Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Беседовал Сергей Пантелеев

"Проблемы наших соотечественников в Прибалтике будут решены"

Интервью с заместителем председателя Комитета Совета Федерации РФ по международным делам Геннадием Хрипелем

Геннадий Тимофеевич Хрипель, заместитель председателя Комитета Совета Федерации Федерального Собрания России по международным делам, курирует работу Комитета со странами северо-западного направления, в том числе – с государствами Прибалтики. Обладая большим опытом работы со структурами объединенной Европы, Геннадий Тимофеевич любезно согласился осветить в беседе с корреспондентом "Союзной Газеты" вопросы взаимоотношений российского парламента с Европейским Союзом. Одной из главных тем разговора стала проблема положения российских соотечественников в трех прибалтийских странах, недавно принятых в члены ЕС.

– Геннадий Тимофеевич, Латвия, Литва и Эстония в нынешнем году стали полноценными членами Европейского Союза. Между тем, широко известно, что, по крайней мере, в Латвии на сегодняшний день существует серьезная проблема, связанная с нарушением прав русского и русскоязычного населения этой республики. Как бы вы могли прокомментировать данную ситуацию?

– Я выскажу свое частное мнение, с которым, может быть, кто-то не согласится. На мой взгляд, Европа немного поспешила. Она сейчас приняла в члены Евросоюза новые государства, которые оказались не совсем готовы в экономическом отношении, в социальном плане, в том числе – и в вопросе обеспечения прав человека. И я думаю, европейцы это прекрасно понимают. Сегодня нельзя сказать, что Европа плохо относится к России. Я в своей работе не сталкивался с тем, чтобы французы, немцы, итальянцы или другие европейцы без внимания, без уважения относились к нашей позиции, к нашим предложениям и замечаниям. И прием в ЕС трех прибалтийских стран, я уверен, был сделан не специально в пику России. Просто они почувствовали, что наступил момент, когда можно найти консенсус для создания Большой Европы и дальше медлить нельзя. Иначе время было бы упущено. Они прекрасно понимают, что права русскоязычного населения нарушаются, но они будут решать эту проблему. И существующая сейчас Конвенция по правам человека будет полностью соблюдаться в прибалтийских государствах. И в этом убеждает тот факт, что во время последней встречи Президента России Владимира Путина с представителями Еврокомиссии европейская сторона подтвердила, что будет заниматься решением этого вопроса.

– Члены Совета Федерации каким-то образом способствовали решению этой проблемы?

– Наш Комитет в течение года занимался развитием сотрудничества с комитетами по международным делам парламентов трех прибалтийских государств. Мы встречались с представителями Латвии, Литвы и Эстонии. И вся эта работа в совокупности Совета Федерации, Госдумы, Правительства и Президента уже дала положительные результаты. Если раньше с правами русских и русскоязычных была тяжелая ситуация не только в Латвии, но и в Литве и в Эстонии, то в Эстонии и в особенности в Литве эта тема несколько потеряла свою остроту. Остается Латвия. Здесь этот вопрос и сейчас стоит очень остро. Но в целом отношения выстаиваются таким образом, что скоро и там будет наведен порядок. И сам председатель Еврокомиссии при встрече с нашим президентом подтвердил, что эта проблема будет решена.

– Какие конкретные механизмы решения проблемы российских соотечественников в той же Латвии есть у Европейского Союза, и почему они пока не используются?

На данный момент сложилась такая ситуация, что новый Европарламент только-только начал формироваться – только что прошли выборы, будет какой-то организационный период и только после этого начнется полноценная работа. То же самое происходит и с исполнительной структурой – Еврокомиссией. Но механизмы давления у них есть очень серьезные. Они ведь заложили огромную программу помощи новым членам ЕС. Она охватывает и экономическую сферу, и социальную. И ее реализация может быть увязана с соблюдением прав национальных меньшинств.

– Буквально накануне Премьер-министр России Фрадков еще раз подтвердил наличие проблемы российских соотечественников в Латвии и заявил, что Россия ее будет решать. Вы полагаете сегодня в целом у нашего государства есть политическая воля для решения этой проблемы?

– Сегодня все эту проблему осознали, четко поставлены ориентиры: чего мы желаем добиться, как мы хотим это сделать, какой должен быть результат.

– Есть ли конкретные примеры того, как Евросоюз реагирует на ущемление прав наших соотечественников в Латвии?

– Эти вопросы поднимались, но раньше обычно до высокого уровня рассмотрения они не доходили. Они рассматривались на комиссиях парламентской ассамблеи Совета Европы, в Европарламенте, на уровне исполнительных структур Евросоюза. Был такой период, когда очень много работало по этой проблеме экспертов, эмиссаров. Причем оценки их часто расходились. Одни приезжали и говорили, что там все нормально, никаких нарушений прав человека нет, другие – признавали, что права русскоязычных грубо нарушаются. Ситуация изменилась после заявления Романо Проди. А там чиновники очень опытные – если Проди подтвердил, что там есть нарушения, значит, считайте, что в течение года работа проводилась не зря. Если высшие чиновники это признают, то это уже наша огромная победа. Ведь раньше вообще все отрицалось. Вопрос только поднимешь – в ответ: "Нет, там не существует никаких проблем!".

– Были ли какие-то обращения к Совету Федерации со стороны русских Прибалтики, существуют ли постоянные контакты российских парламентариев с их лидерами?

– Контакты есть. И по линии граничащих с Прибалтикой российских регионов, и непосредственно со стороны Комитета по международным делам. Когда мы встречаемся с русскими лидерами, то всегда поднимается этот вопрос, идет обмен информацией. Этот вопрос присутствует при любой встрече, при любом совещании.

– Каким образом сегодня обстоят дела с развитием межпарламентских связей России с Европейским Союзом?

– В настоящее время в связи с тем, что у нас очень активно развиваются партнерские отношения с Евросоюзом, в связи с тем, что мы будем входить в ВТО, очень возрастет значение наших партнерских отношений с Европарламентом. И мы имеем шанс поставить на совершенно новую платформу наши отношения с ним. Сегодня у нас есть специальный парламентский комитет, который так и называется "Евросоюз-Россия", но это не системная работа, а периодические встречи, системной, плановой работы нет. Сейчас мы работаем над тем, чтобы у нас было постоянное представительство, такое, какое есть при Евросоюзе. Работа должна планироваться, потому что Европарламент должен принимать решения уже обязательные для всех государств, которые входят в Евросоюз. И раз мы интегрируемся, нам не безразлично, какие они будут принимать законы. И мы должны иметь возможность влиять на этот процесс. Чтобы они учитывали наши предложения и замечания, чтобы мы имели возможность влиять на законотворческий процесс в Европарламенте, с ним нужна постоянная системная работа. Могу привести в пример деятельность Лихачева Василия Николаевича, который многие годы представлял Россию в Евросоюзе. Так вот он те предложения, которые очень остро обсуждались в последнее время по проблеме Калининграда, предлагал еще в 1999 г. Но европейские чиновники тогда на его предложения просто не обратили внимания. Но в итоге к ним пришлось снова вернуться.

Сегодня вообще очень возрастает роль парламентских структур. Это общемировая тенденция, которая проявляется, в том числе в создании Парламентской Ассамблеи НАТО, Парламентской Ассамблеи ОБСЕ, Парламентской Ассоциации Причерноморского экономического сотрудничества и т.д. И сегодня есть такая идея, чтобы МПС – Межпарламентский Союз, в который официально входит более 140 государств, сделать парламентской составляющей ООН, то есть дополнить исполнительную структуру представительской.

Необходимо также сказать о работе, строящейся по региональному принципу, на уровне соседних стран. Есть, например, ассамблея приграничных территорий стран Балтийского моря, в которой объединились профсоюзы, юристы, общественные организации. И есть организация, которая охватывает весь прибалтийский регион – Парламентская конференция стран Балтийского моря. Она до последнего времени работала больше как дискуссионный клуб, но сейчас роль этой Конференции очень возрастет.

– Но не грозит ли это разрастание структур тем, что конкретные проблемы малых сообществ, в том числе – национальных меньшинств, например – тех же русских в Прибалтике, просто потонут в бюрократической волоките. Ведь известно, что чем больше бюрократическая надстройка, тем сложнее проводить решения, касающиеся интересов простых людей?

– Этот вопрос касается в целом проблемы глобализации, в которой многие усматривают опасность нивелирования национальных начал. Но объединяющаяся Европа, которая насчитывает сегодня уже 25 стран, не побоялась же этого. Ведь в ее парламент входит 700 с лишним человек – это вообще огромная структура. Но раз объявленные ранее ЕС ценности сегодня подтверждаются, значит – они будут реализовываться. Но я бы с вами согласился в том плане, что некоторые вопросы, в том числе – проблема российских соотечественников за рубежом, могут "потонуть" в общей массе проблем, но только в том случае, если мы сами, российская сторона, не будем о них напоминать и не станем добиваться их решения. Везде, на каждом уровне, на уровне неправительственных общественных организаций, на уровне правительственных структур, в межгосударственных организациях, нужно держать этот вопрос под контролем и отстаивать права наших соотечественников.

– Но, опять же, каким образом сегодня мы это можем делать?

– Но вот, например Парламентская конференция стран балтийского моря – в ней есть очень много представителей, наблюдателей от неправительственных организаций, правозащитников. Вот будет встреча делегации Федерального Собрания с Европарламентом – первый вопрос будет касаться этой проблемы. Необходимо четко заявить: "Коллеги, давайте сначала решим этот вопрос, определив, сколько времени нам потребуется на это, а затем будем двигаться дальше".

– Как сегодня обстоят дела с политическим представительством партий, отстаивающих интересы русскоязычного меньшинства в странах Прибалтики? Есть ли их депутаты в национальных парламентах?

– Что касается национальных парламентов этих стран, то, насколько я знаю, русские партии на последних выборах выступили не совсем удачно. Но в то же время, как нам объясняют, (недавно у нас была встреча с эстонской делегацией, в которой как раз есть представители русской партии) что у них в последнее время немного изменились приоритеты. Если раньше они боролись с откровенным национализмом, когда их называли не иначе, как "оккупанты", то сейчас ситуация немного изменилась, появились другие ориентиры, в основной своей массе – социальные. Это и пенсии, получение которых для многих русских остается проблемой, хотя у нас подписаны все соглашения по взаимному пенсионному обеспечению, образование, выборы – ведь все еще значительная часть русскоязычных в той же Латвии не имеет гражданских прав. Вот именно по этим направлениям и ведется работа. Необходимо также сказать, что после вхождения стран Балтии в Евросоюз русские партии получили возможность выбираться в Европарламент и отстаивать свои права уже непосредственно там. Как известно, на последних выборах латвийское оппозиционное объединение "За права человека в единой Латвии", отстаивающее права русскоязычных, сумело провести в Европарламент своего представителя.

– Часто можно услышать о том, что Россия не использует такой эффективный механизм защиты своих соотечественников в странах Прибалтики как экономическое давление. Почему это не делается и стоит ли это делать?

– Я думаю, что сегодня не та ситуация, не настолько обострены отношения, чтобы применять экономические санкции. Это очень серьезная мера и нужно четко осознавать возможные негативные последствия от ее применения.

– Но есть еще одна проблема, на которую многие обращают внимание. А именно – тот факт, что в Латвии очень силен русский бизнес, но русские бизнесмены в основной своей массе отгораживаются от проблем своих соотечественников. Почему, по вашему мнению, это происходит?

– Это то же самое, если спросить, почему Абрамович купил "Челси", а не помог детскому дому. Бизнес есть бизнес. И когда многие спрашивают, почему такие процессы происходят, то нужно понимать, что мы, наверное, мало пожили в условиях рыночных отношений, чтобы каждый бизнесмен был патриотом. То же самое – и с русским бизнесом в Латвии. Ведь в бизнесе есть два главных момента: организация производства и получение прибыли. До остального большинству бизнесменов пока, к сожалению, дела нет. И пройдет, видимо, немало времени, когда наши бизнесмены станут патриотами. Но, должен сказать, что и здесь есть некоторые изменения в лучшую сторону. У нас в Совете Федерации есть Временная комиссия по гуманитарному и техническому сотрудничеству. В ее работе принимают участие частные и общественные фонды, представлен и российский и американский и международный бизнес. Миллионы долларов они вкладывают на поддержку гражданского общества, ученых, студентов, школьников, которые подают очень серьезные надежды в научном плане. И что интересно – один из представителей бизнеса как-то сказал, что прожил большую жизнь, заработал много денег, а Родине дал очень мало, и поэтому решил составить завещание, согласно которому все деньги перечисляются в фонд для благотворительных целей.

– Получается, что нам остается только ждать, когда наши бизнесмены постареют?

– Ждать не нужно, нужно принимать меры для того, чтобы наш бизнес становился социально ответственным, я бы сказал, не только социально, но и нравственно. Чтобы новое поколение бизнесменов было патриотами своей страны и своего народа.

– Долгое время говорили о том, что Россия предала русских, оказавшихся после распада СССР не по своей воле за границами своей Родины. Причем часто и не без оснований такие обвинения в адрес России шли со стороны наших соотечественников за рубежом. Что касается Прибалтики, то можно было услышать, что русские там все чаще перестают ощущать себя русскими, даже сознательно изменяя свои фамилии. Но вот вдруг такой взрыв возмущения со стороны русской молодежи, со стороны русских школьников, вызвала в Латвии школьная реформа, ущемляющая их право обучаться на родном языке. Не означает ли это, что мы часто преувеличивали степень отчуждения наших соотечественников от России и от русской культуры?

– Когда распадался Советский Союз, необходимо было, конечно, использовать цивилизованные механизмы развода, учитывая все негативные последствия, в том числе – интересы наших соотечественников, оказавшихся за пределами России. А у нас сработала "русская авось". Вот мы и попали в такую ситуацию. В 1991-1994 гг. главная проблема была – как людей накормить, как выжить. Естественно, о правах русскоязычных никто не думал. А наши соотечественники тоже видели, что Россия находится в нищете, в голоде, в ней непонятно что происходит – гордиться своей страной у них тоже не было оснований. А сегодня уже ситуация несколько иная. Да, у нас есть еще проблемы, есть много бедных, но страна богатеет, политическая обстановка стабилизировалась. Россия красивая страна, для многих родная. Она и останется такой, если мы будем работать на ее возрождение. И тогда наши соотечественники, в том числе молодежь, будут гордиться Россией, будут считать себя русскими.

Что касается языка нацменьшинств, не только русского, то в последние годы Парламентская Ассамблея Совета Европы очень внимательно относится к этой проблеме. Как известно, принята Конвенция, которую на данный момент Латвия, действительно нарушает. Но Европа пошла еще дальше – она сейчас рассматривает вопрос о соблюдении прав нацменьшинств в местных сообществах. Представьте себе, что в какой-нибудь нашей области, где есть национальные меньшинства, в отдельном районе на муниципальном уровне будет принят в качестве официального язык этого нацменьшинства. Нам сейчас это вообще сложно представить. Но Европа двигается в этом направлении, и поэтому есть уверенность в том, что русский язык в Латвии, и не только в ней, будет защищен.

– Россия сегодня интегрируется в европейские структуры. Известно, что многие относятся к этому с опасением. Ведь, как известно, "что для немца хорошо, русскому – смерть". Насколько, по вашему мнению, обоснованны подобные сомнения в правильности курса на европейскую интеграцию? Готовы ли мы отставать свои интересы перед Западом в ходе этого процесса?

– Эта тема была, есть и будет. Простой пример – требования Всемирной торговой организации по нашим ценам на энергоносители. Да, мы понимали, что дотируем промышленность. Но ведь и они должны понимать, что у нас не такая маленькая страна и мы не так быстро можем перевести свою экономику на нормы Евросоюза. Но ведь нашли компромисс. При желании его всегда можно найти. Нужно готовится к тому, что и в будущем наши интересы могут не совпадать. Но они должны учитывать наши интересы, если действительно заинтересованы в том, чтобы Россия интегрировалась в европейском направлении. Именно поэтому я говорю о том, что между нами должна быть постоянная связь не только на уровне исполнительных структур, но и на уровне представительной власти, потому что это значительно может облегчить процесс согласования спорных вопросов.

В целом хочу подчеркнуть, что с нами действительно будут считаться тогда, когда мы сами сможем отстаивать свои интересы, когда мы будем сильными и в экономическом, и в военном отношении. И именно при этих условиях наши соотечественники за рубежом будут ощущать нашу поддержку и будут ориентироваться на Россию.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie