Хлебные крошки

Статьи

Евразийская интеграция
Культура

Яна Амелина,Владимир Горюнов

Путин пошел ва-банк

В.Путин обратился к А.Лукашенко с предложением обсудить две возможных модели дальнейшего развития Союзного государства

События, произошедшие во время августовской встречи президентов России и Белоруссии Владимира Путина и Александра Лукашенко, способны коренным образом изменить весь ход вялотекущей белорусско-российской интеграции. Напомним, что Путин обратился к коллеге с воистину революционным предложением: обсудить две возможных модели дальнейшего развития Союзного государства и дать ответ – каким же путем мы все-таки движемся.

Первая подразумевает создание "в полном смысле слова единого государства", то есть вхождение Белоруссии в состав России, с проведением в мае 2003 г. всеобщего референдума, в декабре 2003 г. – выборов в единый парламент, а в мае 2004 г. – выборов единого главы государства. "Это первый вариант. Он конкретный, ясный и понятный. Если по каким-то соображениям это трудно решить, тем более что сроки достаточно жесткие, можно пойти по другому пути. Это что-то похожее на объединительные процессы в рамках Евросоюза: союзный парламент, который принимает решения, которые, в свою очередь, должны быть подтверждены национальными процедурами, внутренними законами", – сказал Владимир Путин. Кроме того, Путин предложил ввести российский рубль в Беларуси с 1 января 2004 г., то есть на год раньше, чем планировалось.


Минский ответ


Реакция Минска на московские предложения была крайне жесткой. Как заявил Лукашенко, российское руководство сделало Белоруссии "оскорбительное предложение", предложив заведомо неприемлемый вариант модели строительства Союзного государства – потерю республикой своего суверенитета. А.Лукашенко уверен, что "цель подобных заявлений одна – не допустить создания Союзного государства". "Мы сделаем все возможное для того, чтобы сохранить наш союз, а также сделать его привлекательным и для других республик бывшего СССР. Белоруссия для России всегда была честным и надежным партнером. И мы ожидаем к себе соответствующего отношения", - сказал белорусский президент. Он также в очередной раз подчеркнул, что Белоруссия никогда не была и не будет "нахлебником" для России. По его словам, "потенциал у Белоруссии велик, и она всегда сумеет себя прокормить". В то же время, по мнению Александра Лукашенко, Белоруссия является своеобразным "окном на Запад" и имеет для России немаловажное значение. "Надо оценивать страну не по размеру, а по потенциалу", – заметил белорусский лидер.


На что согласен Минск


Выступая в эфире Белорусского телевидения, А.Лукашенко заметил, что строить Союзное государство "мы будем по той модели, по которой достигнем консенсуса, на которую будут согласны и россияне, и белорусы", поскольку "никто никому свою волю навязать не может".

По мнению белорусского президента, следует взять лучшее из двух моделей – Евросоюза и СССР, с оговоркой о сохранении принципов и положений ныне действующего Союзного договора. "Коль мы не можем на данный момент, не созрели условия, мы не готовы, политики, элиты предложить что-то приемлемое для двух сторон, давайте не будем разрушать то, что есть. У нас есть договор, который дает право вето и Белоруссии, и России, то есть решения принимаются только консенсусом. Это равные права двух государств. Что ж мы будем их разрушать?", – говорит Александр Лукашенко.

Как известно, президент Белоруссии настаивает на равноправии субъектов Союзного государства, общей валюте при двух эмиссионных центрах, наднациональных, а, значит, надроссийских органах управления. Этот вариант, как открыто заявил еще в июне В.Путин, категорически не устраивает россиян. Комплекс "старшего брата", "империи", который упорно пытаются навязать России, здесь совершенно ни при чем. Нужно лишь посмотреть на вещи трезво. О каком равноправии субъектов можно говорить, если все население одного из них меньше, чем число жителей в столице другого? Если промышленный потенциал Белоруссии составляет лишь 3 процента от российского, а функционирование его полностью зависит от российских же энергоресурсов? О каких двух эмиссионных центрах в рамках единой валюты можно вообще вести речь? Нелепость этой идеи, лишь увеличивающей коррупцию (и инфляцию) становится очевидной, стоит только представить, что Россия (или, скажем, Германия) обратилась к США с предложением открыть у себя второй эмиссионный центр доллара. Нетрудно предположить, что бы нам на это ответили…

Наивно думать, что эти очевидные возражения никогда не приходили в голову Александру Лукашенко. Теперь, после его категорического отказа идти по указанному Путиным пути, становится понятно, что сохранение личной власти и, как следствие, бесконтрольности в распоряжении госсредствами, для него гораздо важнее, чем реальная интеграция, о которой столько говорилось. Другой причины тут нет и быть не может, и это, увы, следует признать со всей очевидностью. Между тем, несмотря на необоснованность предложений белорусского президента, его поддержали все без исключения представители властных элит, а также оппозиция.


Расставить точки над ё


А.Лукашенко не раз говорил о невозможности объединения по принципу, предложенному В.Путиным. На саммите глав государств СНГ, прошедшем в Москве 30 ноября прошлого года, он в очередной раз заявил: "Я противник интеграции стран СНГ по образцу Европейского Союза, так как это может быть шагом назад. Необходимо использовать образец интеграции в рамках СССР", из которого следует взять "все хорошее". В конце декабря прошлого года министр иностранных дел Белоруссии Михаил Хвостов также заявил, что все разговоры по поводу того, что Белоруссия станет частью Российской Федерации или каким-то другим образом будет строить свои отношения в рамках Союзного государства, являются беспредметными. Таким образом, эта часть аргументации белорусского руководства не нова. Почему в этот раз ее не приняли во внимание?

Как представляется, столь конкретное предложение Владимира Путина обусловлено желанием расставить наконец все точки над ё. Тянущийся уже несколько лет без особого результата российско-белорусский интеграционный процесс должен наконец завершиться полным объединением двух государств, как того желают большинство их жителей. В противном случае с тех, кто не хочет подлинной интеграции, должны быть сорваны маски, а на самой идее - поставлена жирная точка, по крайней мере, до поры-до времени.
Это означает принципиальное изменение российской политики в отношении Белоруссии, в том числе и в экономической сфере. У президента России достаточно проблем и внутри страны - стоит назвать хотя бы неэффективность управления и повсеместную коррупцию, прямо отражающуюся на экономическом благополучии ее субъектов и, как следствие, уже создающую угрозу территориальной целостности России из-за катастрофического обезлюживания ряда в том числе пограничных регионов. Продолжать игры в интеграцию на условиях Минска не имеет никакого смысла. Путинская команда решила играть ва-банк.

Предложения к Лукашенко – очередной шаг в разворачивающейся в последние месяцы кремлевской кампании за укрупнение российских регионов и, в конечном счете, губернизацию страны. Белоруссия может войти в состав Российской Федерации в виде целостного субъекта, примерно равного по величине и промышленному потенциалу другим административно-территориальным единицам, образованным, например, на основе деления на семь федеральных округов. Такое развитие событий не ущемило бы белорусской и укрепило российскую государственность.


"Невероятные свои варианты..."


Принятие белорусским лидером первого путинского варианта означало бы прежде всего реальное, то есть обязательное для всех объединение России и Белоруссии. Интеграция же "по принципу Евросоюза" даже нескольких государств СНГ бессмысленна хотя бы по той простой причине, что Евросоюз давным-давно существует, и гораздо проще и логичнее присоединиться к уже созданной структуре, чем мастерить на том же фундаменте свою собственную. Не стоит забывать и того, что члены Евросоюза, прежде чем начать объединение, создали примерно равнозначные экономические комплексы, чего на постсоветском пространстве нет и не предвидится. Ну а экономическая неравноценность неизбежно ведет к политическому неравноправию…

По мнению политолога и политического обозревателя минского еженедельника "Белорусский рынок" Павлюка Быковского, "чем-то средним между названными Путиным вариантами может быть объединение двух стран с сохранением автономного управления их сегодняшними территориями, но с делегированием ряда полномочий наднациональным органам. Нечто подобное было в отношениях СССР и союзных республик. В частности, БССР имела свой МИД, но не имела армии, имела свой бюджет, но не касалась работы предприятий союзного подчинения. В этом варианте должность Президента Беларуси остается, хотя ее полномочия заметно уменьшаются. Впрочем, одновременно уменьшиться и ответственность. Не к этому ли варианту президенты сведут свой спор?"

Представляется, что с реализацией этого подхода в Минске уже опоздали. Несмотря на все разговоры о стратегической важности Белоруссии для России, в реальности Кремль спокойно может оставить ее вне сферы влияния. Дело в том, что сближение соседей с Западом возможно только после отстранения А.Лукашенко от власти. Несмотря на формальное единодушие в вопросе о государственном суверенитете, он никогда не найдет общего языка с прозападной белорусской оппозицией, поскольку основы их противостояния не идеологические, а экономические. Безусловно, Белоруссия является стратегически важным транспортным коридором, обладает значительным промышленным потенциалом – однако все это мертво без российских энергоносителей.

Прежде чем объединиться, говорил вождь мирового пролетариата В.И.Ленин, нужно решительно размежеваться. Похоже, что российское руководство прислушалось, наконец, к словам классика, перестав играть с А.Лукашенко в непонятного рода игры. Ведь консервация нынешних отношений с Белоруссией несет России гораздо больше геополитических проблем, чем выгод. Поддержка белорусского президента создает Москве немало сложностей на Западе, справедливо критикующем того за отсутствие демократии и свободного рынка. Кроме того, она обходится России в немалую копеечку, если учесть льготные цены на энергоносители и постоянную выдачу Минску разнообразных кредитов. Ну а Александра Лукашенко и нынешнюю белорусскую элиту абсолютно устраивает сложившееся положение дел: имитация интеграции при фактически полной безответственности, бесконтрольности и экономических преференциях со стороны России.

Остается несколько вариантов дальнейшего развития ситуации. Либо минский лидер, по здравому размышлению, все же примет предложения Москвы, либо на идее реального создания единого государства в Белоруссии будет раскручена другая политическая фигура, либо Россия временно "потеряет интерес" к соседу… Самое важное в последнем сценарии – не повторять ошибок, некогда совершенных Б.Ельциным в отношении Украины, а сразу заявить о российских приоритетах. Владимир Путин ясно дал понять, что не намерен повторять ошибок предшественника. Возможно, это заставит Александра Лукашенко задуматься.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie