Хлебные крошки

Статьи

История
История

Казнина О.А. // Русский мир (статья публикуется в сокращении)

Русская эмигрантская община в Англии: 1920-1930 годы

Коллективная "миссия" русской эмиграции не состоялась здесь в той же степени, в какой она состоялась в других центрах

В каждой стране русская эмиграция обладала своими особенностями, и было бы большим упущением не включить в рассмотрение центров русского влияния Англию, с которой Россию всегда связывали насыщенные культурные отношения. В гуманитарной сфере культурное влияние созревает годами и приносит отдаленные во времени плоды. Для того чтобы это проиллюстрировать, есть два замечательных примера из наследия русской эмиграции в Англии: книги Д.П. Святополк-Мирского и Г.П. Струве по русской и советской литературе, написанные на английском языке, до наших дней остаются классическими учебными пособиями, они получили распространение и за границами Англии, во всем англоязычном мире. Многие ли учебники выдерживают подобное испытание временем?

Эзотерическое учение П.Д. Успенского, сделавшего уникальные открытия в сфере психологии, имеет последователей в современной Англии и Америке, его ученики имеют свою конференцию в Интернете. Сегодня утраченное наследие русских эмигрантов, живших в Англии, возвращается к нам в переводах с английского. Это говорит о том, что и спустя столько лет оно не утратило своей значимости. И это лишь несколько примеров из области литературы и истории идей, а в целом во всех областях деятельности русских в Англии их гораздо больше, и они произведут убедительное впечатление, если собрать их вместе.

Что же касается статистики, которая несмотря ни на какие доводы представляется чем-то более объективным, чем рассуждения о культурных и духовных влияниях, то есть все основания считать, что русская колония в Англии была достаточно крупной, чтобы заслуживать отдельного рассмотрения. В Лондоне в 1919 г. был создан Комитет помощи русским беженцам, помогавший эмигрантам устроиться в Англии, найти работу и жилье. Это были в основном остатки частей, воевавших с британскими соединениями на севере, в Архангельске и Мурманске, а также на юге, в Ростове и Новороссийске. В значительном количестве оказались в Англии офицеры и солдаты армий генерала А.И. Деникина и генерала П.Н. Врангеля, которых поддерживала Великобритания. Однако многие из них, не сумев устроиться в Англии, не очень охотно помогавшей эмигрантам, впоследствии переехали в другие страны Европы и Америку. Поэтому уже к середине 1920-х годов картина беженства могла резко измениться.

Часто можно слышать, что основное ядро русской эмиграции в Англии составляла аристократия. Возможно, это представление складывается на основе сведений о потомках Пушкина, соединивших свое родословное древо с древом русской царской и английской королевской семьи. Появляются сообщения и о других представителях известных русских фамилий. Русская аристократия в Англии была весома по титулам, положению, а зачастую и по своей обеспеченности, но не по относительной численности. Картотека Комитета помощи русским беженцам показывает, что сословный состав иммигрировавших в Англию остатков белой армии был самым разнообразным: здесь были генералы и офицеры, обладавшие если не средствами к существованию, то, по крайней мере, образованием, знанием языков; но были и простые солдаты, из крестьян, никогда до этого не выезжавшие в Европу, не говорившие ни на одном европейском языке.

В 1920-1930-е годы русская эмиграция в Англии имела ту же общественно-политическую и социальную структуру и ставила перед собой те же культурные задачи, что и эмиграция в основных центрах русского рассеяния. В Британии действовали разнообразные русские политические, общественные, культурные и коммерческие организации; выпускалось около двух десятков русских и англо-русских периодических изданий. В университетах появились русские студенты и профессора. Под сводами русской церкви собирались россияне самых разных политических ориентаций. Русских в Англии обслуживали русские банки и юридические конторы, открылись книжные магазины, где продавались русские книги, в газетах предлагали свои услуги русские врачи и портнихи, приглашали гостей русские рестораны с неизменными борщом и казаками.

В первые годы после революции в Англии действовали: Комитет освобождения России, "Русско-Британское братство", Русский Национальный комитет, Русский Красный Крест, Комитет помощи русским беженцам, Союз Народоправства, Земгор, Общество русских офицеров в Великобритании и Союз русских военных, Общество русских врачей в Англии, элитарный Англо-русский спортивный клуб. Продолжали функционировать коммерческие и торговые учреждения, такие как Русско-Британская Торговая палата, Русский Торгово-промышленный союз, Центросоюз, Закупсбыт. В Лондоне было несколько русских банков: Московский Народный банк, Русский Торгово-промышленный банк, Русско-Азиатский банк. Во всех этих учреждениях руководящие должности занимали россияне, немало их было и в штате сотрудников.

Русская Академическая группа в Великобритании (The Russian Academic Group in Great Britain) была одной из первых в ряду академических групп, основанных во всех крупных центрах русской эмиграции. В Англии существовал также Cоюз студентов. Две научные организации, занимавшиеся русской экономикой, конкурировали между собой в Англии: Русское экономическое общество в Лондоне и Русское экономическое бюро в Бирмингеме.

Источники подтверждают, что в Англии сформировалась эмигрантская "культурная среда", русский читатель и русский зритель, которому предназначались газеты и журналы, публикуемые в них обращения различных комитетов, информация о русских учреждениях в Лондоне, о постановках театральных обществ и кружков, о вечерах русских писателей и поэтов. В различных сословных русских кругах шла своя, обусловленная традициями, жизнь. П.П. Шиловский, инженер, приехавший в Англию с семьей в 1922 г., вспоминал: "Несмотря ни на что русская колония в Лондоне стремилась в этих новых и чужих условиях сохранять полностью и во всех деталях структуру старой дореволюционной России. Вся прежняя Россия отразилась в этом лондонском микрокосме…".

"Вся Россия" вряд ли могла бы отразиться в этом микрокосме, если бы в нем не были представлены необходимые звенья, которые и определяет понятие общины, колонии, или, современным языком выражаясь, социума. Выживание и приспособление к иной культурной среде в первые годы существования русской колонии в Англии не были самоцелью. Политическая и культурная элита эмиграции верила в свое возвращение на родину, боролась за политическое возрождение России и выполняла свою миссию сохранения русского культурного наследия на чужой стороне.

Изучая послереволюционную эмиграцию в Англии, важно помнить, что ее положение и культурная работа во многом строились на том фундаменте, который был заложен "лондонской вольницей" предшествующих лет. Антимонархическая интеллигенция сыграла не последнюю роль в распространении документальных сведений о России, а также в ознакомлении английских читателей и писателей с русской классической литературой. В годы, предшествовавшие первой мировой войне, в Англии осуществлялось самое большое за всю историю англо-русских отношений количество переводов произведений русской литературы. На период войны приходится культ Достоевского в Англии, в центре внимания оставались Толстой и Тургенев. В выборе авторов и подготовке переводов, как правило, принимали участие представители русской эмиграции. Знакомство с русским искусством и литературой чрезвычайно повысило авторитет России в Англии, благодаря чему и отношение к русским в среде культурной, читающей, было благоприятным.

Самую заметную группу белой эмиграции по своей роли в политической и культурной жизни представляли кадеты – поклонники английской демократии, политические "англофилы". Они находили общий язык с британским правительством, имели связи в деловых кругах Англии. Лидер кадетов П.Н. Милюков в России не раз проявил себя как убежденный сторонник английской демократии. Страстным англофилом был другой видный кадет, В.Д. Набоков, приехавший в Англию с семьей в надежде продолжить борьбу с большевизмом. Четверть века прожила в Англии стоявшая у основания кадетской партии А.В. Тыркова-Вильямс. Кадеты основали в Англии Комитет освобождения России и выпускали журналы и брошюры на английском языке, рассчитанные на английского читателя. На первых порах, когда новая власть в России казалась недолговечной, некоторые англиийские политики считали кадетов наиболее перспективными представителями будущей власти в России.

В Англии действовали также эсеры и меньшевики разных оттенков, противники как монархии, так и советской власти. В первые годы после революции в Англии часто и подолгу бывал А.Ф. Керенский, пытавшийся с помощью английских политиков организовать отпор большевикам. Политические лидеры получали финансовую и моральную поддержку со стороны эмигрировавших в Англию представителей российских деловых кругов. Эсеры и меньшевики, предприниматели и банкиры составляли основу самой многочисленной и живучей из русских организаций в Англии, да и вообще в эмиграции – Общества Северян и Сибиряков. Их идейный лидер эсер А.В. Байкалов был одним из известнейших в Англии журналистов. Деятельность Общества Северян во всех деталях отражена в газете "Русский в Англии", выходившей в Лондоне в 1930-х гг. под идейным руководством Байкалова.

Революция изменила положение русских правительственных учреждений в Лондоне. Если до 1917 г. российское посольство было изолировано от оппозиционной русской колонии, то теперь посольство должно было объединять и направлять русских в Англии. В сентябре 1919 г. К.Д. Набокова на его посту сменил советник посольства Е.В. Саблин. Посольство и консульство стали центрами, объединявшими эмигрантов различных политических ориентаций, но противостоявших большевизму. Е.В. Саблин оставался поверенным в делах России до признания Великобританией Советского государства де факто в 1921 г., но здание посольства он удерживал как оплот небольшевистской России до официального признания Англией советской власти в 1924 году. После своей отставки Е.В. Саблин стал представителем русских эмигрантов в фонде Нансена и возглавил эмигрантскую колонию в Лондоне, которая, как предполагали некоторые английские политики, представляла ту Россию, которая еще могла возродиться. Часто и подолгу бывавший в Лондоне А.Л. Казем-бек писал: "Ни один из русских послов, оставшихся "не у дел", не сумел занять такого положения, как Саблин в Лондоне". Е.В. Саблин вел документацию членов русской общины, выдавал необходимые справки и рекомендации для поступления на работу или в университет, помогал эмигрантам из других центров получить английскую визу, что было нелегко для обладателей Нансеновских паспортов. Обширная работа по делам эмиграции отражена в его архиве.

В 1920-1930-х гг. значительное влияние на религиозную жизнь Англии оказало русское православие. Сближение англиканства и православия дало импульс движению экуменизма – сближения церквей. До революции 1917 г. русская православная церковь в Англии существовала при посольстве. С образованием белоэмигрантской колонии православным был предоставлен храм в центре Лондона. Начавшийся в русской зарубежной церкви раскол привел к образованию двух приходов, один из которых подчинялся Московскому патриарху, другой – зарубежному. В середине 1920-х годов в Британии развернулось движение протеста христиан против преследования религии в России. Движение стремилось оказывать воздействие на английское правительство, но оно неохотно откликалось на подобные призывы. Тем не менее, архиепископ Кентерберийский, епископ Лондона и другие религиозные деятели продолжали выступать против репрессий в России.

Важную роль в распространении православия в Британии и сближении церквей сыграл Николай Михайлович Зернов (1898 – 1980). Он эмигрировал из России в 1921 г., в 1925 г. окончил богословский факультет Белградского университета. В 1925 г. Зернов стал секретарем Русского Студенческого Христианского Движения (РСХД) и оставался на этом посту до 1932 года. Он стал также первым редактором "Вестника РСХД", в котором подробно освещалась деятельность движения. До 1929 г. Зернов жил в Париже, но часто бывал в Англии. В 1925 г. на съезде РСХД в Манчестере он выдвинул идею регулярного проведения съездов представителей разных конфессий. Съезды начали собираться в Англии и на одном из них было основано Содружество св. Албания и преподобного Сергия Радонежского. В 1930 г. Зернов получил возможность поступить в аспирантуру Оксфордского университета, в Кибл колледж. В июне 1932 г. он защитил диссертацию на тему "Единство Церкви и соединение Церквей", получил степень доктора философии. В 1934 г. ему предложили стать секретарем и вице-председателем Содружества Св. Албания и Преподобного Сергия, и он с женой Милицей Владимировной, помогавшей ему во всех начинаниях, переехал в Англию. В 1936 г. они получили британское подданство. Когда в 1947 г. в Оксфордском университете была учреждена кафедра по истории православной культуры, ее занял Зернов. В 1966 г. он получил степень доктора богословия Оксфордского университета. Зернов регулярно публиковался в эмигрантских периодических изданиях во Франции, Англии и Америке, он автор многочисленных статей в "Вестнике РСХД", в журналах Содружества "Соборность" и "The Journal of the Fellowship of St.Alban and St. Sergius", в академическом "Славянском обозрении" и других религиозных и светских журналах.

В Оксфорде усилиями Зерновых был основан важнейший в Англии православный центр – Дом Св. Григория Нисского и Св. Макрины. В этом доме могли останавливаться и работать православные деятели, приезжавшие в Англию. Там находилась уникальная библиотека, включавшая несколько тысяч томов изданий русских мыслителей на иностранных языках. Это собрание книг М.В. Зерновa в последние годы своей жизни передала Государственной библиотеке иностранной литературы в Москве.

В работе русских православных деятелей в Англии, так же как и в деятельности русских историков и литературоведов в этой стране, заметно проявилась важная особенность русской эмиграции в Англии. Эта особенность и отличие ее от других центров заключается в более тесных связях русских деятелей культуры, науки и литературы с английской культурной средой, в их большей зависимости от английского (и в целом западного) типа мышления. Сторонний наблюдатель из среды евразийцев подметил "засасывающий характер" английской культуры: она отвлекала русских от их проблем и втягивала их, как и других иностранцев, в английскую жизнь и в работу на дело Великобритании. Со своей "островной" культурой, своими жизненными ценностями, даже со своей логикой мышления Англия в значительной мере подавляла "русскость" в эмигрантах. По этой причине коллективная "миссия" русской эмиграции не состоялась в Англии в той же степени, в какой она состоялась в других центрах. Тем не менее, наследие английского центра русского зарубежья свидетельствует о том, что и в Англии деятели эмиграции руководствовались идеей сохранения русской культуры для будущей России и распространения ее влияния на Западе. Как показало время, эта идея в значительной мере осуществилась.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie