Хлебные крошки

Статьи

Бахтиер Худойбердиев, политолог

Россия-Таджикистан: сверка часов

Большинство населения, как в Таджикистане, так и в России заинтересовано в более качественных и дружеских отношениях между двумя странами

На недавней встрече в Сочи президентов России и Таджикистана был достигнут ряд важных договоренностей. После некоторого охлаждения отношений, серии громких заявлений и многозначительных недомолвок, других демаршей представителей власти обоих государств лидеры России и Таджикистана, наконец, попытались напрямую обсудить проблемы двусторонних отношений и найти приемлемые пути их решения.

К сожалению, последние годы взаимоотношений между Москвой и Душанбе сложно назвать конструктивными. Многое из того позитивного, что можно было бы сделать, так и осталось нереализованным. Более того, у наблюдателей стало складываться стойкое ощущение опасности, что во внешней политике Таджикистана намечается геополитический разворот в сторону приоритетности развития западного направления, а Россия, в свою очередь, взяла курс на постепенное свертывание своего присутствия в республике. Все это происходило на фоне активных действий США и других западных стран в странах центрально-азиатского региона. Развертывание их военного присутствия, оказание гуманитарной помощи, резкое оживление контактов на различных уровнях – все это добавляло весомые аргументы в пользу таких утверждений.

Однако следует учитывать, что беспрецедентное в мировой практике разрешение межтаджикского конфликта, существенные достижения в миростроительстве должны были подкрепляться экономическими успехами и улучшением уровня жизни населения. Поэтому все это объективно подвигало руководство страны к поиску новых, дополнительных ресурсов для своего развития. К тому же, участие Таджикистана в международной антитеррористической коалиции, ряд внешнеполитических инициатив президента Э.Рахмонова повысили авторитет государства на мировой арене. Но, возможно, реализация доктрины многовекторности внешнеполитической деятельности Таджикистана не всегда достаточно тесно увязывалась в рамках имеющихся процедур согласования, принятых в СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС. И это не стоит скрывать – недостаточность информационного сопровождения, поддержки, должного исчерпывающего объяснения таких действий порождали разного рода инсинуации.

В свою очередь, Москва в период 1999-2004 гг., сконцентрировавшись на решении своих внутренних проблем, снизила активность своих действий в регионе. Ресурсы и силы были направлены на разгребание завалов, накопившихся за десятилетие в России. Ее усилия на постсоветском пространстве в этот реконструкционный период вынужденно свелись к сохранению или консервации на имеющемся уровне своего влияния. Теперь же окрепшее государство приступает к активизации своей политики в СНГ.

Сегодня, по прошествии некоторого времени после завершения переговоров в Сочи, в СМИ России и Таджикистана все еще высказываются различные мнения о сути достигнутых договоренностей. Их палитра до банальности двухцветна и в сжатом виде сводится, по мнению одних, к тому, что Россия привычно надавила и выиграла, а Таджикистан, удовольствовавшись малым, как всегда уступил. По мнению же других, наоборот – Россия была вынуждена признать законность требований Таджикистана, который сумел использовать изменившуюся геополитическую расстановку сил в свою пользу, и согласилась на хоть и отсроченный, но все же вывод своих погранвойск. При этом частичное списание долгов Таджикистану в форме их инвестирования в гидроэнергетические проекты оценивается как двойная победа руководства республики.

Эти оценки, при всей своей противоположности, по сути дела, родственны и вытекают из упрощенного, примитивного понимания характера двусторонних отношений России и Таджикистана. По моему же твердому убеждению, успех был однозначно обоюден. И уж если говорить о чьем-либо поражении, то только применительно к тем силам, которые выступали против развития отношений между двумя странами. А они – об этом нужно говорить прямо – есть как в России, так и в Таджикистане. Хочется надеяться, что противники сближения серьезно просчитались и на их продуманных многоходовых планах президентами двух государств поставлен большой крест.

Вообще нужно четко уяснить, что в Таджикистане у любого деятеля, который бы вознамерился позиционировать себя против России, не будет никакой сколь-нибудь значительной поддержки в обществе. Такая политика не будет поддержана народом в принципе. Так сложилось исторически, что подавляющее большинство таджикистанцев связывают будущее своего государства именно с Россией. Она же, в свою очередь, безусловно, заинтересована в политически стабильном и экономически развитом Таджикистане. Как заявил президент России В.Путин, "нашем стратегическом партнере и союзнике". Ведь бедность и низкий уровень социального и экономического развития – питательная среда для возникновения экстремизма и терроризма.

Вместе с тем, было бы наивным полагать, что достигнутый в Сочи прорыв теперь надежно обеспечен. Что в современной политической жизни воля глав государств достаточна для того, чтобы не дать замотать и выветрить дух договоренностей. У противников интеграции есть еще много возможностей для обострения существующих проблем, чтобы омрачить двусторонние отношения. К примеру, неурегулированность комплекса вопросов трудовой миграции, спекуляции на тему наркооборота содержат немалые риски для них. Взять хотя бы фашистские – по другому и не назовешь – высказывания и явно провокационные действия одного депутата Госдумы из Свердловской области. И в Таджикистане, хоть и не в таких масштабах, есть подобные гапоны, за которыми тоже стоят весьма влиятельные группы.

Безусловно, приверженность руководителей государств более тесному сотрудничеству непременно должна быть поддержана и подкреплена практическими действиями. Иначе мы окажемся свидетелями кратковременного оживления двусторонних отношений, которое через некоторое время тихо трансформируется в стагнацию. И встреча в Сочи войдет в историю не как прорывная, а всего лишь как эпизод с тактическим разменом интересов.

Наши отношения нуждаются в поступательных шагах, нужно активно наверстывать упущенное, набирать высокий темп взаимодействия по всем направлениям. Отрадно, что Россия уже начала выполнять свои заявленные планы. РАО "ЕЭС" подключается к реализации гидроэнергетических проектов в Таджикистане, практически решены вопросы сезонных перетоков электроэнергии (ежегодно по 1,4 млрд. кВт/ч) в российские регионы, намечены конкретные планы по созданию международного консорциума по строительству Сангтудинской ГЭС.

Возможно, за этим высоким стартом должны последовать подвижки и по другим не менее выгодным национальным инвестиционным проектам, в частности в области ВПК. Во всяком случае, наиболее заманчивые из них республика все еще держит для российских инвесторов. Было бы логичным, если и парламентарии, например, Таджикистана внесли свой вклад в наметившееся взаимодействие, своими законами обеспечивая создание более привлекательного инвестиционного климата.

Немаловажны в этом контексте и, наверное, весьма целесообразны обоюдные политические сигналы, которые бы демонстрировали незыблемость и приоритетность курса на интеграцию. Полагаю, что для Таджикистана это, прежде всего, проведение ставшего актуальным в новых условиях содержательного обновления кадров во властных структурах, так или иначе вовлеченных в осуществление внешней политики. Ведь курс на дальнейшую интеграцию с Россией, который получил эффективный и мощный импульс, должен реализовываться более динамично и профессионально. С одной стороны, этим еще раз будет подтверждена неслучайность успеха саммита в Сочи, а с другой, зафиксирована реальность намерений и обеспечена необходимая гарантия их практической реализации.

По моему убеждению, большинство населения, как в Таджикистане, так и в России кровно заинтересовано в более качественных и дружеских отношениях между нашими странами. Думаю, что для лидеров государств это решающее подспорье, чтобы твердо следовать курсу на сближение и не снижать его темпы.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie