Хлебные крошки

Статьи

Русский мир
Культура

Евгений Смирнов

Русские в Киргизии: "исчезающий вид"?

Русских здесь становится с каждым годом все меньше

Киргизия, страна исполинских гор и алых маков у озера Иссык-Куль, уже давно не находится в центре внимания широкой российской общественности. Эта бывшая советская республика не имеет общей границы с Россией, от которой ее отделяют территории других ныне суверенных среднеазиатских республик. Но и здесь, как и на остальном т.н. "постсоветском пространстве" существует пресловутый "русский вопрос". По мнению компетентных обозревателей, сейчас он сводится к тому, что русских в Киргизии становится с каждым годом все меньше. Примерно до середины 2000 года русские являлись второй по численности, после киргизов, национальной группой. Однако после известных событий начала 1990-х годов начался массовый отток русского населения из Киргизии. За период с 1990 по 2000 годы, только по официальным данным российского посольства в этой стране, оттуда эмигрировало свыше 300 тысяч этнических русских. В итоге доля русских в общей численности населения Кыргызстана, составлявшая в 1990 году 21,2% (918 тысяч), сегодня, по оценкам экспертов, сократилась примерно до 12% (520 тысяч), что отодвинуло их на третье место после узбеков. При существующей динамике миграции, по оптимистическим прогнозам, численность русского населения в Киргизии будет сокращаться на 1 процент каждый год. Но те, кто думает, что это вызвано какими-то особыми антирусскими настроениями местного населения или притеснениями властей, будут не правы. Главные причины феномена русского исхода из Киргизии лежат совсем в иных сферах. Но об этом чуть ниже. А начиналось все в середине XIX века во времена российского царя Александра II. Первые киргизские племена добровольно приняли русское подданство в 1855 году. А уже в 1861 году после присоединения к России северных территорий нынешнего Кыргызстана на киргизской земле появились первые русские поселения. К 1876 году, когда в Россию вошла и южная часть Киргизии, ранее находившаяся под властью Кокандского ханства, приток русских переселенцев значительно усилился. Царское правительство раздавало им земли киргизов, что зачастую приводило к стычкам с коренным населением. Первыми поселенцами в крае были уральские казаки, целыми станицами переезжавшие в Семиречье, и крестьяне с юга России. Поэтому в Киргизии всегда было много русских крестьян – явление, совершенно не характерное для Средней Азии. В советское время в республику приезжали уже не крестьяне, а специалисты: учителя, врачи, инженеры, высококвалифицированные рабочие. Особенно быстро численность славянского населения Киргизии росла в 1960-е годы. В этот период русское население Киргизии ежегодно увеличивалось на треть. Но уже в середине 1970-х началась постепенная обратная миграция – возвращение русских в европейскую часть СССР. Причиной тому стало перенасыщение рынка труда; в первую очередь это относилось к элитным должностям. Высшее и среднее образование в Киргизии сделало с 1926 г. такие успехи, что почти во всех гуманитарных областях к началу 80-х гг. специалисты-киргизы могли заменить русских. К 1989 г. по удельному весу лиц с высшим образованием русские в Киргизии отставали от титульного населения почти в 1,5 раза. Правда, это не относилось к предприятиям ВПК, металлургии, машиностроению, техническим научно-исследовательским институтам. Однако первую по-настоящему мощную волну русской эмиграции из Киргизии вызвали трагические события в городах Узген и Ош летом 1990 года, когда в ходе межнационального вооруженного конфликта между киргизами и узбеками погибло, по некоторым оценкам, до 15 тысяч человек, в т.ч. и немало русских. К этому моменту, 70% русских в Киргизии жили в городах, причем больше половины – во Фрунзе (ныне Бишкек). Сельским хозяйством занималась всего одна десятая их часть. После распада СССР в 1991 году русские были вынуждены вживаться в роль и статус этнического меньшинства. Но, как показало время, успешной адаптации не получилось – сейчас русские в Киргизии играют весьма скромную роль в политической, общественной и культурной жизни. Пик миграции пришелся на 1994-1995 гг. В этот период по масштабам оттока русскоязычного населения страна вышла на первое место среди бывших республик СССР. Часто считается, что едва ли не главную роль в эмиграции русских из Киргизии сыграла отмена русского языка как официального. В советское время более 70% славян (русских, украинцев, белорусов) совершенно не знали киргизского языка. Только 1,2% русского населения свободно владело местным языком. Преподавание киргизского было отменено в русских школах еще в 1960-е годы, тогда же на русский перевели все делопроизводство. Таким образом, вплоть до принятия Закона о языке (сентябрь 1989 г.) русские жили в атмосфере относительного "языкового комфорта". Согласно принятому закону, единственным государственным языком Кыргызской Республики объявлялся кыргызский, на который предполагалось в кратчайшие сроки перевести все деловое, научное и официальное общение в пределах республики (со временем срок полного перехода на кыргызский передвинули – сначала на 2000 г., потом на 2005 г.). Истинный смысл этого акта, естественно, лежал совсем не в языковой плоскости. Началось вытеснение русских из смешанных коллективов, отмечался и бытовой национализм, психологически давивший на русских. К 1994 г. в числе руководителей крупных предприятий русских не осталось вообще. Этнические русские оказались, за редким исключением, оттеснены с позиций, позволявших влиять на происходящее в обществе. Введение экзаменов на знание государственного языка для государственных служащих практически закрывает доступ в органы власти для "инородцев". Сегодня русские в Кыргызстане в основном работают в так называемых сложных областях управления, где требуется специфическое образование и опыт, занимая свою профессиональную нишу в тех сферах, где необходимы специальные знания. И все же основные причины массовой миграции русского населения из Киргизии в Россию и другие страны лежат в социально-экономической сфере и отчасти в росте напряженности на южных границах страны, проходящих по пресловутой "дуге нестабильности" в Центральной Азии. Сначала был крах промышленных предприятий, безработица, рост преступности. Киргизы уже не гнали русских в Россию, а сами туда устремились в поисках стабильности и куска хлеба. На этом фоне уже никого не удивлял процесс миграции русских в Россию. Срабатывал не этнический момент, а желание нормальной стабильной жизни и работы, а также инстинкт самосохранения, вызванный внешними событиями. Очередным толчком стала "баткенская война" с боевиками Исламского движения Узбекистана, которая шла в летние месяцы 1999 и 2000 гг. на южной границе Киргизии. 11 сентября 2001 г. оказалось следующим толчком ввиду потенциальной угрозы от исламских террористов. В последние годы отмечается и т.н. внутренняя миграция русских в Киргизии – из южных районов в северные. Последствия массовой эмиграции русских не замедлили сказаться на киргизской экономике. Рабочие места, которые освободились с их отъездом в непроизводственной сфере, пустовали недолго, но вот собственных квалифицированных инженерно-технических работников Киргизии, как выяснилось, катастрофически не хватало. Президент Акаев был вынужден пойти на известные уступки русскоязычному населению, чтобы предотвратить новые волны миграции. Так, в 1993 г. был открыт Славянский университет в Бишкеке, в 1994 г. появился Указ о мерах по регулированию миграционных процессов, который предусматривал применение русского языка в качестве официального на тех предприятиях, где большинство коллектива – русскоязычные, расширение представительства славян в органах управления государством и т.д. Массовое бегство русских, действительно, несколько пошло на спад, хотя решающую роль в этом, видимо, сыграли другие факторы. Член политсовета оппозиционной партии "Ар-Намыс" Эмиль Алиев полагает, что, "принятые в 2000 году Указ президента страны "О дополнительных мерах по регулированию миграционных процессов в Кыргызской Республике" и Закон "О русском языке" являлись не более как политическим ходом, преследующим определенные цели в преддверии приближавшихся президентских выборов. В настоящее время политических причин для отъезда русских из Киргизии вроде бы нет. В 2000 году парламент Киргизии по инициативе президента Акаева узаконил русский язык в качестве второго государственного. Это было сделано не в угоду официальной Москве, а ввиду реалий жизни, в которой русская речь используется повседневно и повсеместно. Русскоязычные средства играют в республике ведущую роль. Местные русские газеты самые многотиражные и самые читабельные. "Комсомольская правда", "Аргументы и факты", "Московский комсомолец" имеют в Бишкеке свои представительства. Есть корпункты ИТАР-ТАСС и Интерфакса. Телепередачи ОРТ и РТР доступны всему населению, они идут в метровом диапазоне. Местные телеканалы дециметрового диапазона ретранслируют НТВ. В Бишкеке внедрена платная кабельная сеть, которая делает доступными все ведущие российские и европейские телеканалы. Иначе говоря, в этом смысле нет никаких проблем. В киосках продается целое море российских изданий в широком ассортименте, от "СПИД-ИНФО" до "Желтой газеты". Нет проблем и в сфере образования. Каждый русский ребенок в Киргизии имеет возможность получать образование на родном языке. В маленькой стране более 43 местных университетов и 7 филиалов российских вузов. Есть и иностранные университеты – американский, турецкий, кувейтский. В каждом из них преподают на русском языке. Самым престижным и самым качественным из вузов считается Славянский (Кыргызско-Российский) университет. И все же отток русских на историческую родину продолжается. Остановить его можно лишь в том случае, если превратить киргизский "остров демократии" во вторую Швейцарию. Но в это уже мало кто верит. Многих русских в Кыргызстане пугает оторванность от бывшей метрополии в лице России. Они боятся, что в одночасье могут стать изгоями, так называемыми "людьми второго сорта", как это уже случилось в некоторых республиках бывшего СССР. Они считают, что в настоящее время никто и ничто не способны обеспечить им гарантии безопасности и стабильности. В данный момент на отъезд из Киргизии ориентировано около 40% русских-горожан и более половины жителей русских сел. То, что крестьяне стремятся уехать в первую очередь, вполне объяснимо. Они гораздо больше страдают от произвола администрации на местах, от “царьков” местного масштаба – акимов, сельских старост, среди которых почти нет русских (русские составляют всего 7% и в местных советах). Как показывают опросы, адаптироваться в условиях независимой Киргизии, в частности, выучить язык, пытаются не более одной пятой всех русских. Остальные ориентированы на отъезд (63%). То, что происходит сейчас на юге Киргизии, заставляет предположить, что, если новой волны миграции в обозримом будущем и не будет, то только потому, что у большинства "потенциальных мигрантов" уже нет финансовой возможности уезжать. Не собираются пока покидать Киргизию, как правило, рабочие с высокой квалификацией, люди, занятые физическим трудом в городе, или представители т.н. "производственной" интеллигенции. Большей частью они имеют друзей среди киргизов и узбеков, работают в смешанных киргизско-русских коллективах, более или менее владеют киргизским языком, многие из них считают Киргизию своей родиной. У киргизов всегда вызывали восхищение те русские, которые свободно говорили на киргизском. До сих пор здесь с уважением вспоминают академика Юдахина, автора киргизско-русского словаря и великолепного знатока киргизской лингвистики. Такие личности были единичными, но они были. Сейчас среди славян тоже встречаются носители киргизского языка, их в общем ценят, дают высокие должности. Например, Александр Костюк – министр сельского хозяйства Кыргызской Республики. Есть и другие подобные примеры. У русских, нацеленных на адаптацию к дальнейшей жизни в Кыргызской Республике, появляются новые штрихи в психологии и поведении. Конечно, о полной ассимиляции говорить не приходиться, но определенные тенденции в этом направлении просматриваются. С другой стороны, потребность страны в специалистах – то, что дает русским в Киргизии возможность выжить, – не бесконечна. В Киргизии существует и постоянно развивается база для вполне современной системы высшего и среднего специального образования. Рано или поздно молодые специалисты-киргизы вытеснят русских из производства, научных институтов и наукоемких отраслей. Уже сейчас год от года русские все острей ощущают конкуренцию на рынке труда с их стороны. Таким образом, приходится сделать вывод, что реальной экономической базы для того, чтобы русская диаспора в Киргизии развивалась дальше – пока нет. Наконец, можно предположить, что в будущем в Киргизии, как и в других странах региона, на смену нынешней светской элите, выросшей из партаппарата времен СССР и глав "сильных" родов, придет новое поколение. Это будут либо новые светские лидеры, получившие образование в США, Великобритании, Канаде, Германии, либо лидеры исламские, обучавшиеся, в свою очередь в Турции, Саудовской Аравии или Иране. В зависимости от того, какая партия возобладает, возможны несколько сценариев, но ни при одном из них русские особо не выигрывают. В данный момент следует признать, что русские в Киргизии, как и в других странах Средней Азии, не в полной мере способны сами эффективно защищать свои интересы. Подавляющее большинство русского населения, согласно данным опросов, даже не знает о деятельности русских центров, хотя и очень нуждается в организации, которая могла бы помочь им защитить свои права. Существующие в Киргизии русские объединения в основном занимаются вопросами миграции. В связи с обострением миграционной ситуации в Кыргызстане России придется весьма плотно заниматься решением проблемы русских в Киргизии (как и Средней Азии в целом). В 1998 году в Кыргызстане было открыто представительство Федеральной миграционной службы (ФМС) России, призванное упорядочить миграционные потоки между двумя странами. По данным представительства, миграция в Кыргызстане сегодня заметно помолодела. Если в первой половине девяностых годов в Россию уезжали преимущественно люди старшего возраста – к родственникам, детям, для воссоединения семей, то ныне с насиженного места снимаются или готовы сняться немало граждан 1965-1970 годов рождения. По профессиональному признаку – это преимущественно водители, строители, инженерно-технические работники, педагоги, медицинский персонал. В общем, те, чей труд становится сегодня невостребованным в Кыргызстане. Как известно, в России с учетом сложной демографической ситуации в настоящее время создаются эффективные механизмы для стимулирования возвращения русских из бывших советских республик на историческую родину. В начале 2001 года президент России В. Путин подписал Указ "О представительствах Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики РФ за рубежом", согласно которому филиалы ФМС в ряде бывших республик СССР, в т.ч. Киргизии, получили статус практически вторых посольств. Только за три года работы ФМС России при посольстве РФ в Кыргызской Республике в это представительство по тем или иным вопросам обратилось около 250 тысяч человек. Итак, быть русской общине в Киргизии или нет? Ответ на этот вопрос зависит от многих факторов. Но многие в Киргизии, как киргизы, так и представители других национальностей, все же выражают надежду, что до полного исчезновения русских из их республики дело никогда не дойдет.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie