Хлебные крошки

Статьи

Наследие
Культура
Узбекистан

Кристина Долголаптева

Русское наследие в Ташкенте: Боткинское кладбище

Улицы столицы Узбекистана, когда-то густо засаженные раскидистыми чинарами, помнят Сергея Есенина, Анну Ахматову, Галину Уланову, Александра Солженицына, Константина Симонова, Алексея Толстого, Владимира Высоцкого и многих других представителей творческой интеллигенции.

Культурный след, оставленный нашими соотечественниками в Узбекистане, существенен: с конца XIX века до девяностых годов ХХ века русские переселенцы построили новые здания, железную дорогу, открыли школы, больницы, восстановили памятники культуры Узбекистана.

Память о русских, которые приехали сюда не в роли завоевателей и не в поисках лучшей доли, а под влиянием альтруистического порыва, хранит Боткинское кладбище. Сегодня оно является старейшим русским кладбищем в Ташкенте, хотя в конце XIX века считалось новым: здесь начали хоронить после закрытия первого православного некрополя (не сохранился) на территории военного госпиталя.

Кристина Долголаптева отправилась в Ташкент и выяснила, кто и как сохраняет память о русском присутствии в нашей общей с Узбекистаном истории.

Узбекистан заграничный

Полет из Москвы в Ташкент занимает четыре часа: в пределах России возможны куда более длительные путешествия самолетом. Всего три тысячи километров разделяют столицы России и Узбекистана. При этом когда-то достаточно прочная дружба между этими частями территории СССР сегодня разрушается в силу разных причин. К имперскому и советскому прошлому в Узбекистане относятся неоднозначно. Одни считают его важной вехой в истории развития страны, другие занимают ревизионистские позиции. Результатом такой борьбы внутри общества стал демонтаж памятников выдающимся русским культурным и общественным деятелям. Так, во всей стране установлен на сегодня всего один памятник Александру Пушкину.

Схожу с трапа самолета – вот и первое иностранное государство, которое я посещаю с начала пандемии. Становится не по себе: несколько десятилетий назад это был бы внутренний рейс. Новое здание аэропорта, чистота и порядок, быстрое завершение таможенных процедур – как бывалый путешественник я приятно удивлена.


Раннее утро. Я иду по улице Бобура и не перестаю удивляться: хорошие дороги, новое освещение, многочисленные скверы, новые здания и даже урны для раздельного сбора мусора – Ташкент умеет производить яркое впечатление. До встречи на Боткинском кладбище у меня есть пять часов. Хочу проникнуться атмосферой Узбекистана: заглянуть в мечети, медресе и на рынок Чорсу. Затем отправиться на метро к назначенному месту. Пока я воплощаю в жизнь этот план, предлагаю вашему вниманию несколько фактов о старейшем русском кладбище Ташкента.

История Боткинского кладбища

Первые захоронения здесь появились в 1872 году – под них часть своей дачной земли отдал купец Николай Иванов. В центре кладбища было решено возвести православный храм – он действует по сей день и примечателен тем, что не прекращал свою работу при советской власти. На Боткинском кладбище хоронили врачей, ученых, деятелей культуры – всех, кто стремился облегчить жизнь местных жителей (как, например, врач Мария Шишова, которая в борьбе с болезнями проводила в кишлаках все свое время) и в короткие сроки способствовать развитию страны.

После Первой мировой в Ташкенте находилось много пленных чехов, немцев, австрийцев и венгров. Тех, кто умирал от ран и инфекций, хоронили на восточной части Боткинского кладбища. Некрополь начал расширяться. В конце 1920-х годов появилась коммунистическая часть кладбища, где разместились захоронения представителей разных национальностей и конфессий, в том числе атеистов. Не только этнические русские, украинцы и белорусы, но и узбеки, армяне, греки, евреи обрели здесь последнее пристанище. Там же распложены могилы бойцов Красной Армии, сражавшихся в годы Великой Отечественной войны и погибших в ташкентских госпиталях.

Среди захороненных – десятки личностей с необычной судьбой. Здесь много военных, отмеченных государственными наградами, деятелей культуры и искусства, имена которых высечены на мемориальных табличках, врачей, инженеров и ученых, фамилии которых можно найти в авторитетных трудах. В частности, здесь похоронены составитель толкового словаря Дмитрий Ушаков, дочь Сергея Есенина, родственники Александра Керенского, жена и дочь архиепископа Луки Крымского, родители Анатолия Собчака и многие другие.

После распада Советского Союза русское население Узбекистана начало стремительно сокращаться. Этот процесс продолжается и сегодня: по официальным данным, к 2021 году количество этнических русских с 1989 года уменьшилось на 1 миллион и сегодня составляет 720 тысяч человек. Это отразилось и на состоянии Боткинского кладбища: за могилами стало некому следить. Захоронения начали зарастать травой, памятники – разрушаться, надписи – тускнеть.

Чтобы сохранить память об отцах и дедах, неравнодушные потомки русских переселенцев приходят на так называемые добрые посещения, которые организовывает Мария Юсупова. Об этом я и расскажу подробнее.

Боткинское кладбище сегодня

Ноябрьский день в Ташкенте напоминает разгар золотой осени в Москве. Я сижу на скамейке возле мемориала в честь погибших футболистов команды «Пахтакор». То и дело огненно-рыжие листья срываются с веток деревьев и плавно ложатся на сырую землю и холодный камень – Боткинское кладбище готовится к зиме.

Вскоре мое внимание привлекает группа людей разного возраста, в большинстве своем пожилых. Среди них выделяется активная невысокая девушка, которая увлеченно рассказывает что-то всем собравшимся. В ней я узнаю Марию Юсупову – активиста движения и администратора группы «Память о ташкентцах» в Facebook.

Мария пригласила меня на одно из добрых посещений. Они посвящены уборке и каталогизации могил, определению личностей захороненных. Те, кто приходят сюда один раз, как правило, возвращаются снова и снова: визиты во многом напоминают экскурсию, на которой делятся достижениями тех, кто здесь покоится. За время рассказа тот или иной участник посещения успевает вырвать с корнем сорняки и прибрать могилу – так обходят несколько рядов.

«Понятно, что мы не можем привести в порядок все кладбище, мы не можем отреставрировать все захоронения. Нас мало, решить глобально эту проблему не получается. Стараемся делать то, что в наших силах», – замечает девушка. С 2017 года Мария провела более 60 таких посещений, восстановила с другими волонтерами несколько памятников и обнаружила могилы ряда выдающихся людей.

Несмотря на то, что деятельность в какой-то степени способствовала росту интереса к проблеме Боткинского кладбища, активистам редко удается решить важные вопросы: движение немногочисленно, его работа не освещается в массмедиа, мешает бюрократия. Мария борется за признание мемориального статуса кладбища: это позволит привлечь стороннюю помощь, восстановить захоронения и спасти их от полного разрушения, ведь на землю претендует застройщик.

В Москве вопросами Боткинского кладбища занимается Александра Бирюкова. Она помогает Марии вести группу и пытается договариваться с разными организациями о помощи в этом деле: «Буквально по каждому клочку кладбища можно изучать историю. Для меня это важно не только потому, что здесь похоронены мои родственники, но и потому, что это кладбище является местом примирения: здесь нашли последнее пристанище как дворяне, так и рабочие, ученые, простые деревенские люди», – отмечает Александра.

На этом кладбище есть одна ничем не примечательная с виду могила. Тем не менее в ней покоится человек, благодаря которому Узбекистан с каждым годом наращивает свой туристический потенциал. Это инженер и археолог Илья Пославский, который в конце XIX века проводил исследование архитектурных памятников Самарканда. На его труды ориентировались в дальнейшем при реставрации Регистана – исторической площади с тремя медресе, включенными в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Русский Самарканд является не менее интересной вехой в истории Узбекистана, чему и будут посвящены следующие публикации.


Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie