Хлебные крошки

Статьи

Соотечественники
Политика

Яна Амелина

Русские в Казахстане становятся изгоями

Мытарства бывшего депутата Павлодарского городского маслихата

Уроженец Вологды, преследуемый в Казахстане по политическим мотивам, уже несколько месяцев безуспешно добивается получения статуса беженца и российского гражданства. И лишь сейчас перед бывшим депутатом Павлодарского городского маслихата забрезжила надежда наконец, обрести его.

Всю свою сознательную жизнь Юрий Михайлович Храбров прожил в казахстанском городе Павлодаре, куда в 1967 году переехали из Вологды его родители. Здесь он закончил школу и институт, отсюда ушел в армию, работал на тракторном заводе, где прошел путь от ученика до начальника участка и получил знак "За доблестный труд".

Активный общественник, в 1994 году по рекомендации Славянского культурного центра Храбров выдвинул свою кандидатуру в депутаты городского маслихата (совета) – и победил на выборах. В маслихате он возглавил комиссию по экологии и градостроительству, причем работал на неосвобожденной основе. Его хорошо знали в городе и уважали за бескомпромиссность в решении экологических проблем. А это – всегда конфликт с властями.

В конце сентября 1997 года маслихат направил Храброва для заочного обучения в казахстанский учебно-консультативный центр по экологии "Экоцентр". Для оплаты обучения из бюджета горсовета было выделено 600 долларов. Вскоре, однако, выяснилось, что заочные группы обучения из-за недобора слушателей комплектоваться не будут, а значит, учеба отменяется. Деньги, ранее уже перечисленные на счет Павлодарского университета, где планировались курсы, через некоторое время были возвращены маслихату.

Эту ничем не примечательную историю и рассказывать-то здесь не стоило бы, если б дальше не последовала цепочка более чем странных событий, в конечном итоге закончившаяся для депутата скамьей подсудимых. Храброва обвинили в том, что "воспользовавшись сложившейся ситуацией и особо доверительным отношением к себе" секретаря городского маслихата, он перевел эти шестьсот долларов в счет обучения своей дочери в Павлодарском университете, тем самым совершив преступление, предусмотренное статьей ст.177 УК Казахстана ("присвоение или растрата вверенного чужого имущества").

Деньги, прежде чем вернуться в казну маслихата, действительно совершили небольшое путешествие. Однако, судя по показаниям многочисленных свидетелей, к этим пертурбациям Юрий Храбров не имел никакого отношения. В первую очередь потому, что не являлся должностным лицом и не мог распоряжаться никакими денежными средствами. Как установил суд, доллары на счет вуза перечислила совсем другой сотрудник маслихата, причем сделано это было строго в рамках закона. Свидетельница из университета показала, что средства действительно были перечислены за обучение Ю.М.Храброва в "Экоцентре". Но поскольку там же на факультете бизнеса и менеджмента училась студентка Елена Храброва (задолжавшая за обучение, так как у ее отца были временные трудности с работой), то сотрудники вуза почему-то решили, что деньги предназначены именно ей и приняли их в счет оплаты долгов. Недоразумение вскоре разъяснилось, и шестьсот долларов вернули туда, откуда они прежде были изъяты.

Несмотря на ничтожность происшествия, неубедительность обвинения и фактически оправдывающие Храброва показания свидетелей, 16 мая суд города Павлодара приговорил бывшего депутата к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Храброва спасло лишь то, что, видимо, из уважения к его биографии, мера пресечения до вступления приговора в законную силу была оставлена прежней — подписка о невыезде. После подачи кассации Юрий Храбров, не надеясь на благополучное для себя завершение этой истории, покинул Казахстан и отправился в Россию получать гражданство и политическое убежище.

Бывший депутат считал, что для этого у него есть все основания. Уголовное дело против Храброва открывалось трижды. Дважды оно прекращалось за отсутствием состава преступления, и лишь в третий раз было доведено до суда.

Надуманность обвинения очевидна практически для всех — и общественности, и госструктур. Храбров никогда не привлекался ни к уголовной, ни даже к административной ответственности. Его имя получило широкую известность среди республиканской общественности еще с 1988 года, когда он с соратниками-экологами успешно вел борьбу против строительства в Павлодаре завода биовитаминных концентратов.

Комиссия по экологии, которой руководил депутат, явно задевала интересы павлодарских градоначальников. Впрочем, дело тут не только в экологии и связанных с ней больших деньгах. "Считаю, что судебная машина преследовала меня исключительно по политическим мотивам. Русские в Казахстане становятся изгоями. В судах, полиции, во властных структурах, в руководстве в абсолютном большинстве сидят казахи. Отток русскоязычного населения очень большой. У меня уехали почти все родственники и друзья", — рассказывает Юрий Храбров, — "Националистические тенденции проявляются все больше и больше. Наказывая меня, казахские власти дают урок всем русскоязычным жителям – не высовывайтесь!"

Храбров не просит ничего, кроме гражданства и статуса беженца: "Работу и жилье я найду и сумею достойно послужить России". В Павлодаре у него остался старик-отец, жена и трое дочерей. Остается надеяться, что российские чиновники не слишком заволокитят процесс получения Юрием Храбровым российского гражданства. Иначе, о какой поддержке соотечественников можно будет говорить до тех пор, пока по России без кола, двора и гражданства скитается родившийся здесь человек, преследуемый в соседнем, "дружественном" России государстве только за то, что он честный профессионал – и русский.

От редакции: "Союзная Газета" будет внимательно следить за развитием событий, так как в аналогичных ситуациях могут оказаться сотни тысяч наших соотечественников.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie