Хлебные крошки

Статьи

С.И. Зинин, кандидат филологических наук, доцент, Ташкентское объединение преподавателей русского языка и литературы

Русский язык в Узбекистане

Социолингвистический аспект

Современные языковые процессы характеризуются следующими признаками: контроль государства за ходом реализации Закона "О государственном языке Республики Узбекистан" позволил узбекскому языку быстро восстановить утраченные им в прошлом некоторые социолингвистические позиции и создать благоприятные условия для функционирования узбекского языка как государственного; усиление общественной роли узбекского языка сопровождается повсеместным сужением социальных функций русского и других национальных языков; стремление сформировать общественное мнение о русском языке как иностранном; закрепление за государственным языком функции языка межнационального общения на территории Узбекистана, наряду с русским, которому в будущем будет отведена только роль языка межгосударственного общения; использование русского языка в качестве инструмента в образовательной, социальной и общественно-политической сферах для освоения русскими местных национальных особенностей при определенном ограничении познания аналогичных проблем своей этнической Родины. В правовом отношении русский язык в Узбекистане приравнен к другим национальным языкам, что закреплено в Конституции Республики Узбекистан и Законе "О государственном языке Республики Узбекистан" в следующей формулировке: "Придание узбекскому языку статуса государственного не ущемляет конституционных прав наций и народностей, проживающих на территории республики, в употреблении родного языка". Если в "Законе о языках" 1989 года узбекский язык был объявлен государственным, а русский язык определялся как язык межнационального общения, то в новом Законе "О государственном языке Республики Узбекистан", принятом 21 декабря 1995 года, о русском языке ничего не говорится, а его функционирование, как и других национальных языков, определяется условиями компактного проживания носителей этих языков. Русский язык в Узбекистане по своей социальной активности стоит на втором месте в языковой иерархии после узбекского языка, хотя количественно русские в республике за последнее десятилетие переместились со второго на четвертое место, уступая по численности казахам и таджикам. В городах и промышленных зонах русский язык продолжает функционировать не только как родной язык русских и части представителей некоторых наций и народностей, но и как язык науки, образования, культуры, массовой информации, туризма, спорта и т.д., хотя активность его использования заметно снизилась. В республике русский язык с определенным временным ограничением используется в теле- и радиовещании. На русском языке издаются газеты, журналы, книги. Увеличилось число театров, в которых спектакли идут на русском языке. Граждане могут обращаться в государственные организации и учреждения с заявлениями, предложениями и жалобами не только на государственном, но и на других языках. Практика свидетельствует, что таким языком обычно выступает русский. Свободно используется русский язык при бытовом и межличностном общении, при совершении религиозных и культовых обрядов. При описании современного состояния русского языка чаще всего приводят в пример языковую ситуацию в Ташкенте и Ташкентской области, где из-за большого количества этнических русских и "русскоговорящих" сложились исторически благоприятные условия для употребления русского языка. Это позволяет лидерам государства утверждать, что проблем с русским языком в республике нет. Публикуются ошибочные заявления, что "русский язык стал официальным языком" (см. "Русский язык за рубежом", 2002 г. № 2, стр. 85). На самом же деле ближе к истине формулировка журналиста Ю.Подпоренко, что на современном этапе "русский язык бесправен, но востребован" (см. "Дружба народов", 2001 г. № 12). На социальную роль и значимость русского языка влияют демографические процессы, характерные для Узбекистана в последнее десятилетие. Миграция русских за пределы республики нередко используется для оправдания сужения сферы применения русского языка. Пытающиеся выдвинуть требования о придании русскому языку статуса государственного или официального, как это законодательно закреплено в Казахстане и Киргизии, получают отказ, мотивированный ссылкой на демографические процессы не в пользу русских и русского языка. В 1989 году в Узбекистане, по данным переписи, проживало 1.653.478 русских, что составляло 8,34 % от общего числа населения. К началу XXI века в республике числилось 1.117.551 (4,78 %) русских, таким образом из Узбекистана выехал каждый третий русский, и этот отток продолжается. Заметно уменьшилось представительство русских в Сырдарьинской (с 9,97 % до 5,81 %), Ташкентской (с 14,64 % до 9,29 %), Ферганской (с 5,78 % до 2,63 %), Андижанской (с 2,59 % до 1,12 %), Джизакской (с 4,38 % до 2,11 %), Кашкадарьинской (с 2,35 % до 1,18 %) областях. Кроме этнических русских, выехали представители других национальностей, для которых русский язык был родным (мордва, немцы, евреи, украинцы и др.), что также повлияло на сокращение русской языковой среды и использование русского языка другими народами. Социальная значимость русского языка в республике высока. Об этом свидетельствуют результаты социолингвистического анкетирования студенческой молодежи Ташкента и Самарканда. На вопрос анкеты "Какой язык вы употребляете в вашей профессиональной деятельности?" респонденты в Ташкенте дали ответ: только узбекский – 7,4 %, узбекский и русский – 41,0 %, только русский – 40,2 %, хотя 82 % студентов обучаются в группах с узбекским языком. В Самарканде, где активно используется и таджикский язык, на этот же вопрос ответили: только узбекский – 11,0 %, узбекский и русский – 38,0 %, только русский – 39 %. Если в Ташкенте в неофициальном семейном общении 44,3 % говорят только по-узбекски, 20,7 % – на узбекском и русском, 29,0% – только на русском, то в Самарканде на узбекском языке дома общаются 19,0 %, на таджикском – 38,0 %, на таджикском и русском – 21,0%, только на русском – 20,0%. В каждой области республики эти данные будут корректироваться с учетом национального состава населения, но в большинстве случаев доминируют узбекский и русский языки. Реже стал использоваться русский язык при оформлении текстов вывесок, объявлений, ценников и другой наглядной и устной информации. Название улиц, площадей, наименование городов, населенных пунктов и различных географических объектов оформляются только на узбекском языке, а при дублировании текста предпочтение отдается английскому языку, а не русскому, как это имело место в прошлом. В Узбекистане осуществляется переориентация определения "язык межнационального общения". В областях с незначительным представительством русских объективно таким языком становится узбекский со всеми вытекающими последствиями общения в многонациональных коллективах. Высказанное несколько лет назад предположение, что вместо русского функцию языка межнационального общения будет выполнять английский не подтверждается практикой языкового строительства, хотя число хорошо знающих английский язык возросло. Говорить о социальной востребованности английского языка как языка межнационального общения на современном этапе преждевременно. В Законе "О государственном языке Республики Узбекистан" не указан язык межнационального общения, а только предоставляется право выбора: "Граждане имеют право по своему усмотрению выбирать язык межнационального общения". В Ташкенте на вопрос "Какой язык вы употребляете в межнациональном общении?" 89,8 % опрошенных назвали только русский, 8,6 % – русский и английский и только 0,4 % – английский. В Самарканде респонденты ответили следующим образом: русский – 96,0 %, русский и английский – 3,8 %, только английский – 0,2 %. Однако практика речевого общения свидетельствует, что в многонациональных коллективах с преобладанием узбекоговорящих преимущество отдается узбекскому языку. Перевод делопроизводства на государственный язык осуществляется с опережением установленных законом сроков. В первые годы независимости Узбекистана русский язык использовался в официальном делопроизводстве. Но такое двуязычие требовало не только социально-политического обоснования, но и дополнительных материальных затрат, что было нежелательным для жесткого бюджетного финансирования. Использование русского языка в делопроизводстве объяснялось наличием государственных служащих со слабым или полным незнанием государственного языка. По данным переписи 1989 года, около 4-5 % русских свободно владели узбекским языком. Проводимая в начале 90-х годов кампания по массовому изучению государственного языка не дала ожидаемого результата по разным причинам (возраст госслужащих, отсутствие социальной мотивации, слабая разработка методики изучения узбекского языка и т.д.). Были истрачены значительные бюджетные средства, десятки тысяч получили удостоверения об окончании курсов по изучению государственного языка, но в реальности число свободно говорящих по-узбекски среди неузбеков возросло незначительно. Во второй половине 90-х годов был избран другой путь: на государственную службу стали принимать лиц только со знанием узбекского языка, и кадровый вопрос с позиций использования государственного языка в делопроизводстве фактически был решен, а востребованность русского языка в этой сфере резко пошла на убыль. Само же представительство русских в органах исполнительной, судебной и законодательной власти было сведено до критического минимума. Например, в составе кабинета министров Республики Узбекистан нет ни одного неузбека. В парламенте республики из 250 депутатов только 21 являются представителями других наций, в том числе 5 русских, 3 украинца, 1 армянин, 1 кореец. Не все из них знают государственный язык, поэтому заседания обеспечиваются синхронным переводом с узбекского на русский и английский языки. Русский язык наряду с государственным языком используется при публикации законодательных актов республики и различных документов органов государственной власти. Русский язык используется в дошкольной подготовке, школьном и вузовском образовании, хотя и здесь происходят заметные изменения. В школах с нерусским языком обучения было сокращено число часов, отводимых на изучение русского языка как второго (иностранного), уровень его усвоения значительно снизился, особенно в школах сельских районов, где отсутствует русская языковая среда, не на должном уровне методическая подготовка преподавательских кадров, недостаточная обеспеченность учебниками и учебно-методическими пособиями. В 5-7-х классах школьникам на изучение русского языка отводится только 70 часов в год, что явно недостаточно. В лицеях и колледжах на весь период обучения русскому отводится 120 часов (80 часов на первом курсе и 40 на втором). В дополнение ко всему, новым тормозящим условием следует считать и переход узбекского языка с кириллицы на латиницу, что стало дополнительной трудностью для школьников при изучении русского языка. В Узбекистане для школ с узбекским языком обучения издаются учебники по русскому языку, в которых использована методика изучения русского языка как иностранного. Авторы учебников придерживаются коммуникативного принципа изучения русского языка с учетом практической направленности. В учебниках прослеживается функциональный подход к отбору и подаче языкового материала. Анализ содержания учебников свидетельствует о значительном сокращении текстов русской классической литературы. Если в учебниках и учебных хрестоматиях по русскому языку, изданных до 1995 года, учащиеся знакомились с краткими биографическими очерками о русских писателях, с некоторыми их произведениями, то в изданиях последних лет имена русских писателей, а тем более их произведения сокращены, уступив место произведениям узбекских писателей, переведенным на русский язык. В Узбекистане функционирует единая общенациональная школа, в которой преподавание ведется на узбекском, русском, каракалпакском, казахском, киргизском, таджикском, туркменском языках. Единая школа, единый государственный стандарт отразились и на языке обучения. Миграция русских привела к сокращению школ с русским языком обучения и обучающихся в них учеников. В настоящее время в 158 школах с русским языком обучения и 647 смешанных (узбекско-русских, узбекско-каракалпакско-русских и т.д.), в 2000/2001 учебном году обучалось 321.200 (5,6 %) учеников, что по сравнению с 1993 годом (559.458, или 12,1 % от общего числа учащихся) уменьшилось почти в два раза. Изменяется национальный состав учеников в школах с русским языком обучения. Значительную часть учащихся составляют дети из узбекских семей, где они общаются на родном языке. Это повлияло на методику преподавания учебных дисциплин, на изучение русского языка и культуру речевого общения. У учащихся возросло число ошибок, вызванных интерференцией, что раньше было характерно только для школ с нерусским языком обучения. Преподаватели русского языка столкнулись с дополнительными трудностями (дифференциация согласных по твердости-мягкости, стечение согласных в начале слова, падежно-предложная и видо-временная система русского языка, категории рода и числа, согласование и управление, порядок слов в предложении и др.), которые намного легче осваиваются русскими учащимися. В школах с русским языком обучения были сокращены часы для изучения русского языка как родного до 644 часов, то есть меньше чем в российских школах. Изучение грамматических, стилистических и орфографических правил осуществляется в сжатом варианте, и это негативно отражается на грамотности учащихся и их культуре общения на русском языке. С 1997 года в Узбекистане издаются учебники русского языка для школ с русским языком обучения, в которых большая часть текстового материала отражает местное краеведение и содержит очень мало информации о культуре, истории этнической родины. Авторы учебников отдают предпочтение текстам, в которых скупо отражаются сведения о природе и климате России. Учебники русского языка, изданные в России и получаемые в настоящее время в порядке гуманитарной помощи, рекомендуются в качестве дополнительных пособий, однако и таких учебников явно недостаточно (8-10 % от общей потребности). Предпринимается попытка создания методики преподавания русского языка как родного в многонациональных классах. Такая методика должна учитывать особенности усвоения русского языка в условиях многонационального состава учащихся, которые вне школы общаются на своем родном (нерусском) языке. В системе высшего образования Узбекистана имеются группы с русским языком обучения, но уменьшилось число специальностей с обучением на русском языке. В прошлые годы количество специальностей, изучаемых на узбекском и русском языках, совпадало. В настоящее время специализаций на русском языке в 3-4 раза меньше, чем на узбекском. В 2000 году в Андижанском университете из 17 специализаций только 4 велись на русском языке, соответственно в Бухарском университете из 27 на русском 7, Гулистанском университете из 17 всего 4, Наманганском университете на русском 9 из 26, Ургенчском университете из 26 специализаций на русском 2 и т.д. В Узбекистане имелась хорошая школа подготовки специалистов по русскому языку и литературе. Постепенно в вузах республики факультеты русского языка, русской филологии были преобразованы в отделения русского языка и литературы факультетов зарубежной филологии. Резко сократился набор на русскую филологию. Например, в 1996 году на первые курсы отделений русской филологии всех вузов было принято 525 студентов, а в 1999 году набор сократился на 35 % и составил 345 студентов-первокурсников, хотя потребность в преподавателях русского языка и литературы ощущается повсеместно, особенно в сельских школах. Наблюдается спад научной и научно-методической работы в области русского языкознания и методики преподавания русского языка. Ослаблен интерес к русскому языку как к самостоятельному объекту исследования. На проводимых научных конференциях русский язык рассматривался при обсуждении других иностранных языков. Только в 2002 году в Ташкенте состоялась небольшая научно-практическая конференция "Русский язык в Узбекистане. Современное состояние и перспективы", организованная Русским культурным центром и Ташкентским объединением преподавателей русского языка и литературы при содействии Представительства "Росзарубежцентра" в Республике Узбекистан. Изданные материалы конференции и принятые рекомендации направлены на привлечение внимания общественности республики на решение назревших вопросов, касающихся функционирования русского языка, его научного изучения и методики преподавания в качестве как родного, так и неродного языка.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie