Хлебные крошки

Статьи

Россия и Русский мир
Политика
Россия

Станислав Епифанцев

Русская диаспора и технологические вызовы XXI века

Потенциал российской диаспоры огромен

Количественно русская диаспора во всем мире оценивается экспертами в интервале от 20 млн. человек до 200 млн. и более. Сам по себе этот разброс экспертных оценок говорит о том, что русская диаспора на сегодня есть явление более виртуальное, нежели нечто конкретное, осязаемое. Нечто, которое всяк видит и представляет по -своему. Кому-то российские соотечественники видятся докучливыми и обременительными попрошайками, кому-то этакими христострадальцами, а кому-то тем не менее российская диаспора кажется настолько конкретной и осязаемой, что российские чиновники предпринимают очередную попытку то ли пахать на этом поле, то ли уже собирать урожай. Я имею в виду намеченную на 7–8 октября с.г. Всемирную тематическую конференцию «О вкладе соотечественников в модернизацию России. Возможности развития партнерских отношений», спланированную МИД РФ.

Слов нет, потенциал российской диаспоры огромен. Можно считать ее количественно по минимуму или по максимуму, но никуда не уйдешь от того факта, что русские люди за время жизни в рассеянии внесли не то что немалый, но просто огромный вклад в развитие тех или иных стран, в науку, культуру, другие сферы жизни общества. И даже в странах ближнего зарубежья брошенные на произвол судьбы соотечественники сумели не просто выжить, но и заняли вполне достойное место, несмотря на то что практически везде подвергались выдавливанию и дискриминации.

Однако не забудем слова Николая Бердяева, сказанные в книге «Судьба России»: «Русский же думает, что не он спасет Россию, а Россия его спасет. Русский никогда не чувствует себя организатором. Он привык быть организуемым». Быть может, именно поэтому русские никогда в своей истории не создали нигде эффективной диаспоры, будучи при этом успешны личностно.

Будучи Президентом РФ, Владимир Путин поступил, бесспорно, как истинный государственник и, возможно, прозорливец, когда впервые в российской истории признал соотечественников одним из приоритетов в политике России. Это был, безусловно, концептуальный прорыв. Отдавая должное патриотизму Путина, а затем и Дмитрия Медведева, не выскажу крамолы, если предположу, что мысль обратиться к диаспоре была продиктована и соображениями практического свойства.

С древнейших времен мир знает немало народов, бывших весьма эффективными в диаспоре. В наше время в условиях глобальной конкуренции роль и значимость диаспор еще более усилилась, стала более эффективной не только в плане собственной выживаемости, но и в плане помощи родине предков. Самыми известными примерами здесь являются китайцы, евреи и армяне. Эти народы на протяжении веков и даже тысячелетий демонстрировали свое умение и навык успешной жизни в диаспоре. А начиная с ХХ века, взаимоотношения государств со своими диаспорами перешли на качественно иной уровень. Случай с Израилем вообще уникален и не имеет прецедентов. Само это государство было создано диаспорой или, если хотите, возрождено диаспорой через тысячи лет, и успешное его существование во многом обуславливается поддержкой опять-таки диаспоры. Известно также, какой огромный вклад внесли хуацяо в технологический рывок Китая.

В условиях, когда Россия делает ставку на модернизацию страны, велик соблазн использовать для этих целей российскую диаспору. Особенно ту ее часть, которая живет на Западе. Ведь в той же Силиконовой долине выходцев из России не перечесть. Принципиально говоря, такие планы отнюдь не прожектерство. Русские люди, живя за пределами Родины, сохранили в массе своей русскость, язык и культуру, желание помочь земле предков. Проблема же здесь в том, что сама Россия, вернее ее чиновный люд, не знает толком, как обходиться с диаспорой. Последняя для российской бюрократии – как пресловутый чемодан без ручки. Бросить не могут, боятся Кремля и Краснопресненской набережной, а тащить неохота и не с руки. Вот и волокут кое-как.

Абстрактное желание – чтобы было все само по себе хорошо, видимо, есть, да вот что делать – никто не знает, а чаще и не хочет ни знать, ни делать. В принципе ситуация с соотечественниками сегодня замыливается. Зарубежная Россия ждет от матушки-Родины четких и ясных императивов, но пока получает невнятную жвачку.

Почему же русские, очутившиеся на чужбине, в тяжелейших условиях не просто выживают, но сплошь и рядом добиваются блистательных успехов, а вот организоваться не могут? На мой взгляд, ключевыми моментами здесь являются непрофессиональный подход к организации дела и отсутствие креатива. Уверен, что пора вопрос диаспоры переводить на профессиональное управление и соответственно спрашивать с должностных лиц, если мы хотим получать реальную отдачу. Пока же у нас царит просто любительство, а проще говоря, дилетантство. Что ни сделали, то и слава Богу. А ничего не сделали, то и так сойдет. Нечто вроде в стиле русских народных сказок: «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

Если говорить о регионе Центральной Азии в контексте Русского мира, то мы видим, что потихоньку самодеятельный русский актив выбывает. И на смену ему никто не приходит. Вполне понятно: если не будет организаторов, то угаснет и то, что есть. А что касается эффективности работы с диаспорой сегодня, то, по сути, весь пар уходит в свисток, то бишь фольклорные посиделки и пританцовки для русских дедушек и бабушек. Тоже, конечно, неплохо, но… Самые молодые активисты русской диаспоры успели за двадцать лет состариться, а у нынешней молодежи нет реальных резонов поддерживать движение соотечественников. Молодежь ведь очень прагматична. Никакой перспективы профессиональной занятости и роста в пространстве соотечественников у нее нет.

В отличие от тех же евреев, которые вопрос поддержки и взаимовыручки ставят во главу угла своей деятельности, Россия такой практики не придерживается. Мне знакомы многие примеры, когда талантливые молодые евреи находят при поддержке диаспоры работу где-нибудь на другом конце света. А вот наши же российские компании, приходя на региональный рынок, действуют ровным счетом наоборот, зачастую избегают брать русских же людей на работу. Вот это уж удивительно, поскольку общеизвестно, что на местных рынках рабочей силы русские наиболее квалифицированы и пользуются спросом, к примеру, в западных компаниях. Скажу больше: невозможно даже представить ситуацию, когда менеджеры российских компаний, действующих в Центральной Азии, прислушались бы к просьбам или рекомендациям диаспоры.

В реальности русское зарубежье это, действительно, целый мир, связанный общностью происхождения, общностью культуры и языка. Но в то же время оно чрезвычайно разношерстно и разнокалиберно. И это немудрено. Россия только за последний век выплеснула вовне несколько волн мигрантов. Здесь и цвет российской аристократии, и потомки власовцев, и «тьмы» других бывших и нынешних.

Вполне очевидно, что у различных сегментов Русского мира интересы зачастую не совпадают. Но не настолько же различия велики и антагонистичны¸ чтобы перед лицом технологических вызовов XXI века Россия и русская диаспора в очередной раз разминулись.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie