Хлебные крошки

Статьи

Виталий Журавлев
Непризнанные республики
Политика
Закавказье

Виталий Журавлев

Притяженье Кавказа

Зачем Ющенко Абхазия и Южная Осетия?

Итак, Украина устами своего президента Виктора Ющенко 1 марта с.г. заявила о своей готовности участвовать в миротворческой операции по урегулированию «замороженных» конфликтов на территории Грузии в рамках соответствующего международного мандата. Что это означает, если отвлечься от декларативной формы украинско-грузинской конференции на высшем уровне, с позиции Realpolitik?

Сам В. Ющенко участие украинских миротворцев обусловил следующими тезисами:

- наличием двустороннего переговорного процесса сторон конфликта;
- наличием соответствующего международного мандата.
- урегулированием под эгидой некоей международной организации (ООН, ОБСЕ );
- возвращением беженцев, как непременное условия мирного урегулирования.

Прекрасные тезисы. Логичные с точки зрения формы и абсолютно невозможные для реализации с точки зрения практического состояния отношений Тбилиси с Сухуми и Цхинвали.

Надо отметить, что югоосетинская и абхазская стороны, по их заявлениям, намерены строить свои отношения с Грузией в соответствии с Сочинскими 1992 и Московскими 1994 года соглашениями. Следовательно, изменения формата переговоров, а соответственно и изменения формата миротворческой операции быть не должно, поскольку против такого сценария выступают Абхазия и Южная Осетия.

Возможность получения мандата на проведение миротворческой операции со стороны ООН или ОБСЕ не велика по той же причине. Тем не менее, государства ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова) пытаются лоббировать получение международного мандата для своих специально созданных миротворческих сил.

Также маловероятно, как это, наверное, ни прискорбно с общегуманитарной точки зрения, согласие абхазской стороны на возвращение грузинских беженцев на территорию Абхазии. Это резко изменит этнический состав населения Абхазии и снова приведёт к эскалации этнополитического конфликта на территории самопровозглашённой республики.

Тогда на что рассчитано заявление украинского президента? Только для «красного словца»?

Конечно, нет. Виктор Ющенко и Михаил Саакашвили игроки одной команды, которая взошла на ниве «цветной революции» и которая политически институализировалась в рамках ГУАМ. Просто так они ничего не делают и не говорят.

Кстати, одной из основных задач ГУАМ, как было заявлено на заседании её последней межпарламентской ассамблее в Кишинёве, является борьба с «агрессивным сепаратизмом».

Впрочем, «агрессивный сепаратизм» для Грузии является не столько вопросом восстановления территориальной целостности страны (правомерность тезиса территориальной целостности грузинского государства является в настоящее время темой научного и политического дискурса), сколько вопросом вступления Грузии в НАТО.

В членстве страны в НАТО, прежде всего, заинтересована формирующаяся каста грузинских военных. Финансирование армии, её перевооружение, оснащение, возможность сделать карьеру, получить приличное образование, обеспечить высокий социальный статус военного в обществе и другие интересные перспективы в условиях принадлежности к элитному военному блоку в условиях бедной провинциальной страны для военнослужащих весьма и весьма заманчивы. Грузинскому политическому классу членство страны в НАТО тоже даёт надежду на финансовое благополучие и социокультурные блага иллюзорного приобщения к западным ценностям.

Проблема, которая сейчас стоит перед грузинскими политиками и военными, состоит в том, чтобы осуществить инкорпорацию страны в НАТО, несмотря на наличие «замороженых» конфликтов в Абхазии и Южной Осетии.

НАТО – весьма прагматичная военно-политическая организация, хотя её формальная цель – защита западных демократий, а теперь, в процессе экспансии на восток, также и неодемократий. Но какое отношение к этому имеет Южный Кавказ? Это не Европа, если под Европой иметь в виду романо-германскую цивилизацию. Данную территорию, при всём богатстве её истории, весьма трудно заподозрить в принадлежности к устойчивой демократической традиции в западном стиле.

Несмотря на это, стремление включить в состав НАТО Грузию у западных политиков приобрело выраженную маниакальную идею. Официальные представители Североатлантического Альянса обещали рассмотреть кандидатуру Тбилиси в 2009 году. По мнению военных экспертов, организация штабов Вооруженных Сил Грузии уже практически соответствует стандартам, принятых в Североатлантическом Альянсе.

Может, правда, европейцы внезапно почувствовали духовно-политическое родство с народами Грузии и решили любой ценой принять их в сообщество т.н. «западных демократий»? Однако о перспективах присоединения Грузии к ЕС на Западе, почему то, никто даже не говорит. В чём же тогда настоящая ценность Грузии для НАТО? Прежде всего, в геополитическом и геоэкономическом положении Грузии.

В геополитическом отношении Грузия в условиях противостояния США и европейских стран с Ираном и Россией представляет собой удобный плацдарм в системе коллективной безопасности НАТО, позволяющий контролировать Кавказ, Южную Европу, Центральную Азию, Иран, Ирак, Афганистан. Для этой цели вполне подходит превращение грузинской территории в «натовский авианосец», развёртывание здесь систем ПВО, а также размещение баз передового базирования американской армии по аналогии с Болгарией и Румынией. Для их охраны и поддержки пригодятся переведённые на натовские стандарты и модернизированные грузинские вооружённые силы.

В геоэкономическом отношении Грузия интересна для США и стран Европы, прежде всего как транзитная (вместе с Азербайджаном) территория, позволяющая обеспечить транспортировку каспийской нефти и газа в обход России и Ирана.

Цена вопроса более чем значительна – обеспечение энергетическими ресурсами Европы, по крайней мере, до середины XXI века. В настоящее время, по оценке экспертов, страны ЕС импортируют из России 25% энергоресурсов (к 2030 году эта доля может возрасти до 40%), а с Ближнего Востока - 45%. В тоже время на Каспии, прежде всего в Туркмении и Иране, сосредоточено около 10% мировых запасов нефти и газа. Если США и их европейским союзникам удастся получить контроль над этими запасами углеводородов и транзитными путями, то зависимость западной экономики от энергоресурсов России и Ближнего Востока существенно сократится. Именно этому должны служить нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум.

Таким образом, политическая активность западных государств на Южном Кавказе и в Центральной Азии носит прагматический и предсказуемый характер. Инициативы государств ГУАМ и последнее заявление украинского президента В. Ющенко по проведению миротворческих операций вполне вписываются в общую стратегическую линию, направленную на геополитическое и геоэкономическое вытеснение России с Южного Кавказа и Центральной Азии.

Стоит отметить, что Украина своими действиями в рамках ГУАМ и натовской ориентацией, вносит здесь свою лепту. Кстати, уместно вспомнить позицию Украины в отношении Приднестровья. 3 марта 2006 г. Украина установила совместно с Молдовой новый таможенный режим, который фактически уничтожал экономический суверенитет ПМР и привёл к экономической блокаде этой самопровозглашённой республики с тяжёлыми экономическими последствиями.

Можно не сомневаться, что гуамовские голубые каски станут фактически передовыми подразделениями НАТО в Южной Осетии, Абхазии, Приднестровье, Нагорном Карабахе. Наличие этих подразделений с международным мандатом существенно облегчит процесс вступления в НАТО стран-кандидатов, прежде всего - Грузии, а в перспективе Украины, Молдовы, Азербайджана. При этом весьма вероятно дальнейшее развитие событий по югославскому сценарию, включая прямую интервенцию НАТО на Южный Кавказ и в другие регионы.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie