Хлебные крошки

Статьи

Азия
Политика

Вячеслав Петров

Россия – Ирак: смена друзей или смена ориентиров?

Непонятная логика иракского руководства

В День российской Конституции 12 декабря 2002 года иракское руководство неожиданно объявило о расторжении контракта с консорциумом российских компаний по месторождению "Западная Курна-2", заключенном еще в 1997 году.

Основным участником этого проекта, стоимостью около 20 млрд. долларов является, как известно, концерн "ЛУКОЙЛ". Ирак уже угрожал "ЛУКОЙЛу" разрывом контракта по "Западной Курне", если компания не начнет вкладывать деньги в иракскую экономику. Но для этого российским нефтедобытчикам пришлось бы встать на путь нарушения режима международных санкций против Багдада. По сведениям из иракской столицы, решение о разрыве контракта принял лично президент страны С.Хусейн. Ряд экспертов не исключают, что вслед за контрактом по "Западной Курне" Ирак может расторгнуть и другие контракты с российскими компаниями.

В ответ на решение иракского руководства МИД России тут же сделал жесткое заявление о недопустимости ущемления национальных интересов России. Позже министр иностранных дел И.Иванов в Маниле выразил надежду, что Багдад пересмотрит свое решение, и конфликт вокруг "ЛУКОЙЛа" будет урегулирован на взаимоприемлемой основе. Интересы российского нефтяного бизнеса, несомненно, могут сильно пострадать. Ведь по упомянутому контракту, "ЛУКОЙЛу" принадлежит 68,5 процента в совместном предприятии "Западная Курна-2" с запланированной производительностью в 600 тысяч баррелей нефти в сутки.

Что же случилось в Багдаде? Почему лидер Ирака вопреки известным принципам мудрости, гласящим, что коней на переправе, а друзей в трудную минуту не меняют, все же пошел на столь резкий шаг в отношении Москвы. Логику поведения иракского руководства сложно однозначно интерпретировать. С одной стороны, по мере того, как экономические позиции России в Ираке в виду практической неминуемости новой войны в Персидском заливе становятся все более призрачными, Москве становится все трудней отстаивать мирное урегулирование иракской проблемы. К тому же, сам по себе режим Хусейна не настолько привлекателен для России, чтобы бескорыстно защищать его. Тем более, что американская администрация в последнее время просто из кожи вылезает, уверяя Москву, что ее нефтяные интересы и 8-миллиардный иракский долг России будут непременно учтены и компенсированы.

С другой стороны, нельзя исключить, что в свете активизации подготовки США к военному удару по Ираку, в Багдаде решили "нажать" на Россию и заставить ее более решительно противодействовать "поджигателям войны" в Вашингтоне. Если же речь идет о своего рода "политико-экономическом" шантаже, то С.Хусейну должно быть понятно, что Ирак может потерять намного больше, чем российский бизнес. У Ирака в мире сегодня не так уж много друзей, чтобы ими просто так разбрасываться. В общем, представляется, что Ирак, ранее всеми силами привлекавший в свою экономику российские инвестиции, в том числе и с видами использовать их при необходимости в качестве своего рода щита от "агрессии Запада", попробовал сменить тактику. Возможно также, что демонстративное охлаждение отношений Багдада с Россией следует расценивать как попытку послать сигнал США и другим странам Запада, что их нефтяные интересы в Ираке могут быть удовлетворены и без развязывания рискованной и дорогостоящей войны.

Столкнувшись с жесткой реакцией Москвы, Саддам Хусейн, правда, тут же постарался несколько разрядить ситуацию, заявив, что контракт по Западной Курне от России не уйдет и будет передан другой российской компании. Тем более, что реально расторгнуть контракт можно только по международному соглашению и лишь в международном правовом поле, а именно – в Международном арбитражном суде в Женеве. Пока же все действия Багдада – это только демонстрация намерений о расторжении контракта и не более того.

Однако "наезд" на крупнейшую нефтяную корпорацию России, к тому же фактически ни за что, оставил глубокую рану в российско-иракских отношениях. Председатель комитета по международным делам Совета федерации Михаил Маргелов уже заявил в этой связи, что Ирак не должен забывать, что "ЛУКОЙЛ" является крупнейшей российской нефтяной компанией, и "в ее капитале участвует государство", а "государство не может безучастно относиться к ущемлению своих интересов и интересов своих предпринимателей".

В конечном счете, дальнейшее раздувание "нефтяного конфликта" между Москвой и Багдадом принесет дивиденды по сути только "третьей стороне" – США, заинтересованным в том, чтобы Россия полностью сняла все возражения против военной операции в Персидском заливе, а в идеале даже присоединилась бы к ней. Не случайно, в некоторых зарубежных и российских СМИ уже раздаются призывы к пересмотру внешнеполитической линии Москвы в пользу решительной поддержки курса США на силовое свержение С.Хусейна и разрыву всех связей с "непредсказуемым диктаторским режимом" в Ираке.

В свете этого российскому руководству при принятии дальнейших решений по своей политике в отношении Ирака целесообразно проявлять особую осмотрительность и гибкость, исходя прежде всего из национальных интересов и необходимости сохранения за Россией важной роли в системе международной безопасности.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie