Хлебные крошки

Статьи

История
История

Ю.Смирнов, Председатель Правления Поисковых отрядов России

Родные останки

Вот и прошло 55-летие Победы в Великой Отечественной войне, отгремели залпы праздничного салюта, отзвучали хвалебные речи. Чиновники всех мастей и рангов вздохнули с облегчением: одно мероприятие проведено, теперь можно передохнуть до следующего, 60-летнего юбилея. Вот так и живем: от мероприятия к мероприятию, забывая о давно назревших проблемах, откладывая их на "на потом".

Ведь сотни тысяч солдат еще до сих пор лежат незахороненными в лесах и болотах, числятся для всех "пропавшими без вести". Лежат все вместе: русские, украинцы, белорусы, узбеки, таджики. Они не спрашивали тогда, кто какой национальности, они просто шли в бой и погибали за нас с вами.

Каждый год поисковые экспедиции Союза поисковых отрядов обнаруживают останки 20-25 тысяч человек, каждый год устанавливаются имена сотен тех, кто более полвека считался пропавшим без вести.

Несмотря на то, что в России с 1993 года действует Закон "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества", эта работа, кроме поисковиков-энтузиастов, да родственников погибших и пропавших никому не нужна. Государство бросило своих погибших. Вместо конкретной, постоянной работы предпочтение отдается шумным одноразовым мероприятием и лицемерной видимостью заботы о погибших и ветеранах: – "...ах вы неблагодарные – мы вам парад организовали и такой памятник построили". А то, что на организацию парада, пошив костюмов и особенно на строительство памятника ушло столько денег, что ветеранам, наверное, хватило бы достойно отметить свою Победу, да половину еще, как всегда разворовали — это все в порядке вещей.

Всегда, когда встречаю иностранные делегации и везу на Поклонную гору, слышу один и тот же вопрос после восхищенного аханья и оханья – а сколько это стоит! Когда я называю сумму, (а ведь деньги тогда собирали всем миром и львиная доля их поступила из федерального бюджета и из бюджета гор. Москвы), то слышу не менее удивленные восклицания. И тут же естественный вопрос — так почему у вас в стране так плохо живут ветераны, если страна нашла такие деньги, чтобы показать, как она помнит их подвиг! Ведь на эти деньги можно было, чуть ли не каждому ветерану квартиру купить, не говоря уже об автомашинах и лекарствах. Что я могу на это ответить) А если еще сказать непонятливым иностранцам, сколько денег теперь ежегодно требуется на содержание этого огромного комплекса и сколько потребуется на его ремонт...

Строили-то как всегда, к дате – к 50-летию, ночами работали в три смены. Вот и построили.

А тем временем разрушаются памятники — надгробия на солдатских могилах в городках и деревнях, выбрасываются кости солдат из котлованов, предназначенных для особняков "слуг народа" – ведь участки земли продают, не проводя исследований – а что здесь было! А была здесь когда-то могилка, где лежали капитан Ефремов да лейтенант Гогоридзе, бойцы Иванов, Кравченко и Дорджиев. И ухаживали за этой могилкой бабка Дарья да дед Пантелей, единственные, кто остались жить в сожженной в годы войны да признанной неперспективной в хрущевские годы деревне. А как же иначе – ведь своими руками после тех страшных боев хоронили. Да вот померли дед с бабкой, развалился дом, заросла могилка, но приглянулось местечко начальнику, купил землю и нанял бригаду – "ну-ка, построить здесь вот это!"

И не осталось ничего от памяти, а по костям бойцов тачку с бетоном да кирпичами возили. Вот такая грустная, все чаще и чаще встречающаяся история.

Да, недаром говорится, что, если выстрелить в прошлое из пистолета, то будущее ответит выстрелом из пушки. И становится страшно, потому что стреляет наше доблестное государство в прошлое уже далеко из другого калибра. Главного ответа будем ждать или как?

В нашей газете мы будем постоянно публиковать имена тех, кто считался пропавшим без вести – т.е. результаты работ Союза Поисковых отрядов России, Украины, Белоруссии, Латвии и Эстонии.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie