Хлебные крошки

Статьи

Азия
Политика

Вениамин Башлачев

Русская демография от Урала до Памира

Активное русское "демографическое наступление" в этом регионе закончилось к началу второй половины ХХ века

100 лет над Россией властвуют идеи социально-экономических философов. Тысячи пропагандистов – от Кремля до учителей сельских школ – неустанно твердили и твердят о главенстве социально-экономических отношений. Однако главный фактор взаимоотношения народов – это неумолимый Закон Природы: "демографическое наступление" одних народов и "отступление" других. Как действовал и действует этот закон от Урала до Памира?

Об истории вопроса до XX века

В те века пространство, прилегающее с юго-востока к Уралу, называлось просто – Степной край. Основу жизнедеятельности местных народов, "сибирских киргизцев", как называли тогда казахов, составляло скотоводство. Поэтому они вели кочевой образ жизни, не гнушаясь иметь у себя рабов.

Русская жизнь, расширяясь на юго-восток, имела в своей основе земледелие. Поэтому русские активно обживали не пространство степей, а поймы рек. Опорой русской жизни в Степном крае были города, которые русские строили по мере освоения поймы рек: 1584 г. – Уральск; 1640 г. – Гурьев; 1718 г. – Семипалатинск; 1720 г. – Павлодар; 1735 г. – Оренбург; 1752 г. – Петропавловск. Уже к началу XVIII века в Степном крае жило около 300 тысяч русских. Но на его огромных просторах русские и "киргизцы" в своей ежедневной жизнедеятельности фактически не пересекались. Проблемы возникали, когда русские попадали "киргизцам" в рабство. Чтобы обезопасить жизнедеятельность русских земледельцев, царское правительство в 1822 г. запретило "киргизцам" иметь рабов. После отмены крепостного права из центра России началось массовое переселение русских крестьян за Волгу. К концу XIX века их переселилось в Степной край не менее 600 тысяч. Так, по переписи 1897 г., в верховьях Иртыша 88% населения составляли русские.

До второй половины XIX века Средняя Азия не входила в состав Российской империи. Местные эмиры постоянно воевали друг с другом. Процветала работорговля. После присоединения Средней Азии к России там была ликвидирована работорговля, и в ее городах начала бурно развиваться русская жизнь. К началу ХХ века в Средней Азии жило около 200 тысяч русских людей.

Надо особо отметить, что в России конца XIX века рождаемость в русских семьях была в 1,4 раза выше, чем у народов Востока, а детская смертность – заметно ниже. Так что демографический вектор к началу ХХ века на всем пространстве от Урала до Памира устойчиво показывал "русское наступление".

ХХ век: что показывает демографический вектор?

После переворота 1917 года Россию "разгородили" границами. На пространстве от Урала до Памира появились республики: Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Туркмения. Объединим их демографически в один регион и рассмотрим развитие в нем жизни в ХХ веке.

За первые 40 лет ХХ века к 1939 году русская жизнь в указанном регионе увеличилась в 3,5 раза. Конечно, одна русская жизнеродность обеспечить такое увеличение численности не могла. Сильное влияние оказывал фактор переселения из Центральной России. На том же пространстве за те же 40 лет численность народов Востока увеличилась в два раза. В последующие 20 лет на пространстве от Урала до Памира численность и русских, и народов Востока возросла примерно одинаково. К 1959 году – в 1,5 раза.

Так что надо признать: активное русское "демографическое наступление" на пространстве от Урала до Памира закончилось к началу второй половины ХХ века. Демографическая инерция обеспечила рост русской численности до 1970-х, затем русское развитие на пространстве от Урала до Памира остановилось. В тот период, когда останавливалось русское развитие, численность народов Востока стала расти. Если в первой половине ХХ века она удваивалась за 40 лет, то во второй половине – всего за 20 лет. Причем, это удвоение присуще не только "большим" народам – узбекам, казахам, киргизам, таджикам, туркменам. Такой процесс охватил и "малые" народы – каракалпаков, уйгуров, дунган, белудж.

Почему повернулся вектор?

Оценим изменение количества рождений в республиках от Урала до Памира в самый характерный период второй половины ХХ века, с 1979 по 1989 годы.

Советская статистика скрывала данные об изменении рождаемости русских в республиках, выпячивая средние цифры как советскую общность той или иной республики. Однако цифры по так называемым "коренным народам" есть. Так что сначала рассмотрим число рождений среди коренных и некоренных народов по республикам. Статистические данные свидетельствуют о том, за 10 лет во всех среднеазиатских республиках число ежегодных рождений титульных народов увеличилось – как минимум на треть. Число русских рождений за 10 лет, с 1979 по 1989 гг., во всех этих республиках сократилось одинаково – на 20 процентов.

Для наглядности о Казахстане

В 1959 г. казахов было на 1 миллион меньше, чем русских. В 1970-х их численность сравнялась. К 2000 г. казахов стало в два раза больше, чем русских. Как это происходило?

В 1930-1950-е годы в Казахстане русских и казахских детей рождалось примерно одинаковое число. Затем ситуация стала резко меняться. Число русских рождений стало неумолимо сокращаться, а казахских – увеличиваться. Чем это было вызвано?..

В Казахстане, как и на всем пространстве от Урала до Памира, русские муж и жена были поголовно заняты на строительстве и производстве, в сфере образования и здравоохранения. Так что большинство русских семей в Казахстане имели не более двух детей. Чаще всего одного.

Совсем иное в казахских семьях. Казашки, хоть в городе, хоть на селе, хотели иметь 4-5 детей. Достижения системы здравоохранения Казахстана, укомплектованной русскими специалистами, в основном женщинами, привели к резкому снижению детской смертности и к сокращению промежутков между деторождениями у казашек с 36 до 30 месяцев. Так что уже с 1960-х у большинства у них стало вырастать по 4-5 детей.

Социально-экономическая система СССР этому процессу способствовала. Ибо казашки на производстве не работали. (Неужто кто-то может утверждать, что они каждый день по 10 часов "вкалывали", как русские, в социально-экономической сфере Казахстана?!)

Соотношение растущих казахских и русских детей в Казахстане менялось так. В конце 1950-х – было 1 к 1. С 1960-х соотношение рождаемости резко изменилось. Если русские женщины хотели иметь по 1-2 ребенка, то казашки рожали по 5-6. В результате уже в 1970-е годы детей казахов стало подрастать сначала в два раза, затем – в четыре раза больше, чем русских. Такая резкая диспропорция усугублялась еще и тем, что многие русские Казахстана отправляли детей на учебу в центр России, где они после окончания учебы и оставались.

Шли годы. Сами русские "строители развитого социализма" в Казахстане постепенно старели и становились пенсионерами. А многочисленные дети казахов как раз подросли. Молодежь же Востока, достигнув возраста 20 лет, всегда и везде активна и агрессивна. Всем им хочется иметь лучшие условия для жизни. Русские же, ставшие пенсионерами, им совсем не нужны. К чему это привело? Для иллюстрации – выдержки из газет 1990-х:

"В Караганде Анатолия Михайловича, пятидесятилетнего инженера, жестоко, до полусмерти, избили четверо парней-казахов. Врачи чудом спасли ему жизнь..."

"Алма-атинку Елену Михайловну летним вечером избили трое молодых казахов. Сначала потребовали деньги, а когда женщина ответила отказом, сбили ее с ног"

"Восемнадцатилетнего Олега искалечили сверстники-казахи только за то, что не ответил на вопрос по-казахски..."


И все это в городах, где русских очень много.

В результате русские стали уезжать. В 1990-е, всего за 10 лет, русская жизнь сократилась на треть. Оценка тенденций показывает: к 2010 г. на 1 русского в Казахстане будет 4 казаха, а численность русских сократится еще на треть. При этом русские – это большей частью старики, казахи – молодежь.

Куда мы "ехали", друзья?

Строить "коммунизм" по комсомольским путевкам в республиках СССР мы ехали с большой радостью. Тогда, в 1950-1970-х годах, казалось, что это благо!

Надо признать: мы, русские, – легковерные люди! Подрастая по 2-2,2 миллиона, пока мы были молодыми, с воодушевлением оказывали "интернациональную помощь". Мы оставляли дома и деревни, где мы родились и выросли. Не очень-то задумывались о старости. По 40 лет рубили да рыли, варили да строили. А наши Андреевки и Гавриловки все ветшали да старели. Так что для русских регионов "стройки коммунизма" – это очень большой "минус".

Мой друг 40 лет проработал на электрификации Киргизии и Узбекистана, проводил электричество в каждый кишлак, к каждой юрте. Его приятель строил там же дороги. Сейчас оба на пенсии. Друг живет на даче без электричества в 120 км от Москвы. Приятель, приезжая к нему в гости, оставляет машину за 2 км. Не может к нему проехать, нет твердой дороги.

Самое печальное, что когда распевали "едем мы, друзья..." да слушали высокие слова о "подъеме производства", мы, русские, на самом деле ехали обеспечивать "производство" детей Востока. Мы "строили коммунизм" в республиках, а в это же время у себя дома половина наших деревень исчезла с лица земли. Половина земель Русской равнины превратилась в "зеленую пустыню". И надо быть совершенно слепым, чтобы не видеть прямой зависимости между запустением русской деревни и "строительством коммунизма". Приехав молодыми, за десятилетия "развитого социализма" "строители" неумолимо постарели. А детей не вырастили. Ведь при соотношении 1 к 5 устойчивость системы можно обеспечить лишь особой организацией и исключительной сплоченностью уменьшившейся части, то есть молодого русского поколения. Советская же система была организована, в принципе, наоборот: на разобщение и ослабление русского народа.

Сейчас надо не плакать и стонать от притеснений, а надо понять: корни "русской боли" 1990-х – это прежде всего недостаточная русская рождаемость, начавшаяся с 1950-х годов.

Нам, русским, еще 30-40 лет назад надо было осознать, что, разъехавшись на "стройки коммунизма", мы на самом деле обеспечивали "производство детей Востока", которые, подрастая, выгонят нас из построенных нами квартир, из обустроенных нами мест. Каждый русский, выехавший с пространства от Урала до Памира, может привести десятки примеров вытеснения русских с их былого места жительства.

Дело в нас самих

В 1990-х, да и сейчас тоже, многие из московских политиков вещают: "Производство (в такой-то республике) обеспечивают русские инженеры и рабочие!" А "начальники республик" поддакивают: "Да, да, спасибо русским за работу производств!". Однако чем тут можно гордиться? Превращение сородичей в производственное "тягло" – это разве заслуга?! Отработает они там 30 лет, постареют. А дальше-то что? Кому они будут нужны? Ответ на этот вопрос дает нынешнее тяжелейшее положение русских стариков в республиках Средней Азии. Неужели кто-то полагает, что казахи, узбеки, киргизы, таджики и туркмены будут их кормить?!

И впредь иллюзий питать не надо. Надо ясно осознать: Закон Природы – "демографическое наступление-отступление" – действует всегда и везде, и никогда не закончится. Пора осознать: плодовитость семьи – это главный фактор, который показывает направление демографического вектора. При резком уменьшении числа детей в семье через одно поколение жди изменения демографического вектора и резких изменений в "дружбе народов".

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie