Хлебные крошки

Статьи

История
История

Дана Витт// "Час",Ежедневная русская газета Латвии

Русский фельдмаршал отвел от Риги наполеоновскую армию

К биографии Михаила Барклая-де-Толли

Стоит на Эспланаде пустой пьедестал. Не пьедестал, а художественный образ, аллегория нашей с вами исторической памяти! Мы выкинули из нее то, что достойно уважения, а нового все никак не наживем...

В семнадцатом веке старинному шотландскому роду Беркли де-Толли стало очень неуютно на родине – Кромвель разбил шотландцев, сторонников обезглавленного короля Карла Стюарта, и многие были вынуждены эмигрировать.

Предки Михаила Богдановича Барклая-де-Толли сперва оказались в Ростоке, потом перебрались в Ригу. Надо полагать, это были деловые и способные люди – на новом месте Иоганн-Стефон, которого здесь звали уже Барклаем, стал работать адвокатом, а его дети занимали впоследствии видные посты в магистрате – были городскими советниками, а Вильгельм-Стефан дослужился до бургомистра. Когда в 1710 году российская армия под предводительством Шереметева добилась капитуляции Риги, именно он на Ратушной площади вручал ключи победителю. Его сын Вейнгольд-Готхард стал первым русским дворянином, носившим фамилию Барклаев-де-Толли. Его имя переиначили на русский лад, стали звать Богданом.

В семье Богдана Барклая-де-Толли было три сына: Эрик-Иоганн, Михаил-Андреас и Генрих. Все трое стали профессиональными военными. Средний сын родился 13 (24) декабря 1761 года в лифляндском имении Памушис (теперь находится на территории Литвы). В 1767 году был записан вахмистром в Новотроицкий кирасирский полк – так тогда поступали с дворянскими мальчиками. Боевое крещение получил под руководством князя Потемкина-Таврического в 1788 году при взятии Очакова.

Ступени его служебной лестницы политы кровью – во время кампании 1806 - 1807 годов он, командуя арьергардными отрядами, сражался под Пултуском и Прейсиш-Эйлау, был ранен и вынесен с поля боя без сознания. Во время войны со Швецией в 1808 году он с трехтысячным отрядом совершил беспримерный переход по льду Ботнического залива, чтобы занять шведский город Умео. Результатом этого броска стал выгодный для России мир со Швецией.

Военно-административные способности Барклая-де-Толли по достоинству оценил император Александр I. С 1810 по 1812 год внук рижского бургомистра занимал пост российского военного министра, и именно на него была возложена подготовка к войне с наполеоновской Францией. Именно Барклай-де-Толли разработал стратегию борьбы с наполеоновской армией. Опираясь на данные разведки, свидетельствовавшие о численном превосходстве противника, он предложил оперативный план, рассчитанный и на затягивание военных действий, и завлечение врага в глубину русской территории.

Но всякое отступление непременно вызывает взрыв возмущения и у отступающей армии, и у народа. Барклай-де-Толли успешно организовал отход русской армии, но обвинения в его адрес сыпались как из рога изобилия: не понимает-де немец, что творит, и не жаль ему России. Полководец болезненно переносил упреки – в Бородинском сражении он, словно ища смерти, появлялся на самых опасных участках битвы. На военном совете в Филях он первым высказался за то, чтобы оставить Москву и спасти армию. Эти слова все хрестоматии нынче приписывают Кутузову. Барклай-де-Толли организовал проход отступающих войск через Москву, после чего, изведенный нападками, попросился в отставку. И уехал в свое лифляндское имение.

Когда правоту Барклая-де-Толли доказало время, его призвали обратно! В 1813 году он принял сперва 3-ю, а затем и русско-прусскую армию. В "битве народов" под Лейпцигом он был одним из главных творцов победы. А после французского похода 1814 года получил маршальский жезл. В побежденный Париж он въехал рядом с русским императором...

О родной Лифляндии Барклай-де-Толли заботился всегда. Став военным министром, усилил крепость в Риге, начал строительство новой крепости в Динабурге. Что он еще сделал для нашего города, учету не поддается. Он умер 14 мая 1818 года и был похоронен в родовом лифляндском имении Бекгоф, теперь - эстонский поселок Йыгевасте в Валгаском уезде. На могиле в 1823 году сооружен памятник-мавзолей, другой памятник в 1849 году был поставлен в Тарту неподалеку от университета. Автор обоих – знаменитый русский скульптор В. И. Демут-Малиновский. Посещение мавзолея в Йыгевасте входит в туристический маршрут по Южной Эстонии. Местные власти в силу своих возможностей заботятся о сохранности обоих памятников – очевидно, эстонцы не воюют с собственным прошлым... Кстати, памятник фельдмаршалу есть и в Паланге. Там он тоже пользуется общим уважением.

Только у нас Барклай-де-Толли почему-то не в чести. Пьедестал на Эспланаде, на котором выбито имя фельдмаршала, стоит пустой уже многие десятки лет. Сегодня вроде бы появилась надежда, что памятник займет свое прежнее место – его воссозданием занялся предприниматель Евгений Гомберг. Местным властям порадоваться бы частной инициативе. Ан нет. Не хотят у нас некоторые любители переписывать историю, чтобы в Ригу вернулась одна из ее достопримечательностей. Русского в фельдмаршальской фигуре слишком много? А как насчет заслуг перед городом и его жителями?

"Верность и терпение" – гласил девиз рода Барклаев-де-Толли. При жизни он помогал фельдмаршалу не обращать внимания на то, что его заслуги приписываются другим. Сегодня он может помочь нам добиться от городских властей установки в Риге памятника славному военачальнику.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie