Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Иван Симоненко

Россия – центр Русского мира

Взгляд с Украины

Прежде всего, хотелось бы отметить, что определение дальнейших тактики и стратегии сторонников единства Русского мира на Украине требуют некоторого прояснения того, какие сценарии дальнейшего развития России существуют в Москве, поскольку реализация того или иного из них будет определять и отношение к проблеме постсоветской интеграции.

Евро-атлантический сценарий


Московские "западники" настаивают на превращении России в часть евро-атлантического альянса. В этом случае Россия вписывается в русло американского мирового лидерства. В результате появляется официальная или неформальная организация Северного полушария, которая будет заниматься решением крупных глобальных проблем. Но для России такая эволюция была бы крайне сложной, поскольку, будучи центральным государством Евразии, она имеет целый ряд собственных, отличных от американских, интересов по периметру своих границ. Отказ от этих интересов, например, от союза с Белоруссией и Украиной или от роли центра притяжения для Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Армении будет означать не просто геополитическое "сжатие" России, но и прогрессирующую самоизоляцию не только от евразийской, но и европейской политики.

С одной стороны, сами США не заинтересованы в появлении России внутри НАТО как альтернативного центра влияния. Для американцев предпочтительнее, чтобы Россия оставалась внешним по отношению к НАТО партнером. С другой стороны, не склонны к принятию России в НАТО и европейцы. Ведь в этом случае будет снижаться их собственный вес в альянсе. Геополитическое и геостратегическое значение России, занимающей центр Евразии, неизмеримо выше значения любого другого европейского государства. Кроме того, вхождение России в НАТО порождает дополнительные проблемы между Западом и Китаем, поскольку в этом случае сфера действия НАТО автоматически распространится до российско-китайской границы.

В силу обозначенных факторов интеграция России в НАТО представляется маловероятной. Сохранится лишь партнерство в решении некоторых вопросов международной жизни, задевающих интересы обеих сторон. Для нас же важно не допустить вступления Украины в НАТО. Ведь в последнем случае мы не только осложним жизнь России, но и лишимся всяческих шансов на достижение единства Русского Мира в обозримом будущем.

Европейский сценарий


Еще один обсуждаемый в России вариант – превращение страны в часть Европы – и политически, и экономически. Характерно, что к этому варианту склоняется часть либералов-западников, которые не чужды понимания национальных интересов России. Так, В. Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества, тесно сотрудничающий с Горбачев-фондом, обращает внимание на следующие моменты. На протяжении ряда десятилетий советская политическая теория представляла мировой баланс сил в категориях противостояния западного и восточного блоков. К первому относили США и Западную Европу, ко второму – СССР и его союзников. Постсоветская Россия также традиционно продолжала считать достойным для себя партнером лишь Соединенные Штаты. Между тем, Западу присущи свои внутренние противоречия. Если европейцы считают, что "центральным элементом концепции Европы после 1945 года стал и до сих пор остается отказ от принципа уравновешивающих сил и от гегемонистских амбиций отдельных государств" (Й. Фишер), то американцы по-прежнему полагают, что они являются единственным государством, способным вершить справедливость на мировой арене, выступая во имя всеобщего права. Трения между Европой и США нарастают. Еще французский президент Ф. Миттеран незадолго до своей смерти в 1996 году говорил: "Мы находимся в состоянии войны с Америкой, ... они слишком твердолобые, эти американцы, жаждущие неограниченной власти над миром".

По мнению В. Иноземцева, Россия могла бы сделать ставку на Европу, тем более что экономика ее теснее связана с ЕС, нежели с Соединенными Штатами. Кроме того, экономика европейских стран на протяжении долгих десятилетий развивалась как социальная рыночная экономика, и этот путь развития ближе российскому менталитету, чем идеология ничем не ограниченного рынка, превалирующая в США. Немаловажно и то, что в 1996 году ЕС впервые превзошел США по размерам ВНП и, по мере расширения Евросоюза, это превосходство будет увеличиваться. В "европейском доме" Россия способна почувствовать себя равным партнером среди многих, а не утратившей свой статус великой державой.

Известно, что В. Путин неоднократно упоминал "европейский сценарий", определяя Россию, прежде всего как европейскую страну. Действительно, в политическом и культурном отношениях Россия всегда была частью Европы (хотя и не только!). В свою очередь, Европа без России рискует не состояться как мощный и влиятельный фактор мировой политики. То есть, сценарий выглядит вполне логичным. Однако на пути его осуществления возникают серьезные препятствия. Ни Европа, ни Россия не готовы к вступлению России в Евросоюз, а без этого интеграция России в Европу сохранит частичный характер. Между российской экономикой и социальной практикой, законодательством и культурно-политическими традициями, с одной стороны, и основными институтами, механизмами и параметрами современной Европы – с другой, сохраняются немалые разрывы.

Не заинтересованы в полноценном вхождении России в Европу и Соединенные Штаты. Ведь это решительно усилило бы Европу в военно-стратегическом отношении. В таком случае американцам пришлось бы распрощаться с надеждами на длительную мировую гегемонию.

Понимая все эти моменты, Европа продолжает мучительно размышлять над тем, что ей делать дальше: двигаться к своему становлению в качестве самостоятельного центра силы (и в этом случае Россия очень бы понадобилась) или же и далее соглашаться с американским мировым лидерством, а самим ограничиться решением экономических задач.

Поэтому разговоры о присоединении России к ЕС остаются преждевременными. Для нас в данном случае важно, чтобы отношения Украины с ЕС развивались синхронно с отношениями ЕС с Россией. К примеру, мы и россияне могли бы одновременно решать вопросы установления зоны свободной торговли с ЕС, ассоциированного членства и т.д., помня, что при этом нельзя ущемлять интересы друг друга или сворачивать собственные двусторонние экономические связи.

Традиционный сценарий


Обсуждается в России и сценарий, при котором Россия развивается как самостоятельный центр силы, естественно, уступающий по своей мощи США или Европе, однако же, имеющий собственные военно-политический вес в мире, а не растворяющийся в других центрах силы. Такой вариант развития России, являющийся для нее, кстати, традиционным, приветствовали бы Китай, Индия, некоторые ведущие государства исламского мира. Видимо, подобное развитие событий нашло бы, если не прямую поддержку, то, по крайней мере, "дружественный нейтралитет" со стороны уставших от американской гегемонии европейцев. Появились бы хорошие шансы для создания на международной арене "ситуативного большинства", останавливающего наиболее крайние проявления американского гегемонизма. Как самостоятельный центр силы Россия могла бы быть партнером и Европы, и Америки, и Китая и проводить многовекторную внешнюю политику, отражающую характер ее геостратегического положения и национальных интересов.

Наблюдатели обращают внимание на затруднительность реализации этого сценария развития в условиях нынешней разобщенности российской политической элиты и, как следствие, отсутствия эффективной экономической стратегии возрождения страны. Однако, следует заметить, что несмотря на свои очевидные слабости, Россия продолжает оставаться потенциально мощным государством. Она имеет громадную территорию, уникальное географическое положение, второй в мире ядерный потенциал, крупные заделы на острие научно-технического прогресса, немалые энергоресурсы, традиционно высокий авторитет в исламском мире и на Востоке вообще. Последние события уже показали, что американцы вполне могут обойтись без НАТО в Азии, но вряд ли – без России.

Мощь России может прирастать остальным постсоветским пространством. В России хорошо это понимают. Поэтому мы должны как поддерживать такой сценарий дальнейшего ее развития, так и содействовать всяческому сближению Украины с Россией. Собственно последним должно определяться ныне наше отношение к изменению политической системы Украины и грядущим президентским выборам. Особенно во время "трогательного единства" право-левой оппозиции, все участники которой за душещипательными разговорами о демократии, правах и свободах видят только одно – как бы им самим "приватизировать" государственную власть. Причем, если удастся осуществить захват власти на Украине правыми во главе с закоренелым русофобом Ющенко, нас ожидает судьба Филиппин и Панамы, когда-то оккупированных морской пехотой США. Мы, возможно, малость поправим демографическую ситуацию, вплоть до соответствующего изменения цветов государственного флага, и даже научимся держать ноги в грязных ботинках на белоснежной скатерти, но с надеждой остаться органической частью Русского мира придется проститься навсегда.

Если государственная власть подводит нас к скорому членству в ЕврАзЭС, делает наше производство, включая трубопроводную систему, общим с Россией, следует задаться вопросом: стоит ли нам идти в услужение к Ющенко и с этой властью бороться?

Блоковый сценарий


Наконец, четвертый сценарий, развитие которого было серьезно осложнено после ухода с должности премьер-министра Е. Примакова, но который не потерял от того привлекательности в умах многих россиян. Речь идет о построении геополитического треугольника в составе России, Китая и Индии, а также привлечении к нему стран из других регионов мира, страдающих от засилья Соединенных Штатов.

Противники такого сценария утверждают, что Россия при его реализации неминуемо столкнется с нежеланием Китая играть подчиненную роль, болезненной реакцией Западного мира и возможным переходом некоторых членов этого альянса на сторону более сильных в экономическом и военном отношении держав. Кроме того, даже если такой альянс был бы создан, Россия оказалась бы в союзе с государствами, которые (как, например, Китай) развиваются за счет масштабных инвестиций извне и наличия значительного спроса на их индустриальную продукцию на общемировых рынках. Поэтому стратегический союз с подобными странами не сможет стать положительным импульсом для российской экономики, а лишь вернет страну на экстенсивный путь развития, столь ей привычный.

Надо сказать, что приведенные аргументы (а они принадлежат либералам-западникам) имеют во многом надуманный характер. Скажем, Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), ведущими членами которой являются Россия и Китай, уже существует в качестве международной организации, но споров о лидерстве в ней не возникает. Известно, что интерес к участию в ШОС проявляет Индия. Что же касается технологического уровня производства, то на данном этапе только крупные военные заказы Китая и Индии стимулируют инновации в военно-промышленном комплексе России. Ну, а бегут пока не союзники от России, а, скорее наоборот, Москва значительно свернула масштабы былых связей с Ираком, Кубой, Ливией, КНДР и т.д.

Важно уяснить, что православие, ислам, конфуцианство, буддизм и индуизм на духовно-генетическом уровне ближе друг к другу, чем все они – к протестантизму или католицизму. Если мы видим конфликт между индуизмом и исламом из-за Кашмира, так надо видеть и то, как англичане, уходя в 1947 году из Индии, этот конфликт породили и как американцы затем всячески его раздували, не позволяя угаснуть.

Другое дело, что общие проблемы, которых на планете становится с каждым годом все больше, толкают не к противостоянию между блоками, а к сотрудничеству. Поэтому, Россия, Китай и Индия, с одной стороны, а Евросоюз, с другой, освободись они от диктата США, могли бы контролировать развитие событий во всей Евразии, вынуждая тем самым Вашингтон к сотрудничеству, ибо противостояние в условиях экономического и ресурсного усиления Евразии стало бы бессмысленным. Мир, говоря словами Конфуция, стремится "к единству, но без унификации". При этом Россия, а вместе с нею и Украина, играли бы роль связующего цивилизационного центра между экономиками и культурами Европы и Азии. Выгода, безусловно, была бы несомненная.

Понятно, что последний сценарий, особенно в сочетании с предыдущим, представляется нам наиболее многообещающим.

Роль Украины


Итак, судя по всему, Россия подошла к тому моменту, когда должна окончательно очнуться от 11-летнего летаргического сна и серьезно озаботиться своим будущим. Украина в этом будущем занимает едва ли не центральное место. Но российскому руководству желательно было бы учитывать, что резкие движения в политике еще более вредны, чем в спорте. Возможно, именно таким резким движением были недавние события вокруг проблемы объединения России и Белоруссии. Применительно к Украине эта проблема еще более усугубляется тем, что население в последние годы перестройки и после провозглашения независимости прошло обработку сепаратистской националистической идеологией. Ее засилье в СМИ, в том числе электронных, ощущается по сей день. Тревожное положение сложилось в школе, где учебники по гуманитарным предметам прославляют предателей и вероотступников прошлого и настоящего, а русский язык и литература официально превращены в иностранные. Поэтому, хотя большинство населения "независимость" Украины не воспринимает и не понимает, нам предстоит серьезная работа по привлечению на свою сторону поколения, выросшего после 1991 года.

В такой ситуации любые радикальные заявления способны причинить вред общему делу. Вместо этого было бы уместней широко пропагандировать преимущества, связанные с интеграционными процессами. Необходимо также более широкое присутствие российских СМИ в украинском эфире и газетных киосках. Важно, чтобы российские газеты были дешевле украинских. Возможно, экономически это невыгодно. Но даже в трижды рыночной экономике надо уметь не только считать рубли, но и видеть перспективу страны и общества. А еще нужна мощная сеть российских культурных центров, в которых упор бы делался не на том, что сказали и где побывали президент или премьер, а на общих истории, культуре и духовности. Такие центры, дополняя свою деятельность бесплатным Интернетом, подарочными аудио – и видеокассетами с записями российских эстрадных звезд, возможно, помогли бы переломить неблагоприятные тенденции в молодежной среде. И еще раз: никакой спешки и радикальных заявлений. Известно, что строить – не ломать: нужны надежный проект, искусная и настойчивая работа, терпение и выдержка.

Жить нужно не только сегодняшним днем. Живи так наши великие предки, никогда бы не было ни побед на Куликовом поле, ни выхода к Балтике и Черному морю, ни прорыва в космос. Они оставили нам великую страну. Мы ее потеряли, но пока еще не поздно попытаться восстановить хотя бы часть былого величия и передать тем, кто придет после нас.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie