Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
Политика

Александер Эрек // "Молодежь Эстонии"

Русскоязычное меньшинство:

Правда о его правах

"При всей значимости изучение титульного языка само по себе не способно обеспечить представителям русскоговорящего меньшинства в Эстонии уважение и защиту, в определенных условиях оно может видоизменить методы, с помощью которых на практике ограничиваются права национальных меньшинств".

Этот вывод из рапорта "Защита прав меньшинств", составленного экспертами Международного института открытого общества, фактически умножает на ноль всю программу интеграции, являющейся предметом непреходящей гордости нынешней власти. В разделе, касающемся Эстонии, сказано, что "русскоязычное меньшинство не может в полной мере пользоваться своими правами и возможностями, так как продолжает сталкиваться с ограниченным доступом к получению эстонского гражданства". В ближайшем будущем, говорится в рапорте, не предвидится существенного сокращения числа постоянно живущих в Эстонии лиц без гражданства.

Что касается правительственной программы интеграции, то она, по мнению авторов рапорта, также не способна решить все проблемы национальных меньшинств в Эстонии. Являющаяся любимым детищем правительства, эта программа нацелена, в основном, на обучение представителей некоренного меньшинства государственному, или, как сказано в рапорте, титульному языку. Ничуть не сомневаясь в необходимости знать язык коренного большинства, критики его примата в интеграционной доктрине совершенно справедливо указывают, что само по себе овладение этим языком, особенно в минимально достаточном объеме (для получения гражданства, так называемой категории), кардинальных изменений в статусе национального меньшинства автоматически не предполагает. Потому что в законодательство изначально заложено языковое неравноправие. Быть гражданином недостаточно. Не принадлежащим к титульному этносу необходимо доказывать знание государственного языка. Даже тем, кто имеет гражданство, полученное не в процессе натурализации, а по рождению, от родителей, являвшихся гражданами республики. А о так называемых натурализованных гражданах и говорить нечего.

Получается, что граждане демократической Эстонской Республики вопреки всем утверждениям конституции многократно неравны. Есть потомственные и натурализованные. Есть принадлежащие к коренной нации, есть представители меньшинств. Последние почему-то автоматически подозреваются в незнании государственного языка, столь необходимого для плодотворной реализации их политических прав и активного участия в жизни общества. Составленный для Европейской комиссии рапорт Международного института открытого общества эффекта разорвавшейся бомбы не произвел. Ни в Эстонии, ни в Европе. Международные институты неоднократно обращали внимание как мировой общественности, так и эстонских властей на дискриминационные положения эстонского законодательства по отношению к национальному меньшинству.

Еще в начале 2000 года комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации на своем заседании в Женеве подверг критике политику Эстонии в области прав человека. Как следует из распространенного релиза комитета, в Эстонии лицам, не имеющим гражданства этой страны, гарантированы не все права. Так, как отметил эксперт комитета и главный докладчик по рапорту Эстонии Марио Йорг Ютсис, в стране имеет место разделение жителей на несколько категорий, что противоречит Конвенции ООН по правам человека.

По мнению международного эксперта, основы эстонского законодательства, устанавливающие узкие рамки для русскоговорящего меньшинства, могут вывести из равновесия устремления правительства в области интеграции неэстонцев. Эксперт отмечает, что властями фактически игнорируется наличие в стране многочисленного контингента неграждан, так как эстонские законы о национальной культурной автономии, например, распространяются только на тех неэстонцев, которые имеют эстонское гражданство. Тогда как конвенция предполагает причисление к меньшинствам также и неграждан, подчеркнул Ютсис. В своем выступлении эксперт ООН также высказал критику в отношении действующих в Эстонии языковых требований к ходатайствующим об эстонском гражданстве. По его словам, эстонский язык - тяжелый, а незнание языка часто создает препятствия при поиске работы. Эстонским властям было рекомендовано в следующем рапорте более подробно сообщить о положении русских, об их возможности получать образование на родном языке, об уровне безработицы среди неэстонцев и о численности тех, кому уже предоставлено гражданство Эстонии.

За рамками данного далеко не полного ретроспективного обзора осталось все, что связано с ОБСЕ и верховным комиссаром по делам национальных меньшинств Максом Ван Дер Стуулом. Его уход на заслуженный отдых был встречен дружным вздохом облегчения во всех таллиннских коридорах власти. Наконец-то забрезжила надежда прикрыть и действующую здесь уже без малого десять лет миссию ОБСЕ. Ее наличие крайне нежелательно, так как стремящаяся в Евросоюз и НАТО Эстония из-за этой миссии автоматически расценивается как не совсем благополучное поднадзорное государство. В этом недавно признался Март Лаар, рискнувший посягнуть на святая святых национального сознания – некоторый пересмотр языковой политики. Опять же в пределах отдельно взятого Тоомпеаского дворца. Но пока безуспешно.

Не исключено, что послабление со временем-таки выйдет, и не станут будущих народных избранников терзать по поводу титульного языка. Короче, смотрите рапорт "Защита прав национальных меньшинств", с цитирования которого и был начат этот обзор. Кстати, реакция на него, как известно, была под стать всем предыдущим. Министр по делам народонаселения Катрин Сакс оценила его как субъективный, тенденциозный и негативный. В последнем она, безусловно, права.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie