logo

Хлебные крошки

Статьи

Русский мир
Культура

Владимир Павлов

Россияне в Норвегии: нежелательные гости

Потоки мигрантов в благополучные государства Запада давно уже стали головной болью для большинства европейских правительств

С одной стороны неуклонное старение коренного населения стран Европы требует притока свежей молодой рабочей силы, с другой стороны этот процесс плохо поддается контролю, а также сопряжен с ростом преступности, социальной и межнациональной напряженности.

Каждое государство решает эти проблемы по-своему. В Норвегии, например, недавно решили запустить новую программу с целью сделать свою страну непривлекательной для беженцев и иммигрантов из других стран, прежде всего для нежелательных гостей из России и других республик бывшего СССР. Данная программа под лозунгом "Норвегия для норвежцев" предусматривает не только ужесточение иммиграционных законов и правил, но и информационно-психологическое воздействие на потенциальных мигрантов в других странах через СМИ с целью убедить их в бессмысленности попыток искать свое счастье в "Стране фьордов". Таким образом, норвежские власти пытаются разрушить расхожий стереотип: "Норвегия – благополучная и богатая страна, способная прокормить всех".

С этой целью в местечке Лиир, в 40 километрах от Осло, создан специальный Центр размещения нежелательных мигрантов, в который регулярно приглашают норвежских и иностранных журналистов для освещения "ужасных условий" жизни претендентов на жизнь и работу в Норвегии. Не так давно в Лиире побывала и съемочная группа российского телеканала ТВС. Начальник Центра Харольд Нуссет, добродушного вида очкарик и музыкант по профессии, показывал нашим журналистам "кошмары" своего хозяйства: колючую проволоку на заборе; сторожевую вышку; шестиместные комнаты, в которых селят вместе беженцев обоего пола; общую столовую с закрывающимися на кодовые замки хранилищами для продуктов (чтоб не воровали) и т.д.

Наивные норвежцы, видимо, не знают, что "нашего человека" видом уютного норвежского коттеджа (именуемого почему-то "бараком"), пусть даже и за колючей проволокой и с многоместными комнатами, не напугаешь. Это подтверждают и сами беженцы из числа наших соотечественников, оказавшиеся на момент репортажа в Лиирском центре. Так, по словам Надежды Баймухановой и ее сына Игоря, жизнь в лагере вполне сносная. Администрация Центра выдала им новые одежду, кухонную посуду и постельные принадлежности. Трехразовое бесплатное питание – вполне приличное – с мясными и рыбными блюдами, овощными салатами, кофе и чаем в неограниченных количествах. Кроме того, каждому жителю лагеря еженедельно выплачивают по 284 норвежские кроны на карманные расходы.

Баймухановы родом из Нальчика в Кабардино-Балкарии и за границу уехали с целью "спасти от ужасов чеченской войны" 30-летнего Игоря – ему прислали повестку из военкомата на сборы запасников. Оставив в Нальчике жену и сына, Игорь с матерью сначала приехали в Германию, но там не понравилось – "люди черствые". Подались в Норвегию в надежде получить статус политического беженца. Здесь им нравится. Еще одна русская – скрывающее свое лицо и фамилию девушка Маша из солнечного Сочи. Утверждает, что бежала от "преследования властей" и надеется на то, что потомки "благородных и справедливых викингов" не откажут ей в виде на жительство. В соседнем "бараке-коттедже" разместился целый симфонический оркестр из Грузии, уже объездивший с концертами всю Норвегию. Музыканты выдают себя за "жертв режима Шеварднадзе", который "не дает им заниматься творчеством" и надеются в случае благополучного исхода их дела привезти в Норвегию свои семьи.

Но, скорее всего, надежды всех этих людей напрасны. Министр по делам коммун и регионов Норвегии Эрна Сульберг в интервью для российских журналистов сообщила, что раннее действовавшие правила, согласно которым беженец, если решение его судьбы затягивалось свыше 15 месяцев, автоматически получал право на жительство в стране, отныне отменены. Те, кого власти сочтут "нежелательными эмигрантами" подлежат высылке из страны в трехмесячный срок. Таких безнадежных (а их большинство) как раз и направляют в Центр в Лиире. Основная часть "нежелательных" – курды, выходцы из стран Африки и Азии, Восточной Европы. Но и русских немало. Так, в прошлом году из России в Норвегию прибыли свыше 1,5 тысяч иммигрантов и большинство из них было отправлено назад.

По данным норвежских властей, в Москве функционирует целый ряд туристических фирм, которые специализируются на отправке желающих в Норвегию, завлекая их обещаниями легкой жизни в "социальном раю". За 2000 долларов клиенту делают паспорт с Шенгенской визой и составляют автобиографию "политического беженца". Например, из жителя Москвы делают "диссидента" из Узбекистана, якобы преследуемого властями за участие в движении за права человека и т.д. Однако, чаще всего, такого "беженца" ждет в Норвегии весьма холодный прием.

Директор управления по делам иностранцев в Норвегии Тригве Нурдби в недавнем интервью российскому телевидению заявил, что все типовые "легенды" приезжающих в Норвегию россиян уже давно известны властям. Наряду с т.н. "диссидентами" из стран СНГ, многие претенденты на проживание в "Стране викингов" выдают себя за жертвы рэкета "русской мафии" или даже, видимо по примеру Бориса Березовского, утверждают, что их притесняет "режим президента Путина". По словам Т. Нурбди, норвежское правительство считает, что сегодня в России нет веских причин для эмиграции из страны по политическим мотивам. Единственным исключением являются, по мнению официального Осло, беженцы из Чечни, которым, как правило, не отказывают в предоставлении вида на жительство в Норвегии.

Вообще история русской эмиграции в Норвегии, несмотря на близкое соседство наших стран, на удивление коротка. Вплоть до революции 1917 года в Норвегии практически не было как таковой русской колонии. Зато в мае 1920 года после разгрома белой армии генерала Миллера на Севере России пароход "Кузьма Минин" доставил в норвежский порт Тромсе сразу свыше 1000 российских беженцев. Часть из них вскоре уехала из Норвегии в другие страны Европы и США, а часть осталась и осела сначала в Лиллехаммере, а затем и в самом Осло, где было создано "Российское эмигрантское общество". В апреле 1931 года в Осло был официально открыт первый на норвежской земле приход православной церкви Святого Николая. До этого верующие православные вынуждены были приглашать для церковных служб священников из православного прихода в Стокгольме.

Во время второй мировой войны в "Страну фьордов" пришел еще один поток выходцев из СССР – советских военнопленных, которых немцы пригоняли для работ на военных заводах и рудниках в Норвегии. Сюда даже приезжал генерал-предатель А. Власов агитировать эмигрантов и пленных в концлагерях за вступление в РОА, но большого успеха не имел. Небольшая часть выживших советских военнопленных после войны осела по разным причинам в Норвегии, но большинство вернулось на Родину. В послевоенные годы, и особенно с началом "холодной войны", российская община в Норвегии практически не росла и оставалась весьма немногочисленной.

Очередной иммигрантский бум начался после распада СССР в 1991 году. В Норвегию в поисках заработка и сытной жизни ринулись многие бывшие совграждане как из Мурманска и других городов Кольского полуострова, так и из прочих регионов России и стран СНГ. Среди них были разные люди: новоявленные "новые русские", вездесущие "челноки", потерявшие работу на Родине мурманские и архангельские рыбаки, ставшие ненужными в "суверенных государствах" бывшие офицеры Советской Армии, "жрицы любви" и преступные авторитеты. Русские "дамы легкого поведения", приезжавшие в конце каждой недели со всего Кольского полуострова на заработки в Норвегию, одно время являлись едва ли не самым больным пограничным вопросом в российско-норвежских отношениях. До сих пор в СМИ Норвегии темы "русской проституции" и "русской мафии" являются одними из самых ходовых.

К концу 1990-х годов приток русскоязычных мигрантов в Норвегию существенно спал. Многие иммигранты уехали в другие страны или вернулись домой, не найдя для себя работы в "Стране викингов и троллей". Некоторые остались и живут на государственные пособия для безработных, другие выучили норвежский язык, женились на норвежках и смогли как-то устроиться. В настоящее время в Норвегии проживают свыше 3,5 тысяч русскоязычных (в это число не входят российские и украинские шахтеры, добывающие вахтовым методом уголь на Шпицбергене). Самый русский город в Норвегии – это находящийся в двух километрах от границы Киркенес. Здесь русскоязычные составляют аж 10 процентов всего населения, таблички с названиями главных улиц дублируются на кириллице, а в местной библиотеке есть даже русская секция, в ряде школ преподают русский язык.

Норвежцы в шутку называют Киркенес "маленьким Мурманском". В городе работает "Самовар-театр", проводятся русские детско-юношеские фестивали. В большинстве своем русские в Норвегии это нынешние и бывшие жены норвежцев и их дети, российские рыбаки, работающие на норвежских хозяев, есть также и небольшое число предпринимателей, врачей, преподавателей, ученых, музыкантов и т.д. Небольшие русские общины существуют сегодня также в Осло, Тромсё, Будё и некоторых других городах Норвегии.

Учитывая ужесточение иммиграционной политики норвежских властей, вряд русских в Норвегии в обозримом будущем станет больше. Конечно, среди приезжающих в Норвегию мигрантов есть разные люди и далеко не всегда их желание жить в этой стране является абсолютно оправданным. Но все же немного обидно, что именно россиян власти соседней Норвегии, гордящейся своими демократическими традициями и свободами, сегодня называют особо "нежелательными" гостями.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie