Хлебные крошки

Статьи

Непризнанные республики
Политика
Молдова и ПМР

Дмитрий Карабан

Разные берега Днестра

Приднестровье уже никогда не будет Молдовой

Приднестровье уже никогда не будет Молдовой, считают большинство жителей непризнанной республики. Но, судя по всему, в Москве и Берлине думают иначе.

Принято считать, что объединению Молдовы и Приднестровья мешают исключительно политики и чиновники, которым невыгодно делиться властными полномочиями. Также одной из причин, почему жители непризнанной республики никак не объединятся со своими братьями с правого берега Днестра, называют геополитические интересы России, США, Евросоюза. Но почему-то априори считается, что на житейском уровне жители обеих берегов просто ждут не дождутся воссоединения, хотя на самом деле это далеко не так.

За те 20 лет, что Приднестровье и Молдова живут отдельно друг от друга, выросло целое поколение граждан, для которых это воссоединение и решение приднестровского вопроса – пустой звук. Молодежь как в Приднестровье, так и в Молдове просто не понимает, почему они должны объединяться с гражданами, которые идеологически и ментально отличаются от них, видят себя в разных культурных и политических парадигмах.

Приднестровская молодежь ориентируется исключительно на Россию и связывает свое будущее с этой страной. Кстати, регистрируясь в социальных сетях и по понятным причинам не находя Приднестровья в списке стран, они указывают, что Тирасполь – Россия, а не Молдова. То есть, даже на психологическом уровне они не ассоциируют себя с Молдовой.

Молодежь Молдовы в свою очередь ориентируется на Румынию, особенно после обучения и промывки мозгов в румынских вузах. Прагматичные молодые люди рассуждают проще и видят в объединении Румынии и Молдавии более быстрый путь выступления в Евросоюз, а значит и улучшение качества жизни.

Взрослые граждане приднестровским вопросом интересуются гораздо меньше, чем ценами на газ и уровнем засухи, от которой зависят цены на хлеб. Их заботит другое – почему они не могут найти нормальную работу в своей стране и вынуждены уезжать за границу; почему зарплаты хватает только на то чтобы оплатить коммунальные услуги и не умереть с голода? Почему пенсия меньше прожиточного минимума? Вопросы политики и геополитики для них третьестепенны.

Но нынешняя власть не находит ответов на эти вопросы. Байки о скором вступлении в Евросоюз и безвизовом режиме уже не работают. Возможно, именно поэтому они потворствуют румыно-фашистским организациям, устраивающим шествия за «объединения с Румынией», и запрещают коммунистическую символику, пытаясь отвлечь народ от насущных проблем.

Геополитические игры мировых держав

В объединении двух берегов Днестра сегодня наиболее заинтересованы политики как из России, так и США и Евросоюза.

Каждая сторона в урегулировании молдово-приднестровского конфликта надеется выиграть и упрочить свое положение в регионе: Россия заполучить рычаг давления на Молдову, так как цены на газ уже не срабатывают.

В Кремле ждут гарантий от Кишинева, что после решения приднестровского вопроса Молдова останется нейтральным внеблоковым государством. Помимо этого, за счет пророссийского Приднестровья надеются остановить утекание Молдавии в Румынию. Ведь если приднестровцы будут принимать участие в молдавских парламентских или президентских выборах, то Молдова будет уже другой страной – менее румынизированной.

Евросоюз и США, расширяя зону влияния на восток, столкнулись с преградой в виде российского военного контингента в Приднестровье. Российское присутствие делает невозможным даже теоретическое продвижение НАТО на восток, в том числе на Украину. Пророссийский регион в Молдове с наличием военных для Запада как кость в горле.

Во многом именно поэтому Евросоюз молдово-приднестровского урегулирования, так как главным пунктом его является вывод российских военных. Каждые переговоры между Тирасполем и Кишиневом заканчиваются требованием молдавской стороны вывести российских военных и заменить миротворческий контингент.

Хотят ли простые граждане объединения?

Так или иначе, Россия и Германия являются главными локомотивами в молдово-приднестровском урегулировании. Создается впечатление (впрочем, так оно и есть), что эти страны банально навязывают региону свою точку зрения.

Порой, забыв даже спросить, чего же на самом деле хотят жители обеих берегов Днестра. Прежде чем обсуждать особый статус Приднестровья в составе Республики Молдовы, неплохо было бы провести референдум как в Приднестровье, так и в Молдове и при обоюдном желании граждан вести переговоры об объединении.

К слову, в Приднестровье такой референдум уже проводился в 2006 г., где подавляющее большинство населения высказалось за отделение от Молдовы. Конечно, к тому плебисциту можно предъявить немало претензий: во-первых, он проходил в пик напряженности между Тирасполем и Кишиневом после так называемой экономической блокады Приднестровья; во-вторых – вопросы, вынесенные на референдум, звучали, мягко скажем, не совсем корректно:

1. Поддерживаете ли Вы курс на независимость Приднестровской Молдавской Республики и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации?

2. Считаете ли Вы возможным отказ от независимости Приднестровской Молдавской Республики с последующим вхождением в состав Республики Молдова?

При такой постановке вопросов неудивительно, что 97% приднестровцев высказались за независимость и присоединении к России. Но российские власти никогда не заявляли, что признают Приднестровье и тем более примут республику в состав РФ.

Однако перед референдумом местные СМИ упорно распространяли информацию, что Россия вот-вот признает ПМР, а тогдашний лидер Игорь Смирнов обещал, что в ближайшее время Приднестровье перейдет на российский рубль. Гражданам обещали пенсии и зарплаты на уровне среднестатистических по России.

По большому счету все эти обещания и референдум в 2006 г. нужны были только для того, чтобы Игорь Смирнов в четвертый раз стал президентом.

Поэтому на обоих берегах Днестра неплохо было бы провести ряд дискуссионных «круглых столов», передач, где простые граждане как из Приднестровья, так и Молдовы высказывали бы свое мнение о необходимости объединения.

По большому счету граждан Молдовы больше интересует не политический статус Приднестровья, а то, чтобы отношения между двумя берегами были нормальными и конструктивными. Хотят, чтобы не было препонов на границе (жители Молдовы при пересечении приднестровской границы должны заполнять регистрационные карточки, что создает неудобства), хотят беспрепятственно ездить друг другу в гости, иметь возможность торговать, создавать совместные предприятия и так далее.

Путин изменил подход к Приднестровью?

Ряд оппозиционных СМИ последние несколько месяцев жестко критикуют приднестровского лидера Евгения Шевчука, обвиняя его в том, что он «сдает Приднестровье», идя на уступки молдавской стороне. Хотя сами критики прекрасно понимают, что внешней политикой непризнанной республики руководят не из Тирасполя, а из Москвы. Таким образом, действия Шевчука и в целом приднестровского МИДа – всего лишь исполнение стратегических интересов России.

Еще полгода назад российские чиновники как мантру повторяли одно и то же: Приднестровье должно войти в состав Молдавии, где за ней будет закреплен особый статус автономии. Об этом еще 28 июля сего года заявил заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин после встречи в Тирасполе с Евгением Шевчуком.

«Наша позиция остается той, которая неоднократно озвучивалась и подтверждалась высшим российским руководством. Мы видим будущее Приднестровья как особого района с особым гарантированным международным сообществом статусом в нейтральном молдавском государстве», – заявил Карасин.

Но буквально через пару дней Владимир Путин, выступая на международном форуме «Селигер-2012» произнес слова, которые кардинально расходятся с позицией МИДа.

– Только сам приднестровский народ, живущий в Приднестровье, может определить свою судьбу. А международное сообщество, в том числе Россия, будут к этому выбору относиться с уважением, – заявил Путин.

Наверное, не стоит объяснять, что его слова с восторгом были восприняты большинством приднестровского общества. Здесь надеются, что это послужит своего рода сигналом: Россия меняет свой подход к Приднестровью.

Стоит напомнить, что проект федерализации Молдовы и вхождения в нее Приднестровья активно обсуждался президентом Медведевым и канцлером Германии Ангелой Меркель. В таком случае последние высказывания Путина могут быть восприняты, как новая политическая игра.

Мнение приднестровцев, даже если абстрагироваться от референдума-2006, однозначно – они хотят независимости и категорически против распространения молдавского суверенитета на свою территорию.

Так или иначе, 22 августа в Молдову прибывает Ангела Меркель, одной из главных тем будет обсуждение приднестровского урегулирования. А уже 10 сентября премьер-министр Молдавии Влад Филат отправится в Россию по приглашению Дмитрия Медведева. Наверное, после этих встреч в решении молдово-приднестровского урегулирования станет больше ясности.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie