Хлебные крошки

Статьи

Самоорганизация русских общин
Общество
Прибалтика

Елена Слюсарева

Русским быть не стыдно

или Почему наши школьники в Латвии носят георгиевские ленточки и российские флаги

Все 20 лет независимости латвийские политики и разного рода эксперты прогнозировали, что латышско–русские противоречия канут в Лету, как только подрастет новое русское поколение. Свободное от обид отцов и дедов, оно станет вопреки им любить родину–Латвию и русский менталитет сменит на латвийский. Тем более что и латышская молодежь освободится от "оккупационного комплекса". Не получилось. Молодые латыши массово подписываются за ликвидацию русских школ. А русская молодежь гордится дедами, носит георгиевские ленточки и… российские флаги. Почему? Об этом мы пригласили поразмышлять учителя русского языка Людмилу Смирнову.

— Людмила, насколько искренни, на ваш взгляд, эти проявления национальной гордости, ведь в большинстве своем эти русские молодые люди и в России–то не бывали? Это протест? Просто шалость.

— Нет, все серьезно. Большинству русской молодежи Латвии действительно свойственны пророссийские настроения, хотя подчас не все они даже представляют, где находится Россия. Даже в спорте они на ее стороне, и это при том, что в той же латвийской сборной по хоккею половина игроков русские. Интересно, что наряду с этой категорией школьников в тех же классах есть и такие (хотя их не много), которые искренне переживают, что "русская культура так и не интегрировалась в латышскую". Есть и те, кто всеми силами достаточно искренне пытается встроиться в латвийский социум и в его "офисную часть", не считая подарком судьбы свой русский образ мышления, русский язык. Таких тоже не много.

— Не зависит ли разность взглядов от знаний латышского языка?

— Не зависит, большинство русских школьников хорошо знают латышский. И относится к нему несколько иначе, чем, скажем, защитники русских школ в эпоху штаба. Более спокойно, более практично.

— То есть, несмотря на все усилия государства вытеснить русский язык из всех сфер жизни, перевести русскую молодежь на латышское мышление так и не удалось?

— Конечно нет, это факт. Не так–то просто изменить генетический код, потеснить язык семьи. Если дома в энном поколении говорят на русском языке и поддерживают национальные ценности (а они неразрывно связаны с языком), ребенок их обязательно переймет.

— Да бесспорных ценностей теперь как будто никаких не осталось кроме разве что Дня Победы.

— Еще как остались! Праздники–то люди отмечать не перестали, а они играют огромную роль в формировании национальной идентичности. В них ведь кроме позитива заложен и глубокий смысл. Мальчик в 6–м классе совершенно замечательно про Лиго рассказывал, песенку спел, говорил, что и его семья отмечает этот латышский праздник. Почему ж, спрашиваю, латышский, а не латвийский, если он всенародный? Нет, говорит, отмечают все, а праздник латышский. В его маленькой головке уже сложилось такое понимание разницы культур.

Русских праздников в Латвии вовсе не так мало, как может показаться. Например, Масленица — каждая семья хоть раз в масленичную неделю да испечет блины, вспомнит традицию. К Пасхе уже не такое прикладное отношение, как было всего несколько лет назад — только яйца покрасить. Школьный народ вполне грамотно объяснит сущность праздника и смысл обрядов. Уважение к православным праздникам заметно возросло в последние годы и в семьях, и у детей, соответственно. Праздник 9 Мая сыграл второй раз свою историческую роль, став тем объединяющим компонентом, что не позволило окончательно размежеваться русской общине Латвии.

— Латвийские руководители разных мастей, насилуя русские школы, неоднократно декларировали свою главную цель: разорвать связь поколений в русских семьях. Удивительно, что это не получилось, ведь после развала СССР русские в массе долго жили, опустив головы, безропотно принимая все плевки. Откуда у детей взялась национальная гордость, когда дедов объявляли оккупантами?

— Объявлять можно что угодно, но дети–то видели, кто на самом деле их деды. Ребенок всегда будет думать о родном и близком человеке, исходя из родственных чувств, а не из деклараций политиков. Какая б ни была семья, как бы ни были загнаны и подавлены родители, это закон природы: ребенок до конца ждет и любит любую маму и любого папу, что бы ему о них ни говорили. Русские хоть и не афишировали своих взглядов, но дома свои праздники все равно отмечали. Плюс школы. Каким бы реформам их ни подвергали, всегда найдется хоть один учитель из тех, кто говорит то, что есть на самом деле. И главное: ценность Дня Победы сама по себе совершенно очевидна.

— Информационное пространство тоже сыграло свою роль — Россия долго барахталась в поисках национальной идеи, пока она не выкристаллизовалась и ею оказалась Победа.

— Так ведь и латвийские русские тоже не стояли на месте! Они ведь давно начали говорить об освобождении Риги, Латвии, о Саласпилсе, о брошенных воинских захоронениях, и теперь молодежь может присоединиться к разным общественным организациям ради благих дел.

— Роль личности в истории делает свое незаменимое дело — русские общественники из года в год упорно отмечали освобождение Риги 13 октября памятным форсированием. Постепенно к ним присоединялось все больше народа, и теперь это один из самых живых народных праздников русской Риги, где и молодежь, и ветераны, и официальные лица в неофициальном.

— Так же потихоньку стали поминать день 22 июня — сначала маленькими группками общественников, потом подтянулись представители российского посольства. Роль личности на самом деле является определяющей в истории. Например, ребенок откуда знает о войне? Из рассказов бабушки, дедушки, родителей. Из фильма Леонида Быкова "В бой идут одни старики", без которого не мыслят праздника Победы. Из песни Давида Тухманова "День Победы", без которой тоже сегодня немыслим праздник. Вот вам история, сотворенная личностями.

— Интересно, что молодые люди часто идеализируют советское время — плоды родительской ностальгии?

— Я бы не сказала, что они его идеализируют. К советскому времени молодые люди относятся достаточно скептически, но они понимают, что их родители родом из СССР, что это их история, и относятся к ней с уважением.

— Наверное, психология играет свою роль — молодым людям от природы хочется соотносить себя с героями, а Латвия ничего не захотела им предложить.

— Латвия и латышам ничего не предложила, судя по тому, как стремительно ее покидает латышская молодежь. Грутупс жаловался, что он живет рядом с монументом Освободителям и его там 9 мая беспокоят шум народного гулянья, салют. Потом он переезжает на дачу в Юрмалу, и его начинает мучить шум народных гуляний, сопровождающих "Новую волну", Юрмалину, КВН. Но людей притягивает позитив, им хочется праздника, хочется слушать русскую музыку — это их право, и нельзя сбрасывать это со счетов. Спрос рождает предложение — классическая формула.

Что до психологии — это правда: человеку, особенно молодому, нужен элемент героического в жизни. И представьте, как здорово, когда он находит героя в своей семье — дедушку, прадедушку. И Путин с ореолом героя нашего времени, конечно, одна из знаковых фигур для молодежи. И не только он — и победитель “Евровидения” Дима Билан, и олимпийский чемпион Евгений Плющенко. Победы России последнего времени в самых разных областях сцементировали нацию. Не случайно, когда русские ребята в Таллине в “бронзовую ночь” выходили защищать "солдата", в момент опасности начинали скандировать "Рос–си–я! Рос–си–я!". То же в момент салюта и после него в Риге — идет эмоциональный выброс от переполненности чувств.

— Интересно, что это скандируют ребята, в России вообще не бывавшие.

— Человеку не обязательно связывать свой патриотизм с тем местом, где он живет. Здесь для меня очевидна генетическая связь. Но кое–какие вещи нужно воспитывать. Например, когда началось массовое ношение георгиевских ленточек, не все же делали это осознанно. Немало таких, кто воспринял это как моду и стал вязать ленточки куда попало, приходилось объяснять значение происходящего, смысл. Чтоб они понимали, что это не просто украшение и ни в коем случае не символ конфронтации в Латвии.

— Интересна метаморфоза, случившаяся с русскими Латвии. Еще лет 10 назад мы выглядели какими–то отщепенцами, жмущимися по стеночкам, не интересные ни Латвии, ни России. Сейчас ощущение себя кардинально изменилось — хотя гражданских прав у нас как не было, так и нет, но мы уже не меньшинство, а часть целого. Даже не России, а целого русского мира. За счет чего случилось это оздоровление?

— Мне кажется, это вообще прорыв. В русской среде стала ощущаться самодостаточность. Я считаю, это великий итог школьной революции. Пусть она не добилась тех целей, что озвучивал штаб, но принесла результаты более важные. Исчез страх. Русские перестали бояться говорить о своем бесправии. А это большое дело — пусть не решение проблем, но осознание своего положения. В людях возросло чувство достоинства, встряхнулись родители и дети.

Государству тоже надо отдать должное — качество обучения латышскому языку в русских школах заметно улучшилось. Не на математике — на уроках латышского. И среди учителей латышского я сейчас не встречаю националистов, как было несколько лет назад, когда в учителя брали официантов и продавцов. Не до квалификации — лишь бы латышский знали. Нынешние старшеклассники, имея опыт борьбы за свои школы, уже не боятся высказывать свое мнение. Как само собой разумеющееся они пошли и поставили свои подписи за русский государственный. Самостоятельно. Без всяких дискуссий. Для них обычное дело — выразить свое мнение. Хотя латышский для них не проблема, но статус родного языка — вопрос человеческого достоинства.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie