Хлебные крошки

Статьи

Евразийская интеграция
Культура

Сергей Панов

Россия – Белоруссия: союз разрушимый?

Кому выгоден разлад между Москвой и Минском?

Нарастающее похолодание в отношениях между руководством России и Белоруссии по вопросам строительства Союзного государства продолжает оставаться в центре внимания общественности и СМИ двух стран. Если смотреть только на внешнюю сторону российско-белорусских трений, то может возникнуть впечатление, что они носят характер личного конфликта между президентами В.Путиным и А.Лукашенко. Тем более, что руководители правительств и союзных органов России и Белоруссии, как ни в чем не бывало, продолжают демонстрировать, что "в целом" интеграционный процесс "идет по плану". Однако такое впечатление было бы неверным, ибо истоки нынешних проблем между Москвой и Минском лежат гораздо глубже и шире.

Как известно, российская сторона начала активно выражать свою озабоченность ходом российско-белорусской интеграции и позицией официального Минска в этом вопросе еще летом 2002 года. В ходе встреч с А.Лукашенко в Санкт-Петербурге в июне 2002 г., а также в ряде своих публичных выступлений В.Путин фактически подверг своего белорусского партнера серьезной критике за затягивание решения практических вопросов объединения двух стран и приверженность непродуктивным с его точки зрения путям реализации Союзного договора.

Именно тогда известное путинское выражение о "мухах и котлетах" вызвало первый заметный переполох в Минске. А когда В.Путин неожиданно для А.Лукашенко выступил 14 августа с конкретными предложениями по активизации процесса российско-белорусского объединения, между руководителями обоих государств началась едва ли не информационная война с взаимными упреками и обвинениями. Белорусский "батька" при этом занял особо жесткую позицию, заклеймив путинские предложения как "унизительные", "недопустимымые" и "оскорбительные", а самого российского президента обозвав лидером "хуже Ленина и Сталина".

Даже спешно прибывший в августе в Минск с примиренческой миссией экс-президент России Б.Ельцин не смог сбить накал страстей. А.Лукашенко в своих выступлениях, вплоть до самых последних, продолжает обвинять Москву в "нежелании строить союз с Белоруссией" и попытках "ревизии" Союзного договора. Масло в огонь подлила и скандальная публикация в газетах "Советская Россия" и "Завтра" распечатки телефонного разговора лидера СПС Б.Немцова с одним из руководителей белорусской оппозиции А.Лебедько. В ходе разговора собеседники обсуждали вариант объединения обеих стран в союз по примеру ЕС и содействие Немцова в организации конфиденциальных переговоров на эту тему между лидерами белорусской оппозиции и заместителем руководителя кремлевской администрации В. Сурковым. По циркулировавшим в СМИ слухам, публикация разговора Немцова с Лебедько могла быть организована спецслужбами Белоруссии.

Дело дошло даже до антироссийского митинга в центре Минска у памятника герою-партизану Марату Казею сторонников молодежной праворадикальной организации "Зубр" с публичным разрыванием портретов В.Путина. Причем, белорусские правоохранительные органы, до этого известные своей беспощадностью к оппозиции, на сей раз, не пошевелили и пальцем. Неудивительно, что в этих условиях очередные интеграционные предложения В.Путина, переданные 4 сентября первым заместителем министра иностранных дел РФ В.Лощилиным белорусской стороне были жестко и публично отвергнуты А.Лукашенко. Белорусский президент решил пустить в ход и "экономическое оружие": выступая на пресс-конференции 16 сентября с.г. президент Белоруссии дал понять, что на конкурсе по продаже акций корпорации "Белтрансгаз", контролирующей проходящие по территории республики газопроводы Сибирь – Западная Европа, может выиграть не российский "Газпром", а иная компания.

Какова же реальная подоплека нынешних осложнений в российско-белорусских отношениях? На этот счет существует немало версий. Но, представляется, что здесь сыграл свою роль целый ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных факторов.

Команда нынешнего президента России, стремящаяся проводить прагматичный и сбалансированный курс с учетом реальных политических и экономических интересов страны, уже давно недовольна весьма вялым течением российско-белорусского интеграционного процесса. Она требует от белорусских властей ясных и однозначных шагов по пути объединения наших стран либо путем их полного слияния в единое государство, либо интеграции по модели Евросоюза. К тому же пассивность, а порой и откровенное нежелание многих должностных лиц в Минске оперативно решать давно назревшие проблемы двусторонних отношений, обходятся российскому государству в немалую копеечку.

Например, официальный долг Белоруссии за пользование российскими энергоносителями уже превышает 280 млн. долларов. И это при том, что, например, природный газ Белоруссии отпускается не по мировым ценам в 48-60 долларов за кубометр, а по расценкам 5 пояса для субъектов РФ, т.е. по 24 доллара за кубометр. К тому же, братская Белоруссия, как и Украина, занимается тем, что официально стыдливо именуется "несанкционированным отбором газа" из российских трубопроводов, через которые идет газ с российских сибирских месторождений в Западную Европу. Только в августе с.г. Белоруссии "несанкционированно отобрала" таким манером российского газа на сумму свыше 400 (!) млн. долларов. Немалую выгоду имеет Белоруссия и от льготных для нее тарифов на перевозки грузов по российским железным дорогам. По оценкам МПС РФ, за счет этого Белоруссия ежегодно имеет прибыль в 1 млрд. долларов.

В то же время, товарооборот Белоруссии с Россией постепенно снижается в связи с тенденцией все большей ее переориентации на западные рынки. И хотя Россия все еще остается основным рынком сбыта для белорусских производителей – 49% экспортных поставок, однако еще год назад этот показатель достигал 55-60% общего объема экспорта Беларуси. А ведь за каждым процентом сокращения скрываются очень крупные товарные и финансовые потоки.

В свою очередь, А.Лукашенко и стоящие за ним влиятельные круги белорусской политико-экономической элиты явно не заинтересованы в ускорении реальных интеграционных процессов, предпочитая риторику об "историческом союзе" и "объединении двух братских народов" конкретным делам в этом направлении. Объясняется это, видимо, стремлением А.Лукашенко сохранить свою власть, положение и право распоряжаться финансовыми потоками и госсобственностью в Белоруссии даже в ущерб подлинным интересам белорусского народа. Именно этим и объясняется ностальгия Александра Григорьевича по "золотым временам" дружбы с прежним российским руководством, когда реальная работа по объединению двух стран нередко подменялась восторженными декларациями под звон бокалов о создании Союзного государства.

Как известно, интеграция по "схеме Лукашенко", предусматривает "полное и безусловное" сохранение суверенитета и равноправие Белоруссии в составе Союзного государства, функционирование общей валюты при двух равноправных эмиссионных центрах в Москве и Минске, а также формирование наднациональных органов союзного управления. По мнению некоторых аналитиков, реализация этого варианта предполагала избрание на пост номинального президента Союзного государства экс-президента России Б.Ельцина или другой удобной фигуры, а А.Лукашенко в этом случае становился бы наравне с В.Путиным президентом одной из двух "равноправных" частей общего государства. И неважно, что все население Белоруссии сравнимо с населением одной Москвы, а ее промышленный потенциал составляет лишь три процента от российского. Естественно, что такой вариант абсолютно неприемлем для В.Путина.

Но, похоже, что и вариант вхождения Белоруссии в состав России в качестве одного из ее субъектов, которому отдает предпочтение Москва, тоже пока является непроходным. По крайней мере, до тех пор, пока А.Лукашенко остается президентом. С другой стороны, если нынешний белорусский президент уйдет со своего поста, Москва вряд ли найдет сторонников своего варианта объединения среди белорусских оппозиционеров. Таким образом, реальное создание Союзного российско-белорусского государства видимо отодвигается на неопределенный срок, если конечно не произойдет каких-либо неожиданностей и одна из сторон не изменит своей позиции.

Самое печальное, что в проигрыше от всего этого остаются национальные интересы как России, так и Белоруссии, а в выигрыше будет как всегда в таких случаях третья сторона. Действия тех, кто в силу личных амбиций или других мотивов противится объединению России и Белоруссии, объективно играют на руку тем силам на Западе, для которых возрождение объединенного потенциала на постсоветском пространстве крайне нежелательно, так как в этом случае они могут получить весьма серьезного конкурента, прежде всего в экономической области.

Сегодня очевидно, что создание Союзного государства Россия-Белоруссия отражает мировую тенденцию интеграционных процессов. Кроме того, по своей значимости оно выходит далеко за рамки интересов двух стран. Любой успех России и Белоруссии на этом пути способен инициировать резкое оживление реинтеграционных процессов на территории бывшего СССР в целом. В этом свете попытки препятствовать или затягивать объединение России и Белоруссии, по сути, затормаживают включение обеих стран в важнейшие мировые процессы, и может обречь их на роль заложников политики ведущих стран мира, уже давно идущих по пути глубокой интеграции в экономической, политической и военной областях.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie