Хлебные крошки

Статьи

История
История

М.А. Бирман, А.Н. Горяинов // "Новая и новейшая история", 2002, № 1 (публикуется в сокращении)

Российские интеллектуалы-эмигранты в Болгарии 1920-1930-х годов

К началу 1922 г. здесь, по ориентировочным оценкам, насчитывалось от 30 до 40 тысяч российских эмигрантов

В 1920 г. возник общественный Объединенный русско-болгарский комитет помощи русским беженцам, возглавленный человеком большой души, архиепископом Софии Стефаном, который стал одновременно представителем Верховного комиссара Лиги Наций по делам беженцев. Комитет руководил сбором пожертвований деньгами, продовольствием и одеждой. В 1923 г. был создан правительственный комитет по делам беженцев, осуществлявший помощь эмигрантским организациям на государственном уровне.

Сложной оказалась проблема трудоустройства эмигрантов. Легче и быстрее других находили работу, хотя и за мизерную плату, люди физического труда. Солдаты, казаки, младшие офицеры в поисках хлеба насущного устремились на предприятия расширявшейся добывающей промышленности, на строительство шоссе, мостов. Гораздо сложнее, иногда в муках многомесячного проживания на случайные заработки или грошовые пособия, проходил процесс адаптации лиц умственного труда. Некоторое количество представителей гражданской и военной интеллигенции было временно трудоустроено в сложившейся поначалу в стране сети из двух десятков русских общеобразовательных и профессиональных курсов, детских садов, начальных школ, гимназий, интернатов.

В 1922 г. в Болгарии насчитывалось 6 русских гимназий, размещенных в Софии, Варне, Пловдиве, Шумене, Долне-Оряховице и Пештере. В гимназиях работали (и дорожили этой работой) высококвалифицированные специалисты, защитившие магистерские и даже докторские диссертации: филолог Ф.Г. Александров, физик К.И. Иванов, правовед А.М. Мумавин, историк С.И. Покровский, богословы В.А. Флоровский и Г.И. Щавельский, а также писатель А.М. Федоров.

Особый статус был у "Частной русской школы новых языков – лицея" В.П. Кузьминой. Опытный педагог, она создала лицей иностранных языков в Петрограде, а после приезда в Болгарию преподавала в русской гимназии в Пештере. В 1925 г. она вместе с группой сподвижников основала в болгарской столице общеобразовательный лицей, дававший углубленное знание новых языков. Постепенно это учебное заведение завоевало авторитет: росло количество учеников, увеличивалось в их составе доля болгар. Лицей получил официальное признание властей.

Среднеспециальное сельскохозяйственное образование давала школа-колония для русских детей под Тырново. В начальный период среди эмигрантов действовала также сеть различных курсов – технические в Софии на базе местного технического училища с электротехническим, дорожно-строительным и механическим отделениями, подготовительные в университет в Варне и Плевене; иностранных языков в Софии, Варне, Русе и Плевене.

Для значительной части оказавшихся в Болгарии специалистов различных профилей эта страна стала лишь кратковременным пристанищем. Ее покидали в поисках более стабильного положения, поскольку здесь отсутствовала развитая экономика, было очень мало научных и культурно-просветительских центров современного уровня и высших учебных заведений: в Болгарии существовал в те годы лишь один государственный университет, а в соседней Югославии их было три с двумя филиалами. В таких условиях русские специалисты в Болгарии не задерживались.

Наибольшее количество квалифицированных и наиболее опытных российских специалистов – профессоров и преподавателей – оказалось на открывшемся в 1918 г. в Софийском университете медицинском факультете. Из двенадцати учрежденных в первые годы его деятельности кафедр семь возглавили русские эмигранты (Г.Е. Рейн (1854-1942), А.Ф. Маньковский (1868-1946), А.Э. Янишевский (1873-1926) и другие). Несколько русских эмигрантов преподавали на учрежденных в первой половине 1920-х гг. агрономическом и ветеринарном факультетах университета. Удовлетворительно и сравнительно в короткие сроки решился вопрос об устройстве в Болгарии ряда знатоков богословских и историко-церковных дисциплин. Помогло создание в начале 1920-х гг. в Софийском университете факультета богословия. Ряд русских эмигрантов стали преподавателями болгарских духовных семинарий. На юридическом факультете русские заполнили несколько имевшихся профессорских вакансий.

Гораздо труднее проходило трудоустройство подавляющего количества историков, филологов и других гуманитариев. На профессорский статус могли рассчитывать только получившие международную известность ученые и по тем специальностям, в развитии которых остро нуждались болгарские наука и просвещение. Всемирно известный археолог, исследователь византийского и древнерусского искусства, в частности иконописи, действительный член российской Императорской академии наук Н.П. Кондаков (1844-1925) был профессором Софийского университета в 1920-1922 гг., а последние годы жизни провел в Праге. Грабар (1896-1990) прожил в Болгарии несколько дольше Кондакова, хотя уже с 1922 г. периодически выезжал во Францию для работы в Страсбургском университете, куда окончательно переехал в 1924 году. Он неоднократно посещал Болгарию, имел там последователей и учеников и оказал, как и Кондаков, большое влияние на развитие болгарского искусствоведения и медиевистики.

Несколько русских специалистов высокой квалификации преподавали в основанной в 1921 г. в Варне Высшей торговой школе. Первыми среди них был профессор О.Н. Андерсон (1887-1960), ученик известного статистика А.И. Чупрова.

В начале 1921 г. в Софии вышел сборник "Исход к Востоку: Предчувствия и свершения: Утверждение евразийцев". Эти издания стали своеобразным манифестом зародившегося в среде софийских эмигрантов нового течения общественной мысли – евразийства, начало которому положили, по русской традиции, собеседования в кружке молодых интеллектуалов. Ядро кружка составили четыре автора сборника: историк и экономист П.Н. Савицкий (1895-1968), публицист и музыковед П.П. Сувчинский (1892-1985), лингвист и культуролог князь Н.С. Трубецкой (1890-1938) и филолог Г.В. Флоровский (1893-1979). Почти одновременно с евразийским политико-философским кружком в среде русских эмигрантов Болгарии возникли чисто научные кружки и объединения. Одним из них стало основанное в 1921 г. общество под названием "Русский религиозно-философский кружок". Одновременно с научными в Болгарии действовало множество других организаций русских эмигрантов различного профиля, иногда дублировавших друг друга и конфликтовавших между собой. Существовали партийно-политические объединения в большинстве случаев монархического направления, организации инвалидов, ветеранов, казаков, союзы офицеров.

Остановимся на организациях, действовавших преимущественно в сферах культуры, науки и просвещения. Наиболее авторитетной из них была Культурно-просветительская комиссия, работавшая под руководством болгарского представительства Земско-городского комитета (Земгора). Наряду с ней существовали союзы русских эмигрантов по профессиям – врачей, агрономов и ветеринаров, инженеров, юристов, писателей и журналистов, художников и других, а также студенческие союзы. В ряде городов постепенно возникли местные культурно-просветительские, культурно-благотворительные объединения и культурные центры: "Русские дома", клубы. Частично в сферах культуры и просвещения действовали общества взаимопомощи, благотворительные комиссии и комитеты (иногда с участием болгар), религиозные объединения.

Несмотря на трудности бедственного и полунищенского существования многих эмигрантов, их культурная жизнь оставалась полноценной. На началах самоорганизации и кооперации и на основе личной инициативы эмигрантов были созданы различные очаги русской культуры, среди которых важную роль играли общественные, созданные, главным образом, на средства Земгора, и частные библиотеки, в основном платные. Крупнейшей из них была библиотека им. А.С. Пушкина в Софии, открытая в 1920 г.; ее фонд за короткое время увеличился до 5 тысяч томов художественной литературы.

Эмигрантская литературно-издательская деятельность в Болгарии была, особенно в начале 1920-х гг., в целом успешной, хотя и не выдерживала сравнения с уровнем, достигнутым во Франции, Германии или Чехословакии. Наиболее активно работало созданное в Софии в октябре 1920 г. "Российско-болгарское книгоиздательство". Из русских писателей и журналистов в Болгарии осели фигуры второго и третьего ряда. Их адаптация проходила трудно, многим приходилось временами перебиваться с хлеба на воду. Всего в 1920-1939 гг. в стране вышло 84 названия газет и журналов на русском и 3 названия на украинском языках. Периодичность большинства изданий не превышала одного раза в неделю, а продолжительность деятельности составляла в среднем год-полтора, лишь в отдельных случаях доходя до 3-5 лет.

В 1928 г. в Болгарии широко отмечалось 50-летие освободительной русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и восстановления независимости страны. Русские эмигранты приняли в празднествах самое активное участие. Ветераны выступали с воспоминаниями, ученые и культурные деятели эмиграции – с торжественными речами, лекциями, докладами, исполнением музыкальных и литературно-художественных произведений. По итогам юбилея русскими историками совместно с болгарскими коллегами был выпущен сборник в честь Освободительной войны 1877-1878 годов.

Некоторые деятели театральной и музыкальной культур России, приезжавшие на гастроли, оставались в Болгарии и оседали в ней. Особо следует отметить деятельность Н.О. Массалитинова (1880-1961), артиста дореволюционного Художественного театра, одного из сподвижников К.С. Станиславского, который считал Массалитинова человеком мирового масштаба. С 1924 г. Массалитинов постоянно жил в Софии и в 1931 г. принял болгарское подданство. Здесь широко раскрылся его режиссерский талант. Массалитинов создал в 1925 г. режиссерские курсы, преобразованные впоследствии в Высший институт театрального искусства. Утвердившаяся в Болгарии благодаря его усилиям модель стационарного репертуарного театра способствовала постановке болгарского театрального искусства на прочную основу.

Храня дореволюционные культурные традиции, особенно традиции русского "серебряного века", эмигранты не только отдавали свои силы нуждам общества, оказавшего им гостеприимство, но и воспринимали болгарскую культуру, участвовали в ее обогащении и развитии. Вместе с тем, во второй половине 1930-х гг. наблюдался спад в деятельности эмигрантов и их объединений, нарушаемый лишь отдельными всплесками.

Установление 9 сентября 1944 г. в Болгарии власти Отечественного фронта привело к роспуску всех действовавших в стране эмигрантских организаций и установлению жесткого контроля за деятельностью ведущих представителей эмиграции, многие из которых подверглись арестам. Результатом стало полное прекращение в стране самостоятельной научной и культурно-просветительской деятельности русских эмигрантов.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie