Хлебные крошки

Статьи

Русские в дальнем зарубежье
Культура
Европа

Елена Карпова

«Российский курьер» шагает по Европе

"Окно в Россию"


Нина и Александр Поповы, издатели и редакторы русскоязычных газет «Российский курьер Центральной Европы» и «Монако и Лазурный берег». В 1986 году Нина и Александр вместе с детьми приехали в Венгрию, потом два года провели во Франции, а сегодня живут на две страны – Нину чаще всего можно застать в Венгрии, а Александра – в Монако. Об издательском бизнесе: о жизни на две страны, чем «кормить» русскоязычные газеты за рубежом и как их сделать рентабельными - в проекте "Окно в Россию".

Profile: Нина и Александр Поповы, издатели и редакторы русскоязычных газет в Венгрии, Франции и Монако. В Венгрии с 1986 года.

- Как Ваша семья оказалась в Венгрии?

Нина: Знакомство моего мужа с этой страной началась очень давно. Его отец был заведующим бюро ТАСС в Будапеште. И Саша с восьмого класса учился здесь в русской школе при посольстве. Потом поступил в Будапештский университет. А в 1986 году мы всей семьёй приехали сюда – Александра пригласили на работу в корпункт РИА «Новости». Мы приехали вместе с нашими маленькими детьми - сыну было три года, а дочери – год.

- А как пришла мысль о том, что можно и нужно издавать собственную газету?

Александр: Мысль пришла довольно неожиданно, когда в начале девяностых годов мой друг в Москве начал выпускать газету рекламных объявлений. Посмотрев на него, я подумал, что можно сделать что-то подобное, только на русском языке для русских читателей в Венгрии. Но только мы по этому пути не пошли, а сделали абсолютно нормальную газету со статьями, с хорошими материалами. И она до сих пор живет и здравствует.

- Соответственно, на тот момент уже сформировался круг русскоязычных читателей в Венгрии?

Нина: Уже в 1995 году мы поняли, что появилась острая необходимость в газете на русском языке: шла постсоветская волна эмиграции, народ ринулся из стран бывшего Советского Союза. И сейчас я только жалею о том, что мы не сделали этого на три года раньше – успех мог бы быть ещё большим. Но всё равно первоначальный успех «Российского курьера» был феноменальным.

- А что, собственно, сподвигло Вас остаться за границей?

Александр: В самом начале 90-х годов мне на моем тогдашнем месте работы сказали, что надо либо возвращаться, либо увольняться. Возвращаться в ту тяжелую ситуацию мне как-то не хотелось. У нас была возможность остаться, и я решил ею воспользоваться и постараться заняться тем, чем занимался всегда – журналистикой, только уже «на собственных рельсах».

- И вот Вы, журналист, гуманитарий, человек, советского воспитания, беретесь за издательский бизнес в другой стране. Трудно было на первых порах?

Александр: Безумно! Безумно трудно и страшно, но, тем не менее, дело пошло. Пошло потому, что наша идея нашла поддержку среди местного населения. Когда я пришел к первому рекламодателю, он расцеловал меня и сказал: «Ну, наконец-то, кто-то сообразил это делать!». То есть, газета была нужна.

- И, судя по всему, ее читателями стали не только наши соотечественники, которые по тем или иным причинам живут в Центральной Европе.

Александр: Конечно. «Российский курьер» читают очень много венгров, потому что вся венгерская интеллигенция старшего поколения получила образование в Советском Союзе и прекрасно знает русский язык. Может быть, поэтому нашу газету так поддерживает, не только венгерский бизнес-класс, но и интеллигенция.

Нина: Читатели у нас абсолютно разные! Есть и наши соотечественники, живущие за рубежом, кто-то из них знает язык страны проживания и ориентируется в том, что происходит, а кто-то не знает его совсем. Венгерский язык очень сложный. Здесь основная масса русских не очень хорошо им владеет, а из тех, кто владеет, далеко не все читают местные газеты и смотрят местное телевидение. Поэтому наша газета для них – это информационная помощь. А ещё есть русскоязычные туристы, которые всё чаще приезжают в эти страны. Им тоже подчас не хватает живой информации. Также газету выписывают и берут для практических занятий венгерские учебные заведения, где преподают русский язык. И они всегда очень просят у нас по возможности как можно больше газет отдавать им.

- Значит, интерес к русскому языку в Венгрии сейчас существует?

Нина: Да, конечно. И «Российский курьер» становится подчас учебным пособием! Газета развивалась очень быстрыми темпами. И мы, окрыленные этим, после того, как создали редакцию в Будапеште, организовали редакцию и в Вене, а через три года уехали в Париж, где тоже начали создавать «Российский курьер». Но тогда было ещё очень трудно работать удалённо, в отличие от сегодняшнего дня. Мы просто немножко опередили время. И в Париже пришлось закрыть редакцию. Однако за эти два года мы получили неоценимый опыт, после чего решили серьёзно обосноваться в Будапеште и развернуть свою деятельность именно там. Однако мы освещаем события, происходящие не только в Венгрии, но и в Австрии и в Словакии. Поэтому мы и называемся «Российский курьер Центральной Европы».

Нина: Однако это не все, чем мы занимаемся. Есть еще французское издание, где мы выступаем как инвесторы и как издательство - выпускаем журнал «Франкофон». Это первое издание на французском языке в Венгрии. Но основное наше детище – это, конечно, «Российский курьер». В марте будет 18 лет, как он выходит.

Александр: Добавлю, что еще мы выпускаем каталоги, всевозможные ежеквартальные и ежегодные издания. Рынок уже привык к ним, потребность в них есть. Что же касается русскоязычных изданий, то российский туризм растет, и это тоже во многом способствовало нашему развитию.

- Как шла газета к своему совершеннолетию?

Нина: Периодичность издания менялась, появлялась конкуренция, всё это проходило болезненно, тяжело. Но, как показывает опыт, и не только наш, работать длительно над одним проектом сложно, особенно в издательской деятельности. Это очень кропотливый ежедневный труд. Ведь здесь параллельно с бизнесом идёт журналистика. Чем «накормить» газету, как ее сделать рентабельной – это самое сложное. И, конечно, вопрос финансирования самый важный. Во главе угла все равно стоит маркетинг, рекламная служба. Когда мы начинали, ещё не был так, как сегодня, развит Интернет, и мы всё делали совершенно другим образом, сейчас конечно, всё изменилось: кто-то из наших журналистов пишет для нас, находясь в России, кто-то присылает материалы с Украины. Многие вопросы, благодаря Интернету, решаются легко и быстро. Газета – это, прежде всего, новости. И, если ты делаешь издание на русском языке, ты должен себе представлять, кто твоя аудитория, кому ты, вообще, нужен и ради чего ты это делаешь.

- Можно несколько слов о ваших авторах.

Нина: У нас есть венгерские журналисты, которые пишут на венгерском языке, а мы потом переводим. Пишут абсолютно разные люди: за 18 лет на наших страницах было множество как известных, так и новых имён. С гордостью могу отметить, одного из наших авторов - Фёдора Лукьянова, в прошлом он корреспондент «Известий». Это действительно профи. У нас публикуются материалы, которые не всегда можно назвать сугубо журналистскими, но это интересные тексты на хорошем русском языке.

- Какой сегодня тираж у «Российского курьера Центральной Европы»?

Нина: Тираж у нас варьируется: мы издаем порядка пяти-семи тысяч экземпляров в туристический сезон, то есть в новогодние каникулы и летом. В остальное время мы ориентируемся в основном на тех читателей, которые здесь живут. И тогда наш тираж составляет порядка трех тысяч экземпляров.

- Как распространяется издание?

Нина: Мы стараемся распространять газету, в том числе, и с помощью туристических компаний, причем не только в столице, но и в курортных местах: на побережье Балатона, в районе озера Хевиз. Также распространяем через русские общества, которых в Венгрии на сегодняшний день одиннадцать.

- Ну, что ж, поздравляем «Российский курьер» с совершеннолетием! Желаем, чтобы и дальше вы развивались, радовали интересными материалами и получали заинтересованные отзывы благодарных читателей. Но мы знаем и о вашем новом проекте – я имею в виду газету «Монако и Лазурный берег».

Нина: Я уже сказала, что у нас был издательский опыт «Российского курьера» во Франции - в Париже. Но этот город оказался слишком жестким для нашего бизнеса. Но всё равно франкоязычная среда для нас привычна: и у меня, и у мужа французский – первый иностранный язык.

- А почему именно Монако и Лазурный берег?

Нина: Дело в том, что в этих краях живут наши близкие друзья, фактически родственники. Мы там очень часто бывали и поняли, что там тоже не хватает русского издания. И мы решили попробовать весь наш издательский опыт приложить именно к этой части Европы. Ведь там исторически было очень сильное русское присутствие, достаточно обширная диаспора, которая там появилась более ста лет назад и в последнее время только увеличивалась, благодаря тому, что туда снова стали приезжать русские. Мы целенаправленно приехали туда два года назад и стали думать, как приложить свои силы и опыт. Год назад мы начали этот проект, который теперь стал частью нашего семейного издательского бизнеса. Первый номер вышел в ноябре 2012 года, начало стало успешным, хотя у нас на Лазурном берегу есть конкуренция: там уже существуют русскоязычные периодические издания. Но они совершенно другие. Я не хочу сказать, хороши они или плохи - у каждого издания своя жизнь и своё лицо. На данный момент мы сделали три номера, сейчас готовим четвертый, он должен выйти в марте. Я думаю, что, если и дальше всё будет идти так же, то, может быть, уже к лету можно будет выходить чаще, чем раз в месяц – мы поняли, что в этом есть потребность. Газета нужна, её читают.

- Монако и Лазурный берег – довольно маленький регион. Легко удаётся находить темы для публикаций?

Нина: Да, очень даже. Постоянно происходят всевозможные встречи, интервью, идёт сбор информации, новостей, описание каких-то событий. Ведь газета – это очень интересное дело, ведь ты сам узнаешь много нового. И если ты не ленишься и встречаешься с интересными людьми, передаёшь их мнение на страницах газеты, то, я думаю, это интересно и всем остальным. Так что проект хороший. О его жизнеспособности можно будет говорить через пару лет: посмотрим, как он будет развиваться. Хотя, честно Вам скажу, что выпуск каждого номера газеты – это всегда определенный этап и барьер. Ведь газета выходит не автоматически. Всегда прикладываются очень большие усилия, чтобы предугадать интересы аудитории.

- Как вам это удается?

Нина: Мы берем очень большой охват тем и стараемся писать, так, чтобы это было интересно всем: и женщинам, и мужчинам, и детям. Мы затрагиваем экономические темы, моду, кулинарию. Единственное, чего мы никогда не делали на протяжении всех этих лет, - не трогали политику. Она у нас существует только в форме информации: мы просто констатируем факты, сообщаем, что произошло то или иное событие, цитируем политиков, но никогда не комментируем. Я считаю так: мы все-таки иностранцы, выходцы из России, из Советского Союза. А для того, чтобы критиковать либо политизировать, нужно очень хорошо разбираться в том, о чём, ты пишешь. Политика - это общенациональный вопрос страны, где ты находишься, и не стоит этот вопрос затрагивать. Точно так же я не берусь судить о российской политике. Я там не живу. Конечно, у меня есть свое частное мнение, но выносить его на широкую публику я бы не стала никогда. Надо отвечать за то, что ты делаешь. Если ты не политик, то не политизируй. Если ты можешь передавать интересную информацию на хорошем русском языке, то это и делай. Вот мы с мужем этим и занимаемся.

- Вы сказали, что на Лазурном берегу много потомков первых русских эмигрантов. Однако в России существует такой стереотип, что там ещё покупают недвижимость и оседают так называемые «новые русские» - обеспеченная респектабельная публика, весьма специфическая аудитория. Они тоже читают вашу газету?

Нина: Нашу газету читают все. Но те люди, которые покупает там недвижимость, достаточно закрытые. И мы непосредственно с ними почти и не сталкиваемся, такая же ситуация и в Венгрии. Но к ним в руки наша газета попадает. Потому что мы сразу поняли, что от продаж издания мы не просуществуем, поэтому мы стараемся распространять газету бесплатно, где только можно. Мы просто смотрим, где она может попасть в руки русским людям. Это офисы по туризму, гостиницы, салоны, кафе, рестораны… По моим наблюдениям, основная масса наших соотечественников на Лазурном берегу – это те, кто там работают. Причем это люди, приехавшие из разных уголков Советского Союза, среди них много молодежи.

- А чем занимаются наши соотечественники на Лазурном берегу?

Нина: Очень многие занимаются мелким бизнесом. Только в районе Лазурного берега восемь русских магазинов. У них достаточно бойко идёт торговля. К ним приходят не только русские покупатели, но и французы. На Лазурном берегу достаточно широкий круг русских, которые там живут.

- Нина, сейчас очевидно, что журналистика и издательское дело - Ваше призвание. Однако я знаю, что Ваше изначальное образование музыкальное.

Нина: Что интересно: когда я поступила в Гнесинское училище на факультет фортепиано, то мой преподаватель сразу сказал: «А что ты вообще тут делаешь? Может быть, ты пойдешь в журналистику?» Но я человек очень упорный, если что-то начинаю, то обязательно довожу до конца. И я пошла по пути музыканта. Кроме того, я выпускница французской спецшколы, поэтому язык всегда тоже оставался очень важным для меня.

Закончив Гнесинское училище, я поступила в Гнесинский институт. И как только его закончила, мы с мужем и детьми уехали в Венгрию. Там Алекесандр стал работать в агентстве «Новости», вскоре и я пришла туда. Так и началось мое непосредственное знакомство с журналистикой. За эти годы я получила колоссальный опыт – и в агентстве, и в газете. Но всё равно каждый день ты чему-то учишься. Кстати, что касается теории: в Гнесинском институте у нас был курс музыкальных редакторов для телевидения. Нас учили профессиональной подаче качественной музыкальной информации. Мы писали статьи, рефераты, а не только занимались музыкой. Сейчас я себя не считаю великим журналистом, но стараюсь писать качественно, материалы всегда делаю долго, стараюсь максимально изучить тему, о которой пишу. В общем, стремлюсь, чтобы читатели были довольны.

- Скажите, семейный бизнес в издательской сфере - это распространенное явление или нет?

Александр: Наверное, нет. Пожалуй, у нас уникальная ситуация, ведь мы уже порядка восемнадцати лет работаем вместе, бок о бок. Правда, последнее время получается так, что в основном общаемся с женой по скайпу, потому что она большую часть времени проводит в Будапеште, выпускает газету там, а я сижу в Монако и делаю газету здесь.

- То есть, вы живете на две страны?

Александр: Абсолютно верно.

- Часто видитесь при такой загруженности?

Александр: Раз в месяц - обязательно. Либо жена приезжает ко мне в Монако, либо я езжу в Будапешт. А работы действительно много.

- У вас уже взрослые дети. Они как-то влились в ваше семейное дело?

Александр: Нет. Они посмотрели на нас и сказали: «Вот этим мы заниматься никогда не будем!». Сын вернулся в Москву. А дочь живет и работает в Будапеште.

Нина: Кстати, интересный факт: когда мы только приехали в Венгрию, чтобы детям было легче адаптироваться в этой стране, Александр стал говорить с ними по-венгерски. Венгерский язык у него на уровне родного. Он даже одно время работал переводчиком на очень высоком уровне. Кроме того, хорошо знает французский. Это семейная черта – его отец владел пятью языками, вот и у мужа очень хорошие способности. Так вот, наши дети выросли в Венгрии. И так получилось, что у сына среди восьми языков, которыми он владеет, родным оказался … венгерский! Сейчас он живет в Москве, его жена москвичка. И он со своими абсолютно русскими сыновьями Марком и Миланом разговаривает по-венгерски! На мой вопрос, почему ты так делаешь, он ответил: «Мне так проще!». Он вырос в Венгрии и думает по-венгерски, этот трудный язык «прилип к нему». Кроме того, до сих пор муж говорит с нашими детьми по-венгерски. Что касается меня, то я тоже выучила венгерский, правда, мой французский снизился. Однако по работе в течение дня приходится общаться с русскими, французами и венграми, поэтому всё равно все три языка в активе.

- А чем занимаются Ваши дети?

Александр: Сын занимается логистикой, а дочка работает в банковской сфере. То есть, как видите, никакого отношения к журналистике и к издательскому делу они не имеют. Хотя сын знал всё от и до – весь процесс нашей работы. Но он сказал: «Я этим заниматься не буду, не вижу в этом перспективы». Может быть, он и прав.

- Время покажет! Но, тем не менее, ваш пример, я думаю, для многих соотечественников будет поучительным и наглядным.

Александр: Отмечу, что, затевая подобные проекты, не надо бояться. Нужно спокойно начинать свой бизнес. В Венгрии, в Австрии, в Монако – везде выпускать газету весьма не просто. Но, тем не менее, ты получаешь огромное удовлетворение от того, что ты делаешь, когда видишь результаты своего труда. Вот, например, мы сейчас переезжали в новое помещение в Будапеште, я посмотрел на нашу подшивку за 18 лет. Это огромный труд! Каждый выпуск газеты - это как один кадр длинного увлекательного фильма. Когда складываешь эти кадры один к другому за 18 лет, то получается ретроспектива, например, венгерско-российских отношений. Либо ретроспектива истории русских в Венгрии и в Австрии. Я надеюсь, то же самое мы сможем сделать и здесь, в Монако. Тем более, здесь всегда были необычайно крепкие связи между Россией и Францией, между Россией и Монако. И обо всем это мы обязательно будем рассказывать, будем поднимать материалы, находить, публиковать, быть необычайно интересными для всех, кто приезжает сюда, ну и, наверное, для тех, кто здесь живет, но об этом ничего не знает.

- Значит, тема русских на Лазурном берегу и в Монако обещает стать доминирующей в Вашем издании?

Александр: Обязательно! Эта тема красной нитью проходит по всей газете. Нас интересует не только сегодняшний день, но и история русской эмиграции в этом регионе.

Окно в Россию

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie