан правительство подписывает новое заявление, в котором уже нет ни слова о помощи. Через несколько дней министерство внутренних дел депортирует из Ревеля около 4 тысяч русских, в основном беженцев – женщин и детей, поселившихся в Эстонии после… 1 мая 1915 года! От правительства Северо-запада и командования армии эстонскому правительству заявлены вялые протесты, причем по отдельным персонам.

Эстонское правительство понимает, что мирным переговорам с большевиками никто мешать не будет, а Северо-западная русская армия становится отличной разменной монетой. Вопрос мира с российскими большевиками, т.е. прекращение участия Эстонии в гражданской войне на территории России практически решен, правительству остается только подороже продать шкуры северозападников. Северо-западная русская армия уже не в состоянии воевать с российскими большевиками, потому что военная помощь союзников (Англии и Франции) безнадежно застревает в Эстонии по причине откровенного саботажа, но все еще представляет реальную угрозу для большевиков в Петрограде.

Я на Юрия Шумакова ссылаться не буду, и память Талабского полка не трону, сошлюсь на государственного контролера Северо-западного правительства Василия Горна. Он оставил нам воспоминания о призывах эстонской администрации к еврейским погромам в Пскове, о русских беженцах на льду Наровы, о пулеметах на эстонской стороне, о грабежах военного имущества, регулярно устраиваемых эстонцами, о кровавых драках между эстонцами и северозападниками. Еще я сошлюсь на мирные договоры большевистской России с Финляндией и Латвией – эти вновь образованные суверенные государства не получили из золотого запаса России ни гроша. Эстония же в обмен на «разоружение» Северо-западной армии и транзитный коридор для перевозки российских золотовалютных ценностей на Запад потребовала 88 миллионов рублей золотом! Даже реально полученные по Тартускому мирному договору 15 миллионов рублей золотом трудно объяснить военными успехами Эстонии в 1919 году. Во всяком случае, ни Йосефу Кацу, ни Харри Лесменту это не по силам.

Сказки про то, что северозападникам позволили беспрепятственно уйти в Польшу или вернуться в Россию выросли из тифозных бараков на территории Эстонии. В музее Й.Лайдонера хранятся фотографии деревенских улиц, вдоль которых штабелями высотой в человеческий рост сложены трупы русских солдат. Конец этим сказкам положила июньская депортация 1941 года, во время которой население шахтерского городка Кивиыли, состоявшее из бывших северозападников и членов их семей, советская власть в полном соответствии с тартускими договоренностями зачистила под ноль.

Странно, что Йосеф Кац не находит связи между событиями 1918-1920 годов («освободительная война»), Тартуским миром («договор с дьяволом») и событиями 1940-1941 годов («оккупация»). Между тем события 1940 года в некотором роде представляют собой попытку еще раз выиграть гражданскую войну в Эстонии, предпринятую самими эстонцами. Несмотря на то, что в правительстве Йоханнеса Вареса (Барбаруса) не было ни одного коммуниста, изменение государственного строя в Эстонии (очевидно в память правительства Яана Анвельта) именовалось «восстановлением советской власти».

Отвечая на вопрос, поставленный Харри Лесментом, я бы тоже сказал, что предательства не было. Предать можно друга, единомышленника, товарища по несчастью, супруга, наконец, но никак не «русского». «Русского» можно продать по выгодной цене, что с блеском было продемонстрировано 2 февраля 1920 года в Тарту.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie