Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Борис Михайлов

Российские военные "помиротворят" в Ираке?

Окажутся ли они там

В последнее время в ряде западных СМИ появились спекуляции о возможности присоединения России к "международным миротворческим усилиям" в Ираке. Учитывая особую позицию, которую занимала Москва в отношении предпринятой США и Великобританией военной интервенции в Ираке, эта тема вызывает на Западе особый политический интерес.

Как известно, с некоторых пор Вашингтон и Лондон столкнулись с существенными трудностями как в самом Ираке, так и в собственных странах. Развертывание партизанской войны в Ираке и рост потерь среди оккупационных войск, а также разгоревшиеся скандалы вокруг фальсификации данных об иракском оружии массового уничтожения, которыми оправдывалась война, привели к существенному снижению поддержки курса Буша-Блэра со стороны собственной и международной общественности.

В свете этого вожди американо-британской коалиции предпринимают лихорадочные меры по приданию своему военному присутствию в Ираке легитимного международного характера. Помимо обещаний расширить роль ООН в послевоенном урегулировании, администрация Дж.Буша стремится максимально расширить состав сколоченных немалыми усилиями госдепа США "международных сил безопасности" (МСБ) в Ираке. Согласие направить свои военные контингенты в Ирак дали несколько десятков государств. Особое рвение в этом проявили Польша, Украина, Грузия и некоторые другие государства, которым обещаны "особые привилегии" в получении выгодных контрактов на разработку нефтяных богатств Ирака и восстановление его разрушенной экономики.

Развертывание МСБ началось в июле с.г. в трех секторах, на которые поделена вся иракская территория. Например, украинская бригада в 1600 человек будет дислоцироваться в т.н. "польском секторе" в районе города Аль-Кут. Администрация США и Пентагон рассчитывают, что прибытие "международных миротворцев" поможет несколько разрядить напряженность в Ираке и переложит основную тяжесть поддержания безопасности в этой стране с американо-британских войск на "международников". То есть, по сути, цель состоит в том, чтобы вывести своих солдат из-под огня и заменить их чужими. При этом реальный контроль над страной все равно останется за американо-британским командованием, которому будут подчиняться все военные контингенты других государств. Миротворческая операция в Ираке при любом ее формате будет поставлена под командование только американского генерала.

В связи с некоторым потеплением в отношениях между США и Россией по иракской проблеме, в диалоге между Москвой и Вашингтоном появилась тема о возможности участия России в "международных силах безопасности". О том, что российские военнослужащие в принципе могут быть направлены в Ирак, не так давно заявил официальный представитель министерства иностранных дел РФ Александр Яковенко. Правда, Россия настаивает в этом случае на принятии новой резолюции Совета Безопасности ООН по Ираку, в которой были бы оговорены роль и статус международных сил.

При этом обе стороны пока считают, что данная проблема требует тщательного рассмотрения, и вопрос "пока не созрел". Тем более, что российская сторона заявляет о том, что ее миротворцы не войдут в состав коалиционных сил под руководством США и Великобритании, а могут стать частью только широких международных сил с мандатом ООН. То есть, Москва дает понять, что ее контингент в оперативном отношении должен фактически подчиняться не американскому, а собственному командованию, как это было в случае с российскими миротворческими контингентами в Боснии и Косово. Американцев же подобная "балканская" ситуация в Ираке пока явно не устраивает.

В то же время Москва проявляет явную заинтересованность в более активном участии в решение иракских проблем, о чем уже не раз заявляли высокопоставленные российские представители, в частности министр иностранных дел России Игорь Иванов. По словам Иванова, принятие новой резолюции Совбеза ООН по иракскому урегулированию "…расширило бы возможности участия многих государств в этом процессе". По всей видимости, речь идет о том, что в послевоенном восстановлении Ирака должны активнее участвовать и те страны, которые выступали против войны в этой стране, в первую очередь Россия, Франция и Германия. В то же время примечательно, что как заявил И.Иванов, Россия "…не изменила позицию в отношении военной операции в Ираке, которую считала ошибкой". По его словам, развитие событий подтвердило правильность такой позиции.

Россия, безусловно, заинтересована в более активном участии в восстановлении иракской экономики и политических институтов, так как от этого может зависеть судьба нефтяных контрактов российских компаний в Ираке. Компания "Лукойл" уже заявила, что не собирается отказываться от прав на разработку месторождения Западная Курна. Президент России Владимир Путин в интервью британской радиотелекорпорации Би-би-си также подтвердил, что российские компании готовы отстаивать нерушимость контрактов, подписанных с бывшим режимом Саддама Хусейна, в международных судах.

Как полагают некоторые политические обозреватели, в определенной ситуации направление Россией своих миротворцев в Ирак, возможно, могло бы стать эффективным рычагом влияния Москвы на ситуацию не только в этой стране, но и на всем Ближнем Востоке. В практическом плане направление российских миротворцев в Ирак особых трудностей не представляет. Тем более, что в связи с полным выводом российских миротворческих контингентов с Балкан в июле с.г., Минобороны России располагает соответствующими "свободными ресурсами" в виде подготовленного и опытного личного состава. По оценкам специалистов, в Ирак может быть направлено до 200 тысяч российских военнослужащих с необходимой техникой.

Однако все дело упирается в цену вопроса. В Вашингтоне не скрывают, что степень "вовлеченности" России в процесс "умиротворения" в стране, где, по официальному признанию американского командования, идет партизанская война, во многом определит окончательную судьбу российских нефтяных контрактов. Для Москвы же, если она решит направить свои войска в Ирак, потребуется не только специальный мандат, но и особый статус. Россия, как ядерная держава, все-таки пока не может ровняться с Польшей, Украиной или Грузией, при всем уважении к этим странам. Это, конечно, не означает, что российское присутствие может стать некой альтернативой американо-британскому. Но если такое решение будет принято, оно должны быть реализовано в такой форме и с такими гарантиями, чтобы Россия сохранила свое лицо и не выглядела бы как американский "вассал".

В противном случае, возможное участие России в МСБ в Ираке выглядит довольно рискованно с внешнеполитической точки зрения. Пойдя навстречу Вашингтону, Москва рискует настроить против себя общественное мнение в арабском мире, а появление российских солдат в составе руководимых американцами "международных сил" может вызвать негативную реакцию местного населения. При таком варианте изменение "формата международного присутствия" вряд ли приведет к скорому улучшению ситуации в самом Ираке и нанесет урон международному престижу России.

Неоднозначно может быть воспринято решение о посылке российских солдат в Ирак и внутри России, тем более в условиях приближающихся парламентских и президентских выборов. Наконец, и в чисто финансовом отношении участие нашей страны в МСБ может лечь нелегким бременем на российский бюджет – ведь США вряд ли захотят оплачивать России ее участие в миротворческой операции в Ираке, как они это сделали в отношении тех же Польши, Украины и Грузии.

Поэтому перед российским руководством и дипломатией стоит непростой выбор. Стоит ли и на каких условиях оказывать услугу Вашингтону и Лондону в обмен на более активное участие России в иракских делах и учет российских экономических интересов в Ираке? Тем более, что пока США и Великобритания к такой сделке похоже и не слишком готовы. В западной прессе уже неоднократно отмечалось, что в нынешней ситуации Джордж Буш и Тони Блэр не видят особого смысла в предоставлении конкретных политических преимуществ России или Франции в Ираке.

Конечно, ситуация вокруг Ирака может измениться и повернуться по другому, особенно если будет принята новая резолюция Совбеза ООН по иракской проблеме. И Россия конечно должна быть готова к этому. Но возможно, с учетом сложившейся обстановки, российскому руководству пока стоит сосредоточить свои основные усилия не столько на направление в Ирак российских миротворцев, сколько на возвращение в эту страну российских бизнесменов и нефтяников.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie