logo

Хлебные крошки

Статьи

История
История

"Резистанс"

Об участии русских эмигрантов в движении Сопротивления

18 июня 1940 года, то есть еще до заключения перемирия и создания вишистского правительства Петэна-Лаваля, по лондонскому радио выступил генерал де Голль с призывом объединяться вокруг созданного им комитета "Свободная Франция". В первой десятке вступивших в войска "Свободной Франции" был Н.Н. Вырубов, в то время учившийся в Англии. Он сражался в составе войск де Голля в Северной Африке, был тяжело ранен и удостоился высоких французских боевых наград. По словам B.C. Варшавского, в книге В.И. Алексинского об эмигрантах в войсках "Свободной Франции" упоминаются сотни русских имен. Сам В.И. Алексинский был знаком Варшавскому по "Кругу" Бунакова-Фондаминского. После поражения Франции он уехал в Марокко, где и примкнул к Corps Francais d'Afrique, организованному де Голлем. Много русских эмигрантов примкнули к де Голлю уже после его высадки в южной Франции в августе 1944 г. и участвовали в "германском походе" армии "Свободной Франции". Весь путь от Чада до Рейка прошли В.Руднев, И.Дембаров, А.Карновский и другие.

Между тем призыв де Голля, а также самостоятельная инициатива французских патриотических сил привели к появлению во Франции уже летом 1940 г. большого количества подпольных организаций. Многие русские эмигранты с самого начала были их членами. Наиболее известным примером участия русских в антифашистской борьбе стало знаменитое "Дело Музея человека".

В парижском этнографическом "Музее человека" на площади Трокадеро работали два молодых ученых – дети русских эмигрантов, принявшие французское гражданство: Борис Вильде и Анатолий Левицкий. Борис Вильде родился в 1908 г. в Санкт-Петербурге. После революции он жил некоторое время в Эстонии (сам был наполовину эстонцем), в 1927 году неудачно пытался переехать в СССР. С начала 30-х годов обосновался во Франции, ездил в Эстонию в научные экспедиции. Анатолий Левицкий был известен трудами о шаманизме. Оба были вхожи в литературные круги русского Парижа (Вильде, например, писал стихи и был известен в печати под псевдонимом "Дикой"), участвовали в деятельности кружка Бунакова-Фондаминского. В июле 1940 г. Вильде удалось бежать из германского плена, куда он попал после разгрома французской армии. Вернувшись на работу в музей, он выступил инициатором создания подпольной группы.

Подобные группы были образованы и в других музеях Парижа. Как вспоминала Аньес Гумбер, работавшая в Национальном музее народного искусства и традиций, между подпольными организациями, члены которых очень хорошо знали друг друга по научной деятельности, была установлена связь, и вскоре они объединились. Формального лидера в этом объединении не было, но вся основная организационная работа лежала на Вильде.

Бориса Вильде французская патриотка знала еще по работе в научной комиссии "Ассоциации изучения советской культуры" (APECS), секретарем которой она была. Вильде выступал там с докладами (в частности, о советских арктических исследованиях). В этой среде он был известен как патриот Советского Союза, сторонник антифашистских, социалистических взглядов.

Деятельность организации началась в июле 1940 г. с обсуждения актуальных политических вопросов, Это помогало ее членам морально выстоять и преодолеть потрясение от поражения Франции. Вскоре было решено переходить к более активным действиям. Первым мероприятием стало распространение в Париже открытого письма известного французского ученого, директора Музея человека, доктора Риве маршалу Петэну, в котором "спаситель нации" обличался как предатель и немецкий прислужник. После было решено издавать газету, ее назвали "Сопротивление".

Первый номер газеты вышел 15 декабря 1940 года. Он назывался "Resistance". Потом это слово - "Резистанс" – было увековечено в названии французского Сопротивления.

Всего было издано 5 номеров газеты. Помимо ее выпуска, организация стала заниматься подготовкой побегов из немецких лагерей французских солдат и переправкой их в армию де Голля, укрывала и помогала пробраться на родину сбитым английским летчикам, а также начала сбор разведывательных данных для английской Секретной службы. В частности, в Англию был отправлен план подземного ангара около Шартра и базы подлодок в Сен-Назере. Появилась даже идея самостоятельно взорвать ангар, но арест группы помешал этому.

Причиной ареста было предательство. В организацию проник провокатор. 15 марта 1941 года почти все члены группы Музея человека оказались за решеткой. Следствие по их делу тянулось больше года. Несмотря на моральные и физические пытки, дух антифашистов не был сломлен. Вильде вел в тюрьме дневник, выдержки из которого были потом опубликованы.

Это был первый открытый процесс немецкого военного суда над представителями французского гражданского населения, обвиненными в террористической деятельности. В начале февраля 1942 года им был вынесен смертный приговор. В соответствии с принятым в гестапо порядком смертникам разрешалось отправить письменное послание родным, которое не подвергалось цензуре. Письмо Вильде к жене заканчивалось словами: "Я видел некоторых моих товарищей: они бодры. Это меня радует... Вечное солнце любви восходит из бездны смерти... Я готов, я иду".

22 февраля 1942 г. 7 человек, в том числе Б.Вильде и А.Левицкий, были преданы смертной казни. Французы говорили, что под дулами немецких винтовок они пели "Марсельезу"; коммунисты утверждали, что они пели "Интернационал". Их имена были увековечены на мемориальных досках у входа в Музей человека, передающих текст приказа де Голля от 3 ноября 1943 года о посмертном награждении их медалями Сопротивления.

С августа 1940 года в Париже действовала подпольная "Гражданская и военная организация" ("Organisation civile et militaire"), созданная Жаком Артюшем. В ее рядах сражались несколько русских эмигрантов: кн. В.А. Оболенская (Вики Оболенская), С.Носович. К.Макинский, А.Беннигсен. Организация поддерживала непрерывную связь с лондонским комитетом де Голля, который с июля 1942 г. стал именоваться "Сражающаяся Франция". Основными направлениями деятельности подпольщиков были разведка, организация побегов заключенных, переправка добровольцев в Северную Африку и Англию, прием и распределение среди групп Сопротивления оружия и денег, поставлявшихся из Англии.

С первых же месяцев оккупации в борьбу включилась Ариадна Скрябина, дочь известного композитора. Тогда же в ряды Сопротивления вступили многие младороссы, молодые люди из Православного Богословского института да и просто бывшие "беспечные молодые балбесы", которые, как писал В.С Варшавский, ничего, кроме спортивной газеты "Авто", не читали. Из питомцев "Круга" И.И. Бунакова-Фондаминского геройской смертью прославился Иван Иноземцев. Он был одним из первых основателей французского Сопротивления; его выдал предатель, и немецкий военный суд приговорил его к расстрелу. На суде и перед смертью он держал себя так, что вызвал восхищение даже немецких судей.

В это же время ряды французского Сопротивления пополнились многими другими эмигрантами. Некоторые русские эмигранты вступали в подпольные организации, созданные КПФ.

Почти все коммунисты и патриоты из эмигрантов были интернированы в лагеря, поэтому на этом этапе массовое участие русских эмигрантов в подпольной деятельности не имело места. Это взаимодействие развернулось в полную силу только тогда, когда значительное число заключенных из лагерей сумело вырваться на свободу.

Большое значение имел побег из лагеря Сен-Винсент группы из 11 бойцов испанских интербригад, среди которых были и три выходца из России, фактически организовавшие побег: Георгий Шибанов, Иван Троян и Михаил Гафт. Они были убежденными антифашистами, получившими большой боевой опыт во время Испанской войны. Об их роли в организации совместной борьбы эмигрантов и советских пленных речь еще впереди; здесь же отметим, что эти люди сразу после побега включились в борьбу с оккупантами. Так, Г.В. Шибанов, бывший гардемарин царского флота в Севастополе, покинувший Россию вместе с отступавшей армией Врангеля в конце 1920 г., после побега из лагеря вместе с французскими коммунистами распространял антифашистские листовки, участвовал в схватках с полицейскими, организовал поджог немецкого хлопкового склада, на котором работал. Это было в первой половине 1941 года.

Таким образом, русская эмиграция во Франции включилась в борьбу с гитлеровскими оккупантами уже в 1940-1941гг. Главное, что двигало в это время русскими людьми, особенно молодыми, было чувство солидарности с французским народом, любовь к своей второй родине, где они прожили значительную часть жизни, и жгучая ненависть к фашизму.

Денис Тюрин



Ссылки по теме:

Русская эмиграция и "Странная война"

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie