Хлебные крошки

Статьи

Современная русская идентичность
Взгляд
Казахстан и Средняя Азия

Станислав Епифанцев

Россия, Церковь и русский человек

Время не ждет

За веру, царя и отечество! Эта короткая формула триединства, по сути, была тем самым духовным и идеологическим фундаментом, на котором строилась и стояла веками Российская империя. К тому же она служила и мощной вертикалью, которая связывала все общество сверху донизу. Для любого жителя России, от простого крестьянина до сиятельного аристократа, эти слова были святы. Большевики, придя к власти, расстреляли царя, разрушили веру, однако, фактически сохранили модель государственного устройства, заключив все общество в стальной каркас коммунистической идеологии. Были заменены составные части формулы, но принцип в той или иной мере сохранился. И не стоит отрицать того факта, что Советский Союз добился огромных успехов. Те же миллионы россиян, которые вынужденно покинули страну, потеряли и царя, и отечество, но сохранили веру.


Русская идентичность как она есть

В современном мире, несмотря на глобализацию, все великие государства и народы имеют нечто свое особенное, что сплачивает их в монолитную и сильную нацию, и отличает от других. Это может быть британская королева или японский император, или «свобода, равенство и братство» у французов или нечто иное.

Зададимся вопросом, есть ли и у современной России это самое нечто, что по значимости могло бы сравниться с тем, что Россия имела прежде, и что имеют многие другие страны и сейчас? Есть ли нечто в системе ценностей, что каждый гражданин России, да и мы, соотечественники за рубежом, могли бы назвать святым для всех нас? Большой и больной вопрос, не имеющий на сегодня, пожалуй, ответа. События последнего времени показывают, что политическая элита Россия, неожиданно для себя столкнувшаяся с вызовами времени, не имеет внятного решения в принципе. Проблема и в том, что если большевики, разрушив все до основания, затем действительно построили свой мир, со своими устоями, то вот либеральные демократы, которые совершили то ли революцию, то ли контрреволюцию, оказались не готовы управлять страной, да к тому же, увлеклись разграблением ее же. Где уж тут думать о вечных ценностях?!

Меж тем, великая страна СССР рухнула, развалилась. Россия, потеряла огромные территории, а мы потеряли свое Отечество. Мы не изменили своего места жительства, но теперь это уже другие страны, не Россия. Меньше всего мне хотелось бы, чтобы мои слова воспринимались, как жалобы и нытье. Это не так! По прошествии двух десятков лет жизни за пределами России ныть и жаловаться на судьбу даже не смешно. Значительная часть русских вернулась на родину предков, часть просто вымерла, остальные выжили и встроились в нынешние реалии, заняв нишу условного среднего класса. Но, поскольку мы теперь включены официально в сферу приоритетов российской внешней политики, то критично осмыслить реалии и попытаться найти свой путь будет совсем не лишним.

Если предыдущие волны российской эмиграции смогли сохранить в определенной мере свою русскую идентичность на протяжении достаточно долгого времени, то по всеобщему признанию произошло это в значительной мере благодаря Русской Православной Церкви (РПЦ). Однако, что имеем мы, новые обитатели русского «рассеяния», для того, чтобы в свою очередь суметь сохранить свою идентичность. Что такого осталось нам от советского прошлого, подобное тому, что имели наши предшественники? Или же, что привнесли нового «демократические» времена в русскую Ойкумену?

В принципе до сих пор нет единой трактовки событий недавнего прошлого. Был ли распад Советского Союза предопределен или же ему очень помогли? Вопросов здесь больше, чем ответов.

Ясно одно, надо признать, что в нулевые годы изменение во взаимоотношениях России со своей диаспорой произошло радикальное. Впервые со времени существования государства российского диаспора была признана одним из важнейших приоритетов внешней политики России. Это решение, бесспорно, трудно переоценить, как политический шаг. То, что руководство России приняло такое решение, среди прочего обозначило амбиции молодого руководства страны. Тем более, что следом была принята Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

Однако, как признал недавно Президент России Медведев в своем выступлении на встрече с членами Архиерейского собора РПЦ, власти нуждаются в участии Русской православной церкви в работе с национальными диаспорами, так как само государство ведет ее недостаточно эффективно. «Надо признаться, что в этом направлении государство пока не преуспело; если говорить откровенно и прямо - государство не очень хорошо умеет работать с диаспорой», - признал он, как передало ИТАР-ТАСС.

Переводя с языка политической дипломатии, можно говорить, что заявление более, чем жесткое. Можно предполагать, что вслед за этим заявлением следует ожидать известного переформатирования работы госструктур. Возможно, следует ожидать и кадровых решений. Здесь для нас примечательны несколько моментов. То, что Президент высказался столь прямо и откровенно, делает ему честь и говорит, что Медведев продолжает придерживаться курса на откровенный и прозрачный диалог с народом. В то же время, обращение к авторитету РПЦ носит знаковый характер. Прежде всего, потому, что до настоящего времени структуры МИДа, скажем прямо, избегали тесного сотрудничества с представителями Церкви, да и госструктуры зачастую демонстрируют настороженное отношение к ней.

В то же время и сегодня связь Церкви с русской диаспорой достаточно сильна. Если в самой России Православная церковь осталась одним из немногих общественных институтов, к кому народ сохраняет определенное доверие, то в условиях диаспоры Церковь осталась вообще единственной в таком качестве. Собственно, взаимосвязь русских в диаспоре и Православной церкви более, чем органична, несмотря на то, что советские времена вымыли религиозность из советского народа. Такая связь носит для Церкви одновременно и чисто утилитарное значение, ведь мы практически единственная ее паства в странах региона, соответственно единственная причина ее наличия в этой части света. Несмотря на годы безверия, народ тянется к Церкви, видимо проснулась генетическая память. К тому же 90-е годы оказались «лихими» для россиян, но еще более для россиян, оставшихся за пределами отечества. А в трудные времена, как известно, народ интуитивно тянется к религии.

Если говорить о Киргизии, то авторитет Русской Православной Церкви достаточно высок. Уважительно в целом к ней относится и руководство Республики. По крайней мере, такое отношение практиковалось все годы независимости, при всех режимах. Для Церкви в нашем регионе новые времена совпали с трудным этапом собственного возрождения после многих лет преследования и унижения. Тем не менее, надо признать, что Церковь довольно быстро освоилась в новых обстоятельствах. Строятся новые храмы, в Бишкеке действует православная школа, в целом таких школ уже три по республике, возрождаются праздники и традиции.

Однако, многолетние усилия по созданию русской гимназии под патронажем епархии заканчиваются ничем в силу равнодушия России. Как ни странно, мы встретили более радушный отклик со стороны киргизского руководства, которое без всяких условий выделило под строительство образовательного комплекса участок земли в прекрасном месте города. Это притом, что школа будет самоокупаемой и приватизировать ее ни в чьи планы не входит. Вытянуть строительство мы самостоятельно, конечно, не можем. А ведь казалось бы, появление такой школы только в интересах России. Ведь взять тех же турок, которые только в Киргизии и Казахстане построили уже порядочное количество лицеев и гимназий. Говорить, что Турция богаче России не приходится, просто у руководства Турции иной взгляд на проблему, нежели у России. А ведь именно русское образование, русская культура и русский язык как раз то, что до сих пор удерживает страны региона в зоне притяжения России. К тому же, признавая нас своими соотечественниками, разве не резонно построить хотя бы одну школу в стране для соотечественников. Притом, что такая школа станет центром консолидации не только для русского населения, но и для всех друзей России. Надо сказать, что этот случай весьма характерен во взаимоотношениях России со своей диаспорой.

Время не ждет

Вне всякого сомнения, Президент Медведев сделал весьма разумный шаг, обратившись за помощью к Церкви. Однако, наивно было бы думать, что дальше все пойдет само собой. Пространство русской диаспоры не такое уж примитивно простенькое. Для того, чтобы быть успешными в работе с диаспорой надо изначально правильно сформулировать стратегию и тактику, то есть выработать политическую доктрину, проще говоря, на что рассчитывает Россия в регионе и исходя из этого, зачем ей нужна диаспора. Пока провозгласив нас своим важнейшим приоритетом, Россия относится к нам, как чемодану без ручки, и бросить уже не может, и тащить не знает как.

Последней политической установкой видимо было усилить реализацию Госпрограммы, именно так ориентируется работа организаций соотечественников. Однако, если российские чиновники будут столь же эффективны, как предыдущие три года, то ждать решения проблемы соотечественников придется никак не меньше ста лет - простая арифметика и ничего более. Конечно, требовать от российского чиновника эффективности соизмеримой с немецкими чиновниками и израильскими, пожалуй, даже жестоко будет, но вот пример из наших палестин. Казахстан реализует подобную же программу, в год переселяется до 75 тысяч оралманов (2009г.), всего переселилось около миллиона человек. Если учесть, что российские чиновники поспособствовали переезду 31131 человека за все годы действия Госпрограммы (http://www.fms.gov.ru/programs/fmsuds/files/monitoring.pdf), т.е. в среднем за год менее 8 тысяч человек, а также принять во внимание, что казахов 8,5 млн, а русских 110 млн человек, а за пределами России обретается по самой скромной оценке 25 миллионов соотечественников, то понятно, что в странах нашего региона еще долго будет «русским духом пахнуть».

Если принять во внимание, что уровень местного чиновничества принято оценивать, как «ниже плинтуса», то на какой уровень может претендовать российский чиновник?! Немудрено, что в настоящее время количество чиновников на душу населения превысит скоро численность самого населения. Ну а если серьезно, то нужна железная политическая воля. Понятно, или Медведев наведет порядок в стране или… не наведет!

Мне пришлось в недавней статье дать любительскую экономическую выкладку о выгоде переезда соотечественников на Родину предков, но вот с другой стороны, России не менее выгодно то, что русские в значительном числе живут еще в странах региона. Другой вопрос, что Россия как-то странно понимает свои интересы в регионе, в том числе и по отношению к русскому населению и к титульному.

Остается добавить, что в нагнетании антирусской истерии во всех республиках бывшего СССР немало потрудились представители творческой интеллигенции. В Таджикистане на этой ниве особенно отличилась поэтесса Гулрусхор Сафиева (http://folksland.net/m/articles/view/--2010-11-14). В 20 лет она вступила в КПСС, возглавила сектор печати таджикского комсомола, в 24 года получила членский билет Союза писателей Таджикистана и еще через 10 лет стала секретарем правления. Во время Перестройки Сафиева из убежденной коммунистки обратилась в пламенную националистку. На митингах «исламско-демократической» оппозиции поэтесса произносила антирусские речи, сокрушалась о «поруганной северными варварами моей прекрасной темноглазой Родине», называла Великую Отечественную войну «российской мясорубкой, куда загнали таджиков», предрекала, что «час расплаты наступил, и пусть кровь смоет русскую грязь». На этом фоне весьма примечательной выглядела позиция местного криминального авторитета Сангака Сафарова, заявившего: «Кто тронет хоть одного русского - будет иметь дело со мной!» Сафиева же с началом гражданской войны покинула Таджикистан и обосновалась в Москве, печатается на страницах газет «северных варваров», включая официозную «Российскую», проводит творческие вечера...

Или пример с поэтом Шахановым. Это лидер нацпатов в Казахстане, и к этому больше ничего не надо добавлять, но вот в России его привечают, печатают, переводят, что вызывает удивление и недоумение у казахов же, друзей России. Непонятно, но объяснимо, когда российские бизнесмены пренебрегают соотечественниками, ясно, что рулят бизнесом местные элиты и с ними полезно ладить. Но ведь русские в регионе относятся к числу самых квалифицированных и умелых работников, но вот, поди ж ты. И такая практика везде, куда не посмотришь. Не то, чтобы мы что-то требовали или претендовали - и так проживем, но вот позиция России несколько странная. Особенно очевидно это на фоне политики других стран. Возможно, Россия и русские единственные в странах региона, практикующие подобные взаимоотношения.

Думается, нужна более системная и осмысленная политика в отношении российской (русской) диаспоры. Если действительно всем уезжать, то так и скажите и создайте реальные условия для переезда. Ведь за годы действия Госпрограммы самоходом переехали в Россиию сотни тысяч соотечественников, в первую очередь русских. Из той же Киргизии в прошлом году переехало до 50 тысяч человек, и все минуя переселенческие структуры. И видимо всем понятно почему. Пора бы уже делать какие-то выводы. Если местные агашки и байкешки поначалу напряглись, переполошились (кому-то ведь надо работать), то теперь только подсмеиваются. Даже если бы российские чиновники сработали на уровне казахских, то и то должно было бы переезжать по миллиону человек в год, как минимум.

При всем сходстве процессов могу заверить, что есть принципиальные отличия в переезде немцев и русских. Мы гораздо менее затратны и более экономичны. На нас не надо тратить миллиарды для обучения языку, ментально и цивилизационно мы абсолютно такие же, как русские в России. И если немцы-переселенцы по прошествии десятилетий не принимаются в свою среду коренными немцами и фактически общаются только в своей, «русской» среде, то наш человек, если и отличается от коренных россиян, то только в лучшую сторону. Мы меньше пьем, лучше работаем (жизнь в «приграничье» заставила), уровень нашего образования и профессионализма, как минимум, не ниже. Мы привыкли выживать, не жалуясь и полагаясь только на самих себя. Ведь нормально ожидать, что руководство России назовет реальные цифры и сроки, которые будут реально же и выполнены. И все это на случай, если на местах все будет спокойно, чего никто не может гарантировать, и что в том же Таджикистане в свое время имело место и о чем молчали и пресса и российская власть. Есть ли уверенность, что Россия защитит нас, если что?! Большой вопрос!

При этом вполне очевидно, что процесс этот растянется на многие годы. К тому же, несомненно, значительная часть российских соотечественников в любом случае и при любых обстоятельствах останется жить здесь, ведь это наша малая Родина. И как же быть с ними? На мой взгляд, лучше честно и откровенно сказать народу, что и как, нежели плодить иллюзии. Так будет легче и проще всем.

Что касается местных реалий, то и здесь далеко не все однозначно. Курс всех стран региона на построение этнократии вполне очевиден и даже уже не маскируется. То, что местные националисты занаряжены на искоренение всего российского и русского тоже вполне очевидно. Где-то это происходит тихо и постепенно, а где-то, как в Узбекистане, подчекнуто «пылювали» на Россию. Атакам подвергается все прошлое, и не в последнюю очередь наше святое - Великая отечественная война, ветераны. И все это на страницах массовых газет и электронных СМИ.

Вместе с тем, на уровне межличностных отношений все не так трагично. Вполне можно ожидать маргинализации русского населения. Нечто подобное тому, что произошло в Иране в свое время. Послал царь батюшка энное количество русских людей в Персию, да и забыл их там, да и большевикам они оказались не нужны. Вот и живут в Иране, почти забытые всеми, но вот сумели сохраниться, как русские люди. И здесь проявилась позитивная роль Православной церкви, которую если не ошибаюсь, представляет отец Александр. Кстати, уроженец наших мест. Вполне возможно, если не будет геноцида, местных русских ожидает такая же судьба, с вариациями на местную тему. Ожидать ассимиляции не стоит. Вот, к примеру, в Китае живут уж сотню лет русские в весьма небольшом количестве, но до сих пор сохраняют свою идентичность. Или же китайские иудеи, которые уже потеряли за века язык, да и во внешности трудно углядеть семитские черты, но вот ведь до сих пор сохраняют веру и именуют себя евреями. Так что советчикам в России, рекомендующим нам ассимилироваться стоит прикусить языки. В точности российские политики следуют поговорке: «Чужую беду рукой разведу».

Со стороны титульных элит двойственное отношение к русским. С одной стороны эти элиты столь же безграмотны, как и российские, с другой стороны местные русские, как я уже упоминал, трудолюбивые и работящие. В значительной мере именно на них держатся многие разделы экономики. Недаром в казахской печати вполне откровенно местный авторитет заявил, что русские нам нужны, кто же будет сеять хлеб, доить коров.… К тому же русские это самый законопослушный этнос в странах региона, от которых власть не ожидает никаких радикальных выступлений. Во время всех киргизских революций русские сохраняли спокойствие. Да и в Казахстане именно русский депутат прославился совершенно неприличным восхвалением отца народа. Да так, что краснели и ежились самые продвинутые записные подхалимы. Так что и здесь от нас «польза».

Возвращаясь к теме сотрудничества с Церковью, еще раз повторю, что кроме пользы никакого вреда не будет. Разве только, хотелось бы, чтобы и Церковь оказалась адекватной духу времени. А власть при этом не ограничилась перекладыванием проблем диаспоры на плечи Церкви. Ну что же, «Россия, вперед»?!

Станислав Епифанцев, специально для «Россия и соотечественники»

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie