Хлебные крошки

Статьи

Андрей Смирнов

"Революция роз" номер три

Следующей в программе воссоздания "Великой Грузии" будет Южная Осетия?

После своего относительно легкого триумфа в Аджарии нынешние власти Грузии обратили свои взгляды на две остающиеся неподконтрольными Тбилиси "мятежные территории" – Абхазию и Южную Осетию. Соблазн испробовать в Сухуми и Цхинвали удачно отработанный уже дважды сценарий "розовой революции" весьма велик. Президент Грузии Михаил Саакашвили не скрывает, что не намерен сохранять "статус-кво" в отношении Абхазии и Южной Осетии, и что их возвращение в состав "матери-Грузии" это лишь "вопрос времени". И его грузинское руководство, похоже, не теряет, активно разрабатывая планы по ускорению "процесса воссоединения всех исторических земель Грузии".

В то же время перед тбилисскими стратегами "бархатно-розовых революций" стоит выбор: с кого начать – Абхазии или Южной Осетии? И выбор этот далеко не прост, ибо ошибка здесь может дорого обойтись Саакашвили и его окружению. Им нужен только успех, только победа, ибо любой срыв в "победном шествии" грузинской "розовой революции" способен радикально изменить соотношение политических сил в республике не в пользу нынешнего президента. В этой связи, по некоторым данным, Южная Осетия в настоящее время выглядит как более предпочтительная цель для нового победоносного похода "грузинской демократии".

Причины этого, в общем-то, понятны. Во-первых, Абхазия с ее практически однородным населением, сильными вооруженными формированиями и устойчивым антигрузинским настроем большинства жителей выглядит гораздо более "твердым орешком", чем Южная Осетия, около 40 процентов территории которой уже контролируется Тбилиси, и где проживает довольно значительная грузинская община. К тому же экономически Южная Осетия довольно тесно связана с Грузией, тогда как отношения Грузии и Абхазии в сфере экономики практически равны нулю. Южная Осетия, безусловно, и гораздо слабее Абхазии в военном отношении, и в "случае чего" ей будет почти невозможно противостоять вооруженному давлению Грузии без посторонней помощи.

Восстановление контроля над Южной Осетией сулит правительству Михаила Саакашвили немалые политические и экономические дивиденды. В случае успеха престиж грузинского государства на мировой арене значительно укрепится и позволит США и странам Запада оказывать ему еще большую помощь и поддержку. Грузинские же экономисты уже подсчитывают будущие доходы от возвращения Цхинвали под юрисдикцию Грузии, предвкушая такие статьи доходов в республиканский бюджет, как экспорт промышленной древесины, эксплуатация Транскавказской автомобильной магистрали (ТрансКАМ), продажа минеральных вод и продуктов местного животноводства и т.д.

Судя по всему, за основу решения югоосетинской проблемы в Тбилиси намерены взять именно недавний аджарский опыт, сделав ставку на "пятую колонну" из числа местных грузин. Весьма примечательно, что "прощупывание" Южной Осетии на предмет готовности к "розовой революции" началось уже буквально через три дня после "триумфального взятия" Батуми и изгнания оттуда "аджарского льва" Аслана Абашидзе. В грузинские села Тамарашени и Кехви, расположенные вдоль трассы ТрансКАМа, прибыли эмиссары грузинской молодежной организации "Кмара" ("Хватит!"), сыгравшие роль ударной силы "розовых революций" в Тбилиси и Батуми. В течение нескольких дней они проводили "работу" с местными грузинами, призывая их поучаствовать в "мирном шествии" в Цхинвали 9 мая. Однако желающих маршировать на площадь Свободы в столице Южной Осетии набралось не более десятка, и акция провалилась.

Тем не менее, активисты "Кмары" продолжают находиться в грузинских селах и проводят там "агитационно-организационные" мероприятия. Информацию о том, что "Кмара" действует в Южной Осетии, подтвердила одна из активисток организации, некая Тея Тутберидзе. Она сообщила, что в грузинских селах Южной Осетии у "Кмара" есть собственные представительства. По ее мнению, борьба в республике будет гораздо сложнее, чем в случаях с Эдуардом Шеварднадзе и Асланом Абашидзе, но в успехе она не сомневается. В этой связи министр иностранных дел республики Южная Осетия Мурад Джиоев даже заявил, что любые противозаконные действия организации "Кмара" будут решительно пресечены.

На фоне активизации деятельности "Кмары" и усиления политико-пропагандистского давления на Южную Осетию из Тбилиси в Цхинвали растет тревога и озабоченность дальнейшей перспективой развития ситуации вокруг республики. Накануне выборов в югоосетинский парламент лидер Южной Осетии Эдуард Кокойты заявил, что у руководства республики пока нет планов переговоров с Тбилиси. По его словам, он не получал никаких предложений от Саакашвили на этот счет. К тому же югоосетинская сторона заявляет, что переговоры возможны только после признания геноцида, совершенного против осетинского народа в конце 80-х – начале 90-х годов, и дачи политико-правовой оценки событий в Южной Осетии тех лет.

Президент Южной Осетии также отметил, что не следует проводить параллель между Аджарией и Южной Осетией. По его словам, руководство республики научено горьким опытом 1989 года и помнит, "…к чему приводят марши с красными или розовыми розами". Эдуард Кокойты пообещал использовать все средства, чтобы не допустить дестабилизации обстановки в республике и призвал к консолидации югоосетинского общества. Перед выборами в парламент РЮО Эдуард Кокойты в очередной раз направил президенту России Владимиру Путину просьбу о принятии Южной Осетии в состав РФ.

Неизменность нынешнего политического курса Цхинвали на вхождение Южной Осетии в состав Российской Федерации была подтверждена и итогами прошедших 23 мая в республике парламентских выборов. На них убедительную победу одержала партия "Единство", которая фактически является партией действующего президента Южной Осетии Эдуарда Кокойты, который перед выборами заявил, касаясь своей линии на интеграцию с Россией, что "никто не заставит ни меня, ни мой народ свернуть с избранного пути".

Между тем, наблюдатели отметили, что выборы в парламент Южной Осетии не состоялись на территории грузинских сел республики, хотя в парламенте предусмотрена квота в 4 места для депутатов-грузин. В этих селах не шла и предвыборная кампания. Руководство Грузии тут же объявило выборы в Южной Осетии "нелегитимными", поскольку "эта территория как государство не признана ни одной страной мира". При этом официальный Тбилиси не преминул вновь заявить о "своей готовности продолжить переговорный процесс по урегулированию грузино-осетинского конфликта".

Россия в этой ситуации оказывается в трудном положении. С одной стороны, Москва неоднократно заявляла о своей поддержке принципа территориальной целостности Грузии, с другой стороны, ей довольно сложно не реагировать на настойчивые просьбы югоосетинской стороны об объединении с Россией. Ситуация осложняется еще и тем, что Южная Осетия постепенно превращается в особую территорию с непризнанным статусом, где 98 процентов населения, включая и грузин, являются российскими гражданами. Большинство пенсионеров получает российские пенсии, установлены тесные политические и экономические отношения с российской Северной Осетией, где общественное мнение благожелательно настроено к идее присоединения южных осетин к России.

После событий в Аджарии в Южной Осетии кое-кто высказывает опасения, что Москва и Тбилиси могут без участия Цхинвали договориться между собой и решить этот вопрос в пользу нынешних грузинских властей. Эти опасения усиливаются последними заявлениями Михаила Саакашвили, который играет в свою любимую игру, чередуя призывы к мирному решению проблемы с угрозами силой "образумить сепаратистов". Грузинский президент к тому же ловко использует пиар-технологии, утверждая, что Москва "на его стороне", и что Россия теперь не будет препятствовать усилиям Тбилиси по "объединению страны".

Россия, имеющая, как известно, миротворческий контингент в Южной Осетии, несомненно, играет ведущую роль в определении дальнейшей судьбы этой территории. Думается, что очередная "революция роз" (по крайней мере, в том виде, как ее понимают в Тбилиси) вряд ли отвечает российским интересам в Закавказье и может иметь весьма негативные последствия для региональной стабильности и поддержания здесь устойчивого баланса сил.

В сложившихся условиях Москва должна использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства и возможности, чтобы не допустить обострения обстановки вокруг Южной Осетии и убедить Тбилиси в необходимости считаться с волей и настроениями народа этой республики. Для заживления старых ран нужно время и терпение, а решать все нетерпеливым нахрапом, как хотят порой в Тбилиси, крайне опасно и недальновидно.

Восстановление территориальной целостности грузинского государства в сложившихся условиях не может осуществляться путем насилия или "революционного" принуждения, что чревато очередной полосой кровопролития и хаоса. Россия при желании вполне способна и дальше выступать ключевым посредником в непростом диалоге между Тбилиси и Цхинвали, твердо отстаивая при этом как интересы югоосетинского народа, так и собственные позиции в Закавказском регионе. Будем надеяться, что такое желание у России есть.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie