Хлебные крошки

Статьи

История
История

Сергей Сокуров

Русскому рублю 350 лет

История российской денежной единицы

В 1654 году, когда царь Алексей Михайлович приступил к осуществлению денежной реформы, в Москве был отчеканен первый русский рубль. Он был серебряным, да вот беда – непростым делом оказалась чеканка, примитивная, ручная. Кружок из благородного металла выглядел очень уж непритязательным, особенно рядом с немецким талером или даже с арабскими динарами, оставляемыми на российских рынках купцами с Востока. Тогда освоить производство рублей в необходимом количестве не удалось, и производство их вскоре было прекращено на полстолетия, пока за это дело по-петровски не взялся венценосный сын второго из Романовых, сыскав в немецких странах умелых мастеров. Произошло это в канун 1704 года, и уже с того года серебряный рубль с изображением царя-императора стал чеканиться регулярно. Приятно было в руки взять полновесный кругляшок, и за Отечество стыдиться не приходилось. Таким образом, не одна, а две "круглые" даты выпадают на год 2004-й, радуя обладателей рублей и всего того, на что эти рубли меняются.

Интересно вспомнить, а как дошел наш рубль до такой полноценной жизни. В последние годы правления Екатерины II в Киеве был найден "сребреник" Ярослава Мудрого, а через несколько лет стал известен "златник" князя Владимира. Именно при нем 1000 лет назад началась на Руси чеканка первых монет из драгоценных металлов. Но собственно монеты (на манер царьградских) еще долго сосуществовали с древнейшими русскими денежными знаками – гривнами и кунами. Первые (гривна – шейное украшение в виде металлического обруча) представляли собой как бы выпрямленный кусок обруча весом в полфунта (чуть более 200 грамм). Только в XV веке гривна была окончательно вытеснена рублем. Более мелкой денежной единицей Древней Руси была куна, равная вначале четверти гривны, а в XI веке появились в обращении ее весовые "половинки", гривны-куны.

Предполагают, что именно рубка серебряных шейных украшений на части определенного веса и породила Его Величество Рубль. Его появлению предшествовала почти стопятидесятилетняя тишина там, где до нашествия Батыя находились монетные дворы. Ни в одном из княжеств распавшейся, растащенной завоевателями Киевской Руси собственной монеты не чеканили, пользовались тем, что завозили из соседских стран торговые "гости". Только после Калиты на землях ордынских данников робко прозвучало слово "рубль". Это имя получил вначале слиток серебра, похожий на гривну, весом восходящий к "гривне серебра", 196,2 грамм. И только в 1382 г. победитель Мамая решился бросить экономический вызов Орде: стал чеканить московскую монету. Правда, надпись кириллицей с одной стороны и арабской вязью – с другой свидетельствовала о зависимости от Орды, но знаменательно, что чеканка собственных монет совпала с появлением на стенах Кремля первых русских пушек, а этот факт придавал "полусуверенитету" Дмитрия Донского несколько больший вес, в чем убедился хан Тохтамыш.

Почти одновременно с Москвой собственную монету начали чеканить другие города Северо-Восточной Руси. С обеих сторон они были "красно украшены" изображениями людей, птиц, фантастических зверей. Как ни странно, торговые центры – Новгород и Псков – несколько запоздали с чеканкой своих денег; их особенность – однообразие сюжетов. Однако по мере усиления власти Калитовичей над соседями, на их уделы распространялась московская денежная система, вбирая в себя чужие признаки. Так, появившуюся в уже едином государстве в 1535 г. разменную монету более ста лет чаще называли новгородкой, чем копейкой. Кстати, о копейке.

Название этой серебряной монете дало изображение на ее обратной стороне Св. Георгия с копьем, "копейщика" по простонародному. Сто копеек равнялось одному рублю. Россия, таким образом, стала родоначальницей десятичной монетной системы. В правление Петра Алексеевича она превращается в медную, а советская власть к копеечной меде добавляет цинк. Но и уцененная копейка по-прежнему для нас родная, хотя очень не любят ее профессиональные нищие.

Еще раньше, чем копейка, почти одновременно с рублем пошла гулять по рукам серебряная же денежка достоинством в одну двухсотую главного дензнака. Ее так и нарекли – деньга. В Новгороде, где она весила в два раза больше, ее уважительно величали копейкой. Слово "деньга" – тюркское, одного корня с "тамга", что значит "знак собственности", на Руси, дополнительно, – "таможенная пошлина" при наложении клейма на товар. Видимо, нелюбовь к тюркоязычным степнякам перешла на тамгу-деньгу. С XVII века серебро в ней все чаще стало уступать меди, и через два столетия она приказала долго жить уже чисто медной. Подобная судьба была еще у одной "наследницы" Золотой Орды.

"Алтын" по-татарски значит "золото". Москвичи на свой алтын золота пожалели, ограничили его серебром, причем, приравняли один алтын шести московским деньгам или трем новгородским. Алексей Михайлович сделал попытку чеканить алтын из меди, Петр с отцом не согласился – вернул алтыну прежнее достоинство, а его праправнук Николай I приказал чеканить из того, что под руку попадется. Такая "медно-серебряная" жизнь алтына тянулась до 1916 года, пока насильственно не пресеклась Государственным Банком. Но имя задержалось. Пятиалтынный, – называл мой дед монетку в 15 копеек. Вместе с гривенником (10 копеек) он возвращает нас в те времена, когда в карманах наших предков звенели и гривны, и алтыны, и другое серебришко, которое в отличие от медного звона звало не в церковь, а через дорогу…

Наконец вспомним полушку. Скорее всего, придумал ее прижимистый Иван III, который очень хотел стать зятем последнего Византийского императора, но знал, что Софья Палеолог – бесприданница и любит канючить на мелкие расходы. Иван Васильевич почесал в затылке и разделил московскую деньгу на две части, мол, "неча деньгами сорить, вот те полушка!". При внуке, тоже Иване Васильевиче (Грозном!) полушка становится самой мелкой монетой в царстве, стоит всего четверть копейки, да все равно чеканится из серебра. Только после 1700 г. она подвергнется "медной участи" и медной сойдет с экономической сцены державы.

Ох уж эта медь! Когда второй из Романовых задумал заменить на медь всю серебряную наличность в стране (случилось это в 1660 г.), вспыхнул Медный бунт, пострашнее разинского "разбоя". Пришлось царю давать обратный ход. Но вот ровно через 100 лет в империи появились ассигнации. Даже не медь – бумага! Стерпели. Воистину, умом Россию не понять. Как бы в награду за народное долготерпение в 1897 г. денежной единицей Российской империи стал Золотой рубль, в котором содержалось более 0,77 грамм золота. Причем, золотой запас покрывал сумму выпущенных ассигнаций. Те свободно обменивались на золото даже во время русско-японской войны. Но первая мировая все перевернула: к 1917 г. в обращении остался только обесцененный бумажный рубль.

Денежная реформа 1922-1924 гг. стабилизировала советскую валюту, а с января 1961 г. наш рубль (и бумажный и металлический), пишут, имел конкретное золотое содержание, но в банках в обмен на бумагу золото нам не выдавали.

Однако не будем о грустном. Две даты – 1654 и 1704 гг. – прекрасный повод наполнить бокалы. Сдачи не надо! Ни рублями, ни копейками, ни гривенниками, ни пятиалтынными! Оставьте на чай! К слову, о чае… Опять юбилей: в текущем году исполняется также 350 лет, как эту самоварную радость завезли в Теремной дворец Кремля. Ну, за столь почтенный возраст отечественного чаепития мы выпьем… чаю. Виват!

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie