Хлебные крошки

Статьи

М.Петров
Русские неграждане Прибалтики
Общество
Прибалтика

Михаил Петров

Русские национальные приоритеты в Эстонии это реальность

Мы до сих пор не представляем, чем община живет, чего она ждет от эстонского государства и от России

Русская община в Эстонии страдает не от недостатка конструктивных идей, хотя, признаться, их тоже маловато. В первую очередь община страдает от недостатка исполнителей.


С теоретиками общинной (соотечественной) жизни у нас поступают просто, вполне в стиле знаменитого законодателя эпизефирских локров в Нижней Италии Залевка. У греков он считается автором древнейших писаных законов. Рассказывают, что Залевк, желая затруднить внесение изменений в его суровые законы, установил такой порядок, при котором автор законопроекта вносил его на общественное рассмотрение с веревкой на шее. Если законопроект по какой-то причине бывал отвергнут, то в ход шла веревка на шее подателя.


Сколько таких энтузиастов придушили мы за последние двадцать лет? Скольким исполнителям отбили охоту к общественному служению? Сколько потеряла община на бесконечных разборках, так называемых русских политиков? Что мы сегодня можем предъявить общине? Мы до сих пор не представляем, чем община живет, чего она ждет от эстонского государства и от России.


У общины нет ни одного собственного социологического исследования. На память приходит только гениальная «отмазка» бывших руководителей ОНПЭ Евгения Томберга и Виктора Андреева: «Что мы своего избирателя не знаем что ли?!» Философское осмысление русского бытия в Эстонии и теоретические изыскания на эту тему практически отсутствуют, если не считать работы Р.Григоряна, И.Розенфельда, И.Никифорова, Д.Михайлова, которые носят по большей части описательный характер. Особняком стоит небольшая работа Александра Астрова «Самочинное сообщество» (Таллин, 2007). Заумь, конечно, с точки зрения обывателя, но заумь хоть что-то пытающаяся объяснить русским о русских. Псевдоисторические компиляции местных «российских писателей» – зачастую откровенный плагиат – вообще не в счет.


Предстоящая региональная конференция российских соотечественников, несомненно, обрастет к своему началу публичными обращениями и напутствиями, общественных деятелей выпавших из соотечественной орбиты или исключенных из нее за излишнюю амбициозность. А еще нам предстоит наблюдать битву местных «русских» и «соотечественных» авторитетов за внимание нового посла Российской Федерации. Будем помнить, однако, что статус политического фаворита накладывает определенные обязанности в отношении как русской общины, так и российских соотечественников. Вопрос только в том, все ли соискатели российского внимания и благ готовы брать на себя ответственность перед общиной? А перед Россией? Понимают ли «авторитеты», что люди устали от болтовни и ждут от них реальных дел?


В связи с предстоящей конференцией хочу напомнить разработку, которой нынче исполняется десять лет – «Русские национальные приоритеты в Эстонии». За минувшее десятилетие разработка ничуть не устарела и может быть эффективно использована сегодня. Рискну предложить данную разработку для рассмотрения в повестке дня предстоящей конференции. Публичное обсуждение русских национальных приоритетов в Эстонии и шире – в странах Балтии может принести реальную пользу. Вероятно, приоритетов может быть больше или меньше десяти, что напрямую зависит от результатов общественного обсуждения.


Прежде всего, определение того, что есть русские приоритеты. И пусть нас не смущает его краткость, поскольку определение предназначено не столько для научного оборота, сколько для оборота самого широкого – общественного. Определение приоритетов и их формулировки должны быть понятными на любом уровне и без специальных пояснений. Если хотите, то совокупность приоритетов должна стать основой для ежедневной русской общественной жизни.


Итак.

Русские национальные приоритеты в Эстонии есть часть общих главенствующих духовных и материальных интересов русского населения стран Балтии, проистекающих из принадлежности к русской культуре:


I. Защита и развитие русского языка и культуры.


II. Защита Православия, сохраняющего каноническую связь с Русской Православной Церковью.


III. Определение ложных социальных и политических ориентиров и их замещение в общинном сознании русскими национальными приоритетами.


IV. Гражданское равноправие русских, постоянно проживающих в Эстонской Республике.


V. Преодоление институциональной сегрегации по национальному признаку.


VI. Осуществление самостоятельной русской политики посредством пропорционального представительства в Государственном собрании Эстонии.


VII. Максимально возможная трудовая занятость русского населения.


VIII. Сохранение и развитие культурных, религиозных, гуманитарных и экономических связей с Россией.


IX. Русская национальная автономия (анклав) на Северо-востоке Эстонии с центром в Нарве.


X. Создание русского представительного органа на территории Европейского союза.


Защита и развитие русского языка и культуры.

Отказ от требований придания русскому языку статуса второго государственного языка в обмен на конституционные гарантии полноформатного использования русского языка во всех сферах государственной и общественной жизни. Необходимы русский язык делопроизводства в местах компактного проживания русских и русский язык обучения в государственной школе – русской, а не иноязычной; необходима русская информационная и культурная среда. Памятники материальной русской культуры должны быть включены в государственную программу сохранения и защиты памятников культуры. Недопустимо варварское и циничное отношение государства к памятникам культуры, обоснованное националистически понимаемым историзмом.


Защита Православия, сохраняющего каноническую связь с Русской Православной Церковью.

Сохранение и развитие созданных на основе русских национальных приоритетов духовных и материальных ценностей невозможно без участия Церкви. Находящаяся вне политики Православная соборность даст русской общине и организациям российских соотечественников необходимую объединительную мотивацию и способность эффективно противостоять денационализации русской молодежи и натиску западной бездуховности.


Определение ложных социальных и политических ориентиров и их замещение в общинном сознании русскими национальными приоритетами.

Если мы не хотим остаться русской диаспорой (рассеянием), то мы должны признать тот факт, что в Эстонии у нас есть свои национальные интересы, которые не противоречат интересам государствообразующей нации. Община устала от навязанной ей левой идеологии и бессмысленной борьбы с оскорбительными политическими ярлыками. Мы должны понимать, что эстонская нация находится в процессе становления. Эстонцы тоже пытаются определить и зафиксировать в общественном сознании свои национальные приоритеты и защитить их доступными обществу и государству средствами, которые мы часто определяем как дискриминационные. Следует уважать экзистенциальные страхи эстонского народа и предложить ему помощь в национальном становлении.


Гражданское равноправие русских, постоянно проживающих в Эстонской Республике.

В связи с изменением обстановки должен последовать отказ от требования «нулевого» (стартового) варианта гражданства. В обмен должно быть выдвинуто требование приобретения гражданства Эстонской Республики на основе политического решения государства в отношении лиц, родившихся в Эстонии или длительное время здесь проживающих, при условии их свободного волеизъявления, сводящее процедуру натурализации к возможному минимуму.


Преодоление институциональной сегрегации по национальному признаку.

Преодоление институциональной сегрегация по национальному признаку является приоритетным как для русской общины, так и для общины эстонской. Те ресурсы, которые сегодня государство и эстонское общество неосмотрительно расходуют на поддержание сегрегации, могут быть с большей эффективностью использованы для построения гражданского общества, отвечающего реалиям и вызовам XXI века. Апелляция к институтам Европейского союза допустима лишь в тех случаях, когда исчерпаны все доступные законные средства на уровне эстонского государства.


Осуществление самостоятельной русской политики посредством пропорционального представительства в Государственном собрании Эстонии.

Параллельное существование в Эстонии двух национальных общин, сопоставимых по размерам, но находящихся в неравном положении, требует в качестве временной – на период преодоления институциональной сегрегации и завершения минимально необходимых интеграционных процессов – меры в виде пропорционального парламентского представительства. Под минимально необходимыми интеграционными процессами понимается изменение законов, препятствующих нормальному сосуществованию и взаимодействию двух национальных общин. Вероятно, следует подумать о целесообразности создания русской национальной партии, которая могла бы взять на себя бремя политического представительства и заступничества. Партия должна быть свободна от политических стереотипов прошлого, когда русских политиков государство использовало исключительно для сдерживания политической и общественной инициативы русских.


Максимально возможная трудовая занятость русского населения.

Гражданство Эстонской Республики, отличное владение государственными языками и качественное образование еще не гарантируют равных возможностей на рынке труда. Поэтому сохранение и развитие в интересах русской общины предпринимательства, имеющего национальную основу и ориентированного на партнерские отношения с российскими экономическими структурами, сохраняет приоритетное значение.


Сохранение и развитие культурных, религиозных, гуманитарных и экономических связей с Россией.

Все, что Российская Федерация, Русская Православная Церковь, благотворительные организации, общественные фонды, и т.п. готовы предоставить нам на безвозмездной основе, следует принимать с благодарностью. Однако мы должны помнить о том, что русская община в Эстонии и российские соотечественники, не являющиеся гражданами РФ, не имеют права вымогать у России материальную или политическую поддержку в собственных интересах. Непрекращающиеся попытки обложить данью торговое предпринимательство между Эстонией и Россией в пользу соотечественных организаций в Эстонской Республике недопустимо. Следует дать отпор любым попыткам самозваного политического и экономического посредничества в межгосударственных отношениях Эстонии и России, дискредитирующего самостоятельную русскую политику в Эстонии.


Создание русской национальной автономии на Северо-востоке Эстонии с центром в Нарве.

Необходимость юридического оформления национальной автономии (анклава) – это отнюдь не призыв к насильственному изменению государственного строя и тем более не призыв к нарушению целостности эстонского государства. Следует лишь юридически оформить то, что сегодня на Северо-востоке Эстонии уже существует фактически. Идея русской автономии (анклава) без сомнения найдет понимание и широкую поддержку в Европейском союзе. Законодательная возможность создания так называемой культурной автономии устарела, и сегодня не отвечает реалиям и вызовам XXI столетия.


Создание русского представительного органа на территории Европейского союза.

Главной целью представительного органа должны стать выражение и защита национальных интересов компактно проживающего в странах Балтии и Европейского союза русского населения, активное противодействие денационализации новых поколений русских. Представительный орган может быть создан в форме Балтийского Русского Парламента, Русской Ассамблеи или Русского Форума. Форма представительства в данном случае не является принципиальной.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie