Хлебные крошки

Статьи

История
История

Анатолий Сергеев

Прогулка с государем

Было время, когда российские цари гуляли без охраны

Автор этой исторической миниатюры принадлежит к старому поколению. Старому, значит, сформированному в личностном плане в те времена, когда русских государей (тех, которые правили Отечеством до Ленина, Сталина, затем "верных ленинцев", включая очень раннего Горбачева) именовали не просто Николаями, например, а Николаями Палкиными, Николаями Кровавыми. Другие, не удостоившиеся столь звучных прозвищ, писались черными или, в лучшем случае, серыми красками. Светлых же красок удостоились немногие: Александр Невский, Дмитрий Донской, в какой-то мере Петр Великий. Особо стоял в этих рядах Александр Второй. Его иногда, к месту, называли Освободитель, только непременно в кавычках: "Освободитель". И вообще трудно было уяснить, что это за люди стоят за идеологическими образами. Сейчас, слава Богу, такая возможность появилась. Для иллюстрации этого утверждения расскажу один бытовой эпизод из жизни Николая Первого – того, что Палкин… Послушайте.

В одну из прогулок Николая Павловича перед ним падает на колени какой-то человек и просит у него правосудия. Здесь следует пояснить, что до 1866 года, когда некто Каракозов пытался совершить покушение на сына Николая Александра (Освободителя), русские цари могли ходить где угодно и когда угодно, ездить верхом или в карете, не опасаясь насилия со стороны подданных, тем более, покушений на жизнь Священной Особы. Часто такие поездки и пешие прогулки совершались вообще без охраны, что ввел в обиход победитель Наполеона Александр Первый, который обходился в таких случаях только своим личным кучером по имени Илья. Брат же Александра, Николай, о котором речь, страдая бессонницей, часто гулял вдоль Невы совершенно один в ночные часы и днем, и ночью.

Так вот, в одну из таких прогулок и бросается ему наперерез проситель, знающий эту особенность государя. Сбивчиво жалуется на некоего богатого помещика, который занял у него 8000 рублей, составляющих все его состояние, и теперь не отдает долга. "Есть ли у тебя нужные документы?" – спросил Николай. Проситель подал ему вексель. Император, возвратясь во дворец, удостоверился в законности документа и приказал отнести его маклеру с требованием сделать на нем надпись о передачи его Николаю Павловичу Романову. Позвали просителя для этого дела. Тот – бегом к маклеру. Но последний принял его за сумасшедшего и доставил с помощью полицейских к генерал-губернатору. Высший чин уже был поставлен в известность о сути дела. Он выдал заимодавцу всю сумму с процентами и отправил счастливца домой.

Государь, получив вексель, протестовал его и на третий день получил всю сумму на свое имя и передал деньги губернатору. После этого призвал к себе начальство и сделал ему внушение, чтобы оно впредь не допускало подобных послаблений и не менее скоро удовлетворяло законные требования его подданных, как, впрочем, и его собственные, государевы.

Интересное свидетельство оставила о прогулках государя вдова Александра Пушкина. Как-то на Невском проспекте, в магазине, где продавалась всякая всячина, она столкнулась при выходе с входящим императором. Император молча ответил на поклон дамы и прошел к прилавку, у которого осмотрел и выбрал несколько игрушек для своих детей. Николай и на этот раз был совершенно один, его не сопровождал даже адъютант. Кстати, при том, первом покушении на Александра Павловича, он также прогуливался в одиночестве вдоль решетки Летнего сада. И это был конец… Конец многому, что вызывает даже у нас, живущих полтора века спустя, тоску по подобию Золотого Века в России. Ведь шестое покушение через 15 лет убило не только императора, но и Конституцию, которую он в тот день намеревался подписать.

Думаю, сказанного достаточно, чтобы сделать выводы.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie