Хлебные крошки

Статьи

Андрей Смирнов

С "неграми" в ЕС?

Итог еврореферендума в Латвии: республика входит в единую Европу с бесправным русским меньшинством

21 сентября с.г. были обнародованы окончательные результаты состоявшегося в Латвии референдума о вступлении в Европейский Союз. За вступление Латвии в ЕС проголосовали 67% участников референдума, против – 32,3%. Тем самым теперь все три республики Прибалтики формально сказали свое "да" Единой Европе, границы которой вплотную придвинутся к России.

Вместе с тем, за бортом латышского референдума остались так называемые "неграждане" – русскоязычные жители страны, лишенные права голоса. А это ни много, ни мало 500 тысяч человек (25 процентов населения Латвии). Если бы эти люди имели право высказать свое мнение на референдуме, его итоги могли бы быть и не столь радужными, поскольку среди русскоязычных жителей, естественно, преобладают так называемые "евроскептики". Например, во втором крупнейшем городе Латвии Даугавпилсе, 85% населения которого составляют нелатыши, 67% голосовавших сказали "нет" Евросоюзу.

Руководство Латвии, как до него правительства двух других стран Балтии – Литвы и Эстонии, изначально придавали референдуму по вступлению в ЕС особый символический характер. Его главной политической целью провозглашался окончательный разрыв с "проклятым советским прошлым" и "избавление от страха перед возможностью имперского реванша" со стороны России.

Президент Латвии Вайра Вике Фрейберга накануне референдума выразила уверенность, что вхождение Латвии в ЕС поможет стране укрепить демократию, рыночную экономику и будет символизировать решительный разрыв с прошлым. По ее словам, "…для Латвии это означает финальный аккорд в череде событий, начиная со Второй мировой войны и одиозного пакта Молотова-Риббентропа".

Однако если с "широкой" политической точки зрения Латвия и ее соседи теперь могут с гордостью ощущать за своей спиной всю Единую Европу, то во внутриполитической и социально-экономической сферах картина выглядит не столь радостно. Референдум уже стал причиной раскола в правящей четырехпартийной коалиции. Так, "Латвийская Первая партия" заявила, что намерена покинуть правительство в связи с тем, что ее не устраивает "стиль руководства" премьер-министра Эйнара Репше.

Противники "евроинтеграции" в Латвии (не из числа русскоязычных жителей) также явно не намерены сдаваться. Они считают, что Латвия не должна уступать Брюсселю свои только что отвоеванные у Москвы права и суверенитет. Примечательно, что радикальные националисты не хотят вступления Латвии в ЕС даже под предлогом "защиты от России". Как и их коллеги в Эстонии, они считают, что результаты долгой борьбы за независимость от СССР теперь приносятся в жертву единой Европе.

Оппозиция также указывает на то, что латыши пострадают экономически, так как их страна – самая бедная из всех европейских новобранцев. Несмотря на обещания крупных финансовых вливаний ЕС в экономику Латвии, страна может потерять многие внешние рынки сбыта своей продукции. Особенно пострадает рыбная отрасль латвийской экономики, которая по большинству параметров не отвечает высоким стандартам ЕС. Не намного лучше обстоят дела и в сельском хозяйстве Латвии, продукция которого явно не найдет спроса на перенасыщенном европейском продовольственном рынке.

Однако наиболее острым для внутриполитической ситуации в Латвии все же остается "русский вопрос". В момент восстановления независимости Латвия существенно отличалась от Литвы и Эстонии по этническому составу населения: доля коренной нации здесь составляла лишь около половины жителей республики. Несмотря на то, что усилиями правящих кругов значительное количество русских было за последние 12 лет выдавлено из республики, русскоязычных в Латвии вес еще довольно много – практически треть всего населения. К тому же "натурализация" русских в Латвии идет медленно: всего 60 тысяч из них получили латышское гражданство, в то время как, например, в соседней Эстонии из 380 тысяч русских гражданство получили уже 120 тысяч. На весенних парламентских выборах 2003 года в эстонский парламент не прошла ни одна "русская" партия.

Зато Латвия, как гордо заявляют представители ее правительства, существенно обогнала своих соседей в борьбе с "языком оккупантов". Например, реформа образования, предполагающая постепенное закрытие в Латвии государственных школ с преподаванием хотя бы части предметов на русском языке (уже сейчас в старших классах русских школ в республике 60% обучения должно вестись по-латышски) начинается уже в 2004 году. В соседней же Эстонии подобная реформа отложена до 2007 года. Эстония также отстала от Латвии и с введением закона о государственном языке, запрещающего государственным служащим использование иностранного (то есть русского) языка при общении на работе даже во внеслужебное время.

Однако избавиться от своих почти бесправных русских "негров" Латвии в обозримом будущем вряд ли удастся. Ведь для 80% из полумиллиона неграждан Латвийская республика является родиной, и уезжать из вступающей в ЕС страны им просто некуда, да и незачем. Судя по всему, именно этот факт наряду с сопротивлением консервативных националистов являются сейчас головной болью для руководства Латвии, стремящегося к тому, чтобы войти в Единую Европу "красиво".

Действительно, наличие в стране, претендующей на репутацию "свободного и демократического" государства, ущемленного в правах национального меньшинства, отнюдь не красит Латвию и, наверняка, не будет способствовать потеплению отношений с соседней Россией. Теперь остается только посмотреть, какую позицию в отношении подобной ситуации в Латвии займет руководство Европейского Союза, постоянно твердящее о своей приверженности идеалам демократии и защиты прав человека.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie