logo

Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
Общество
Прибалтика

Владимир Веретенников

Русская молодёжь в Латвии –

не последствия «ошибок советской власти»

Журналист «NewsBalt» побеседовал с Маргаритой Драгиле – одной из наиболее известных представительниц русской молодежи Латвии. Маргарита Драгиле возглавляет общественные организации «Пером» и «ЛатРусМол», занимающиеся обширной общественной работой. Тема беседы – ситуация с молодым русским поколением, проживающим за пределами России.

- Для начала расскажите, пожалуйста, вкратце о деятельности организаций, которые вы представляете.

- Общество «Пером» («Перспективы русских организаций молодёжи») по составу, юридическому оформлению и охвату деятельности является международным. Оно было основано для объединения русской молодёжи с целью разработки совместных проектов по сохранению и развитию русского языка, культуры и образования. В качестве инструмента и площадки для реализации заявленных целей был разработан международный молодёжный портал Perom.eu, на котором осуществляется разного типа деятельность, в том числе и проектная, по развитию и сохранению русского мировоззрения. В целом же, «Пером» реализует самые разные проекты, как-либо связанные с сохранением русского языка, образования и культуры для молодёжи.

Что касается круглого стола русской молодёжи «ЛатРусМол», то это зонтичная организация, объединяющая порядка десяти обществ, работающих с русской молодёжью. Она осуществляет координацию деятельности молодёжных организаций, представляет интересы и защищает права молодых русских в Латвии. В частности, мы приняли активное участие в прошлогодней кампании за признание русского языка в Латвии, проводим различные мероприятия культурно-просветительского толка, участвуем в общественных обсуждениях по интеграции и языковой политике, стараемся наладить диалог, правда пока без особого успеха, с латышской молодёжью. Политической деятельностью, точнее партийной, не занимаемся, стараясь выйти на контакт с аудиторией через культурный диалог и общечеловеческие ценности. Главное, мы отстаиваем позицию русской молодёжи в Латвии, доказывая, что мы здесь не «потомки оккупантов», не последствия «ошибок советской власти» и имеем такие же права, как и все остальные. Мы заявляем, что хотим участвовать в формировании образа будущего Латвии и добиваемся, чтобы с этим считались.

- А как в целом, по-вашему, обстоит в Латвии с организациями русской молодёжи?

- В прошлом мне неоднократно задавали этот вопрос, но, по мере течения времени, ответ на него изменяется – так же, как и сама ситуация вокруг. Впрочем, некоторые вещи остаются неизменными. Скажем, в 2008-2009 годах мы проводили детальные исследования ситуации в данной сфере. Выяснилось, что можно пересчитать по пальцам организации, в уставе которых прописаны цели работы конкретно с русской, русскоязычной молодёжью. В частности, в их числе можно назвать наши объединения «Пером» и «ЛатРусМол». Что же касается тех организаций, которые, хотя и не прописывают такое в уставе, но фактически работают с русской молодёжью, то это, в первую очередь, организации, действующие при политических партиях, чьи интересы сводятся к получению и удержанию власти. Молодёжные организации в данном случае используются, как один из инструментов достижения политической цели. Наверх, как правило, проходят лишь «свои люди», угодные партийным заправилам. Соответственно, целенаправленной культурной работы партийные молодежные объединения не ведут – в лучшем случае, они устраивают разного рода развлекательные мероприятия. Кроме того, они не любят «светиться» и на какой-нибудь деятельности по отстаиванию прав русского населения. Скажем, когда у нас готовился референдум за признание русского языка вторым государственным, прошедший в феврале нынешнего года, то некоторые представители таких обществ участвовали в его подготовке, но – как частные лица, отказываясь признавать участие организаций, в рядах которых состоят. Дескать, «я готов подставить самого себя, но только не организацию». То есть, если говорить о тенденциях в среде русской молодёжи в целом, то приходится констатировать, что есть отдельные личности, но нет объединяющей идеи.

- А как русская молодёжь Латвии относится к своим корням и культурным ценностям своих предков?

- Какого-то единства во взглядах и приоритетах тут нет, и никогда не было. Думается, тут можно выделить несколько групп русской молодёжи, которые зависят от их отношения к культурным ценностям, к русскости.

Первая группа, к которой отношу себя: те, кто считают себя русскими. Данная «русскость» основывается у нас на соответствующей иерархии ценностей, присущей именно нашему народу. Упрощённо говоря, данную иерархию можно выстроить следующим образом. Это жертвенность, допущение возможности самопожертвования, навык видеть общее раньше частного, непреходящее уважение к предкам и истории своего этноса. Сюда же можно отнести специфические особенности, присущие русским общественным институтам, научной школе, культуре, творческому методу, закодированному в плеяде знаковых имён. Театр – это Станиславский, балет – Ваганова, литература – Толстой с Достоевским и т.д. То есть, русская культура заключает в себе определённые ценности – и если человек их принимает, то он может называть себя русским. У нас в Прибалтике таких немало. Более того, они на добровольных началах приняли активнейшее участие в кампании сбора подписей за проведение референдума, развернув соответствующую агитацию в регионах. Подчеркну, при этом они не получали никаких денег за данную работу и выполняли её по собственной инициативе, без какой-либо команды сверху.

Есть вторая группа, у которых за бравадой «я - русский!» ничего не стоит. Это начало проявляться с 2003 года, когда часть русскоязычной молодёжи активно участвовала в общественном движении против реформы русских школ, направленной на их перевод на латышский язык обучения. То же самое наблюдалось в канун подготовки референдума за признание русского языка. Тогда многие молодые с гордостью начали заявлять о своём русском происхождении - за которым, правда, ничего не стояло кроме вышеупомянутой бравады.

Как показывает опыт, давление со стороны государства, ведущего политику постепенной ассимиляции, оказывает на некоторых людей совершенно противоположное ожидаемому, консолидирующее влияние. Однако, есть и третья разновидность, тоже немалая – люди, кого эта самая политика «ломает», заставляя отказываться от своих родовых ценностей. Не всякий способен раз за разом сдавать, выражаясь метафорически, тест на национальную принадлежность. Некоторые из этой группы превращаются в «отказников» – тех, кто согласился принять для себя путь ассимиляции, сменить свою изначальную национально-культурную сущность на другую, присущую титульному населению.

Четвёртую группу молодых людей можно охарактеризовать как «прагматиков». Это те, кто носят русский крест на груди, но прячут его под одеждой. Открыто они стараются лишний раз не подчеркивать свои корни и свою культурную принадлежность – из соображений личной выгоды, карьеры и т.д.

Наконец, пятый вид состоит из молодых людей, ориентирующихся на Европу и позиционирующих себя «гражданами мира», отстаивающими европейские ценности.

- А имеются ли различия между русской молодёжью Прибалтики и собственно России?

- Да, отличия есть. Это в первую очередь понимание для себя ценностей русской культуры. В России часть русской молодёжи не рассматривают русскость как ценность, которую нужно сохранять, недостаточно используют пространство русской культуры как пространство возможностей. Часто многие попросту не разводят в разные стороны понятия советской, русской и российской культур - в то время как мы в Прибалтике отлично эту разницу понимаем. Опять же, у нас разное понимание взаимодействия и взаимоотношения русских и европейских ценностей.

- А как зарубежная русская молодёжь воспринимает свою историческую родину?

- Опять же, разные группы по-разному. Некоторые, вроде меня, воспринимают Россию в качестве естественного центра русской культуры, страны, с представителями которой можно и нужно взаимодействовать. Хотя лично сама я мало связываю себя с современной Российской Федерацией, как с конкретным государственным образованием. Я ведь родилась в другом государстве, СССР, которого больше нет. С нынешней РФ у меня не так много общего. С другой стороны, я отрицаю точку зрения о том, что, дескать, русские при желании могут сохранять свою культурную самобытность и где-нибудь в Австралии, без всяких связей с исторической родиной. Сохранить культурную идентичность без взаимодействия с центром этой культуры невозможно. Недаром, некоторые русские в Прибалтике (правда, это больше представители старшего поколения) живут в своеобразной «внутренней эмиграции», информационно больше являясь обитателями Российской Федерации, нежели своих государств.

Но это далеко не всё – есть и такие, для кого необозримое многообразие великой культуры сузилось до каких-то сугубо китчевых элементов, типа матрёшек, сарафанов и самоваров. Есть, как я уже говорила, и такие, кто отрицает свои русские корни даже на таком упрощённом уровне и, отталкиваясь от них, стремится как можно глубже погрузиться в другую культуру и историческое наследие.

- Ну а каково, по вашим ощущениям, отношение России к зарубежной русской молодёжи?

- Честно говоря, иногда создается впечатление, что деятельность отдельных чиновников и должностных лиц России не направлена на сохранение и формирование сильной диаспоры. Причин я не знаю, но имею перед глазами конкретные примеры деятельности отдельных чиновников по отношению к зарубежным соотечественникам, которые предлагают нам, главным образом, какие-то совершенно формальные вещи в виде конференций и поездок. Как правило, все подобные мероприятия носят разовый, «для галочки», характер, да ещё в значительной степени оккупируются «профессиональными соотечественниками». Большей частью они не рассчитаны на долгосрочную деятельность по достижению каких-либо амбициозных целей. Мне самой приходилось несколько раз принимать участие в молодёжных конференциях соотечественников и я знаю схему, по которой они работают: съехались в Москву или Питер представители русской молодёжи из нескольких десятков стран, несколько часов посидели, послушали патетические речи разных чиновников. Позже их свозили на непременную экскурсию для знакомства с местными достопримечательностям, а потом они разъехались восвояси. Понятно, что практический эффект от подобных мероприятий приближается к нулевому. Причём сами же организаторы конференций соотечественников порой прямо говорят, что главной их целью является, дескать, чтобы Россию посетило побольше народу. И только! То есть, людям напоминают, что у них есть исторические корни, но следующего шага на развитие сотрудничества не делается. Очень мало предпринимается для того, чтобы диаспора укрепляла единство и национально-культурную самобытность, чтобы её представители учились координировать свою работу на общее благо.

Например, для меня представляется странным, что проведённый нами в Латвии референдум за придание русскому языку статуса второго государственного, массовое выступление почти трёх сотен тысяч человек, открыто заявивших о своих русских ценностях, не нашли достаточного внимания и поддержки в России.

- Что же, на ваш взгляд, должна делать Россия, чтобы привлечь зарубежную русскую молодёжь?

- Создание внутри России мощных центров культурного притяжения, удержит тех «своих», кто ещё не уехал, вернёт уже уехавших и желающих вернуться в Россию. После этого туда потянутся и зарубежные соотечественники. Кстати, я погрешила бы против истины, если бы стала утверждать, что в этом направлении совсем уж ничего не предпринимается. Последние конференции, в которых я принимала участие, продемонстрировали, что сейчас государство совершает определённые усилия, направленные на возврат молодых специалистов, являющихся детьми представителей волны эмиграции, пришедшейся на 90-е годы. Эти люди успели получить на Западе качественное образование и сейчас многие из них проявляют нешуточный интерес к возвращению в Россию. Одни уже сейчас едут на родину, а другие говорят, что, дескать, специалистам нашего класса в России пока нет места. Но не забывают добавить, что обязательно вернутся, если им предложат соответствующие условия.

А вообще, в России надо серьёзно задуматься над наиболее эффективной моделью сборки диаспоры и привлечения соотечественников на историческую родину, как в центр Русского Мира и русской культуры. Опять же, не сказать, что тут ничего не делается. Например, для образованной русской молодежи имеет определенную привлекательность инновационный центр в Сколково. Там создано пространство, создающее сильное притяжение, стягивающее амбициозных и талантливых людей. В свое время я сама была там - и увиденное произвело на меня огромное впечатление. Хотелось бы, чтобы таких площадок, служащих интеллектуально-культурными стяжками, появлялось как можно больше. Думаю, что хорошо бы создать некий аналог Сколково в гуманитарной сфере.

- Сейчас русская молодёжь массово разъезжается из Прибалтики. Однако, удельный вес уехавших в РФ пока остается относительно небольшим. Почему?

- Больной вопрос. Это связано с рядом факторов. Тут я могу, в первую очередь, рассуждать с точки зрения людей, которые мне наиболее близки – тех, кого интересует качественное образование и профессиональная самореализация. Если рассуждать с этой позиции, то жителям Прибалтики, в силу многих причин более просто, комфортно и перспективно добиваться данных целей в Европе. Представители нашей молодежи нередко получают образование на Западе, делают там первые шаги в плане профессионального развития – а потом уже работают с Россией совершенно на другом уровне, в качестве специалистов.

Даже ту культурную жажду, о которой я упоминала ранее, до определенной степени можно утолять на расстоянии. С развитием информационных технологий расширилась возможность получения культурных кодов без необходимости постоянно находиться у самого их источника. Можно пользоваться плодами трудов Щедровицкого, Переслегина, Генисаретского, Пелевина, Булгакова и Пушкина не находясь самому на территории страны, их породившей. Но при этом необходимо понимание целостного Русского Мира внутри себя – что это есть для меня?!

- А могут ли проживающие здесь соотечественники рассчитывать на помощь Европы в деле сохранения своей национальной идентичности?

- Нет, я бы не сказала. Несмотря на постоянно озвучиваемые лозунги мультикультурности и толерантности, Европа готова больше реально защищать культурное своеобразие каких-нибудь жителей Сомали, но не русских. Причем, русских постоянно ставят перед фактом, что им необходимо смириться с подобными правилами игры. Да и, судя по последним тенденциям, Европа готова уже начать сворачивать политику мультикультурализма – достаточно ознакомиться с заявлениями Ангелы Меркель по этой теме.

- Сможет ли сохраниться диаспора русских соотечественников в дальнейшем?

- Очень трудно говорить в общем и обо всех. Могу сказать лишь за ту группу, к которой я себя отношу. Я сделаю так, чтобы мои дети не потеряли культурную принадлежность своих предков. И я знаю, что и многие другие соотечественники тоже давно уже сделали такой выбор. К тому же, есть тенденция, что именно внуки, представители третьего поколения, начинают особенно усиленно интересоваться своими корнями. Мы – поколение, выросшее вне Советского Союза. И очень радует, что представители нашего поколения и словом и делом утверждают свою русскость.

 



Автор статьи: Владимир Веретенников специально для «NewsBalt».


Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie