Хлебные крошки

Статьи

Вопросы идеологии
Культура
Россия

Глеб Иванов

Пятый канал – в «хорошие» руки?

Вспомним о многострадальной судьбе петербургского телевидения последних двадцати лет

На прошлой неделе телевизионный мир сотрясали раскаты от выступления Леонида Парфенова по поводу вручения ему премии Владислава Листьева. Парфенов доходчиво объяснил своим коллегам и начальникам, что главные федеральные каналы перестали быть общественно значимыми, превратились в информмашины для обработки мозгов зрителей и «музыкальные шкатулки» для безудержного развлечения и разложения населения.


Конечно, эта задача стоит перед самыми влиятельными телеканалами. Те, у кого охват поменьше, — РЕН, ТВЦ, 5-й и З-й каналы – позволяют себе «другие» новости и аналитику, всерьез обсуждают темы, волнующие общество. Но и в судьбе каналов «второго ряда» намечаются тревожные перемены. Промелькнуло сообщение, что после отставки Александра Роднянского с поста руководителя объединенных Пятого канала и REN-ТВ владельцы НМГ (Национальной Медиа Группы), которой принадлежат телересурсы, решили вернуть на REN команду прежнего директора Александра Орджоникидзе, а «Пятый» отдать под опеку Константина Эрнста. Телесообщество Петербурга активно обсуждает кандидатуру будущего хозяина дома на улице Чапыгина — Алексея Бродского, нынешнего заместителя директора информационных программ Первого канала Кирилла Клейменова.

Экспертам ясна бизнес-логика владельцев: «У Эрнста есть контент – отснятые передачи, закупленные американские, а не индийские фильмы, концерты и сериалы, которые можно запустить на канал для привлечения зрителей и рекламы. И на свое дорогостоящее производство не надо тратиться». Можно оставить выпуски новостей для сохранения индивидуального лица и успокоиться, ждать, пока начнется долгожданное цифровое вещание. (А Пятый канал как федеральный, принадлежащий и патронируемый «другом Владимира Путина» Юрием Ковальчуком, место себе в первой платформе, которую обязательно и бесплатно будут получать все жители страны, уже зарезервровал.) Как обычно, никакой политики — чистая коммерция.

То есть мы примерно понимаем, чем порадует петербуржцев обновленная «Пятерка». Концепция предельно проста: немного информации и много развлечений. С меню можно ознакомиться уже сейчас: больше хорошей песни и шутки, фигурного катания и танцев, здоровья и вкусной еды… Труднее предсказать, чего на канале не будет, чего лишится «жалкая» по понятиям владельцев доля в 2,5% телезрителей страны.

Вспомним о многострадальной судьбе петербургского телевидения последних двадцати лет. Перестроечное ленинградское телевидение с Беллой Курковой, Александром Невзоровым, Владимиром и Тамарой Максимовыми, Светланой Сорокиной... Их передачи открыли новые жанры и форматы современного ТВ — криминальное расследование «600 секунд», историческое расследование и монологи в прямом эфире «Пятого колеса», репортажи с улиц города «Телекурьера», первые ток-шоу Максимовых с прямым голосованием телезрителей, (кстати, «Музыкальный ринг» Максимовых аккуратно позаимствовали в нынешнем сезоне коллеги с НТВ). Ленинградское телевидение много сделало для победы перестройки и нового мышления, но поле битвы всегда остается мародерам, и дальнейшая судьба его грустна. Сначала студии на Чапыгина стали колыбелью для НТВ, а потом выяснилось, что ТВ сулит большие рекламные бюджеты, и канал вообще лишился федерального эфира.

После поражения на выборах Анатолия Собчака при губернаторе Владимире Яковлеве на телеканале наступила «женская эра». Гендиректор Ирина Теркина и председатель комитета по печати Ирина Потехина под присмотром жены губернатора Ирины Яковлевой создали крепкий питерский канал, обеспечивающий городской власти безусловную поддержку населения и некоторую пикировку с федералами. Это были времена, когда в Госдуме шли дискуссии вплоть до разговоров об импичменте президента, членов Совета Федерации приходилось уговаривать принять нужное администрации решение, а в прямом эфире ругались лидеры конкурирующих партий. О выходе Петербургского телевидения в федеральный эфир никто и не помышлял: воспитаники Собчака, уехавшие из города и имеющие позиции в команде Ельцина, не позволили бы Яковлеву с его тяготением к губернаторской фронде вещать на всю страну.

Зато для нового губернатора Валентины Матвиенко, которую, в отличии от Владимира Анатольевича, на первых порах поддерживали практически все «питерские москвичи», возвращение великому городу всероссийского телеголоса стало предвыборным обещанием и практически «идеей фикс».

Прекрасным фоном для такого решения было празднование 300-летия Петербурга. Тогда Владимир Путин впервые собрал в родном городе два десятка королей и президентов, продемонстрировав безусловную значимость России для европейской истории, культуры и политики. Валентина Матвиенко стала политическим, а Юрий Ковальчук — финансовым двигателем проекта. Принято считать, что Матвиенко думала о престиже и политике, а Ковальчук — исключительно о бизнесе. Поначалу представлялось так, что банку «Россия» поручили обеспечить финансовую устойчивость телепроекта.

Шли годы, доля правительства Петербурга и Ленинградской области в акционерном обществе ТРК «Петербург» стремилась к нулю — у города не осталось практически никакого влияния на канал, а выделять бюджетные средства на частную компанию было бы странно (ведь всем известно: кто девушку ужинает, тот ее и танцует). Петербургского на канале — только заставки с видом города и губернаторский «Диалог с городом». Есть, правда, смутные сомнения, что и сказать нынче стране и миру из Петербурга нечего. В яковлевские времена хоть знаменитый сериал «Бандитский Петербург» сваяли. О чем сейчас вещать? Про «Охта центр» и победу «Зенита»?

Седьмой год «Пятерка» ищет свое лицо.

Сначала Марина Фокина при полной поддержке губернатора Матвиенко создавала канал «российских регионов», открывала студии в разных городах страны. И все было, как на настоящем федеральном канале, — собственные корреспонденты по всей стране, прямые включения, международная информация, ток-шоу, собственные программы… Увы, зритель не «купился», и телевизионное общество может вспомнить из тех лет шоу «Настоящий герой», технологически виртуозные вещания с праздника выпускников «Алые паруса» и, пожалуй, укрепившуюся в эфире «Открытую студию» с Никой Стрижак — она до сих пор не боится острых социально-политических тем, ярких собеседников и нелицеприятных ответов в прямом эфире. Еще одним коньком фокинского периода стали предачи Льва Лурье, посвященные истории в традициях «Пятого колеса».

Владельца не устроили низкие рейтинги канала, и в 2008 году Марину Фокину сменил выходец из ВГТРК и телевизионный профессионал Владимир Троепольский. Его команда, не связанная сервильными отношениями с губернатором города, добавила огня в городские новости и программу «Главное». Троепольскому из-за мирового финансового кризиса пришлось сокращать людей, уменьшать расходы – от дорогостоящей концепции «канала регионов» не осталась и следа.

С Троепольским и стоящим за ним ВГТРК хозяева НМГ распростились осенью 2009 года и сделали ставку на Александра Роднянского с его опытом создания канала СТС и славой одного из самых успешных телепродюсеров России. Началось объединение ресурсов обоих каналов, принадлежащих НМГ. Окончательный уход «Пятерки» в федеральную нишу подчеркивался переносом производства основных программ в Москву, появлением на канале медийных столичных персон. Их лица в ходе рекламной кампании летом-2009 висели на огромных билбордах в Москве: Ксения Собчак, Александр Вайнштейн, Сергей Майоров, Дмитрий Быков, Андрей Максимов... Создавать новое федеральное вещание пригласили лучшего, по мнению коллег, специалиста по ток-шоу с Первого канала — Наталью Никонову. В ее послужном списке — «Пусть говорят», «Судите сами», «Малахов+».

Осенью 2010-го владельцы аккуратно указали Роднянскому на дверь. Объединения информационных ресурсов не получилось, рейтинг REN-TB «провис». Но вот с «Пятеркой» произошла интересная метаморфоза. На канале появились передачи, которые смотрят, и о которых яростно спорят. Нервом канала стала актуализированная история. Мы относимся к прошлому очень нервно, оно нас жжет, мы спорим, мы не выяснили очень многие вопросы... Поэтому значительную аудиторию собирает программа «Суд времени», где обсуждают реформы Ивана Грозного и Петра Первого, личности Григория Распутина и Иосифа Сталина, коллективизацию и перестройку. В студии — блестящие полемисты: Николай Сванидзе, Сергей Кургинян, Леонид Млечин... За ними — эксперты, глубоко знающие вопрос, оперирующие фактами и свидетельствами очевидцев. Голосование телезрителей в ходе передачи, которая идет каждый день аккурат против программы «Время» и криминальных сериалов, показывает, что люди хотят и умеют думать. Оценивая прошлое, они выражают свое отношение к сегодняшней жизни, к тому, чего добилась страна за последнее двадцатилетие, после коренного изменения вектора развития.

Живую и непритворную тональность «Суда времени» поддерживают и другие проекты, которыми сейчас гордится канал. «Программа передач» Андрея Максимова и Светланы Сорокиной, где, вспоминая телепрограммы прошлого, ищут ответы на острейшие сегодняшние вопросы. Ту же искренность и неравнодушие чувствуют зрители в программе Дмитрия Быкова «Картина маслом». Из недели в неделю там идет поиск смысла российской жизни. Зрители это заметили, и первый сезон завершается удачно. Похоже, что телезрители ждут из города на Неве не событийных репортажей, а оригинальной позиции и небанального взгляда.

В лучших проектах нынешнего Пятого канала есть подлинность и актуальность. Скорее всего, именно для них и не останется места на канале под патронажем Эрнста. Почему?

Во-первых, потому что мы не очень-то видим их на сегодняшнем «Первом», во-вторых, потому что люди, которые занимаются этим на «Пятерке», покидали «Останкино» из-за того, что не нашли общего языка с руководством канала.

Конечно, профессионалы найдут себе место на телерынке, экран с логотипом «5» не погаснет. Главный акционер канала сократит расходы на финансирование дорогостоящего проекта. Но есть уверенность, что, получая в 2003 году право на покупку доли в ТРК «Петербург», акционер ставил несколько другие задачи. В случае с телевидением в нашей стране речь не может идти только о чистом бизнесе. В результате титанической деятельности команды «друга Путина», как называет Юрия Ковальчука пресса, Петербург не получил общефедерального звучания и лишился сильного городского телевидения. Прежнее место Пятого канала пытается занять 100ТВ, которое делает еще один «друг премьера» — Олег Руднов.

В-третьих, оказалась невыполненной общественно-политическая задача, которую просто не могло не ставить руководство страны. За прошедшие годы вполне можно было сформировать сильного игрока, властителя умов и душ телезрителей всей страны, способного реально конкурировать с ведущими федеральными каналами. Владельцы на полпути отказывались то от одной, то от другой концепции, меняли продюсеров и в результате, похоже, просто «сливают» порученнный им медийный ресурс. Странная позиция в канун парламентских и президентских выборов.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie