Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика

Геннадий Александров

С оглядкой на Запад

Несамостоятельная оппозиция

После встречи президентов Грузии и России на саммите глав-государств СНГ в Кишиневе Панкисская проблема перестала быть темой "номер один" для заголовков газет. А это означает, что Э.Шеварднадзе вновь придется вернуться к решению внутриполитических и экономических проблем республики.

Разобраться в перипетиях политической жизни Грузии – задача отнюдь непростая. Внесли свою лепту в эту головоломку и выборы в местные органы самоуправления, прошедшие в ряде регионов страны в июне этого года. Обозреватели справедливо считают, что их итоги будут оказывать серьезное влияние на внутриполитическую обстановку в республике на ближайшую перспективу. Кроме того, во время проведения выборов отрабатывались именно те политические схемы и технологии, которые будет использовать грузинская оппозиция в дальнейшей борьбе с Э.Шеварднадзе.

Выборам предшествовала напряженная борьба политических элит Грузии: с одной стороны, единым фронтом выступили так называемые "молодые реформаторы" Зураб Жвания, Михаил Саакишвили, Зураб Ногаидели, Давид Бердзенишвили, с другой стороны – политические "тяжеловесы" Эдуард Шеварднадзе и Аслан Абашидзе.

Победителем из первого раунда этой схватки вышла президентская команда. Сначала из состава правительства Грузии были выведены представители "молодых реформаторов" – министр финансов 3.Ногаидели и министр налоговых доходов Л.Дзнеладзе. Чуть позже (10-17 мая) пропрезидентская коалиция в парламенте сместила со всех парламентских постов сторонников оппозиции. Таким образом, противники Э.Шеварднадзе накануне выборов лишились одного из важных козырей в политической борьбе на постсоветском пространстве – административного ресурса.

Другим серьезным ударом по оппозиции стал раскол в "Союзе граждан Грузии" (СГГ), оргкомитет которого возглавляли З.Жвания, М. Саакишвили и З.Ногаидели. То, что конфликт внутри СГГ был инспирирован ставленниками Э.Шеварднадзе, не вызывает никаких сомнений: именно человек президента – Леван Мамаладзе – объединил вокруг себя противников "молодых реформаторов". Как следствие, накануне выборов Верховный суд Грузии запретил З.Жвания участвовать в них под флагом СГГ и вынудил оппозицию формировать новые избирательные объединения и блоки.

Несмотря на все препятствия, на выборах лидеры "молодых реформаторов" в целом одержали победу. З.Жвания и М.Саакишвили, возглавлявшие избирательные блоки "Христианско-консервативная партия – команда Зураба Жвания" и "Национальное движение – демократический фронт", заявили, что их цель заключается в смене власти в Грузии. На выборах лидеры оппозиции использовали самые воинственные лозунги, которые отражают реальные настроения большинства населения в стране. Среди них чаще всего звучали призывы: "Тбилиси – без Шеварднадзе" и "Очистим власть от грабителей".

Официальный Тбилиси отреагировал на это обвинениями "молодых реформаторов" в нарушении Конституции и применением силы. По мнению оппозиционеров, тем самым выборы в органы местного самоуправления продемонстрировали "полный крах" режима Э.Шеварднадзе. По словам М.Саакишвили, грузинские власти уже давно "исчерпали ресурсы собственной легитимности и поставили себя вне закона".

Можно с уверенностью сказать, что прошедшие выборы в органы местного самоуправления стали знаковыми для Грузии и знаменовали собой "начало конца" эпохи Э.Шеварднадзе. Этому есть несколько объяснений, главным из которых является прямая поддержка действий оппозиции со стороны международного сообщества. В частности, делегация Совета Европы обвинила власти в плохой организации выборов и незаконных решениях по наведению общественного порядка.

По мнению грузинских аналитиков, страны Запада намеренно сделали ставку в политической борьбе в Грузии на "молодых реформаторов". Действительно, события ноября 2001 года и июня 2002 года наглядно продемонстрировали, что З.Жвания и М.Саакишвили способны мобилизовать в свою поддержку широкие массы населения и даже спровоцировать масштабный политический кризис.

Но было бы преждевременно и наивно списывать со счетов команду грузинского президента. Э.Шеварднадзе по-прежнему контролирует ситуацию. Несмотря на все успехи оппозиции, в ближайшей перспективе она неспособна взять власть в свои руки. Более того, комментируя итоги выборов, Э.Шеварднадзе дал ясно понять, что не остановится ни перед чем в борьбе за самосохранение, вплоть до применения силы. Самоуверенность грузинского президента основывается на глубоком убеждении, что "Запад нам поможет". Однако действия европейских наблюдателей на выборах стали для Э.Шеварднадзе полной неожиданностью. Его полномочия на посту президента Грузии истекают лишь в 2005 году, однако "европейский демарш" – первый звоночек для грузинского лидера о том, что нет людей незаменимых.

Достаточно прочное положение Э.Шеварднадзе на политическом Олимпе, несмотря на все военно-политические и экономические потрясения последних лет, во многом объясняется тем, что никто, кроме него, не смог привлечь в Грузию зарубежные инвестиции. Бренд "Эдуард Шеварднадзе" оценивается на Западе в сумму около 10 миллиардов долларов. Именно в таком размере Грузия получила безвозмездную помощь от иностранных государств за 1992-2000 годы. Кроме того, авторитет и личные связи Э.Шеварднадзе обеспечили Грузии международное признание. Страна вступила во Всемирную торговую организацию (ВТО), даже не осуществив приватизацию государственной собственности.

Другая существенная заслуга Э.Шеварднадзе заключается в том, что, несмотря на все сложности в российско-грузинских отношениях, ему до сих пор удается обеспечивать значительные преференции Грузии при поставках энергоносителей из России. Все это можно записать в актив грузинского президента. Однако время не стоит на месте, и сегодня Э.Шеварднадзе вынужден вести борьбу с политиками, ориентированными более прозападно, чем он сам.

Очевидно, что прочность власти в Тбилиси во многом зависит от позиции, которую занимает "политик номер 2" в Грузии, аджарский лидер Аслан Абашидзе. Потомок княжеского рода, правившего Аджарией в средние века, А.Абашидзе уже однажды оказал Э.Шеварднадзе неоценимую услугу. Создав осенью 2001 года в парламенте так называемый "Батумский альянс", он выступил на стороне президента против команды "молодых реформаторов", обеспечив устойчивость исполнительной власти. Ранее А.Абашидзе имел репутацию политика, стремящегося дистанцироваться от Тбилиси и проводить свой, фактически независимый политический курс.

За годы гражданской войны и смуты лидер Аджарии сумел выстроить взаимовыгодные отношения с Россией, опираясь не только на свой номенклатурный опыт и связи в Москве, но и на поддержку российских военных. Это во многом обеспечивает Батуми экономическую стабильность, а значит, дает и необходимый запас политической прочности А.Абашидзе. В Тбилиси президента Аджарии считают опасным сепаратистом. В 1995-2001 гг. основная политическая борьба в Грузии шла именно между ним и Э.Шеварднадзе. Как пишет грузинская пресса, в ближайшем окружении президента страны А.Абашидзе до сих пор называют не иначе как "Шайтан-паша". Интересная деталь, которая многое объясняет в раскладе политических сил в Грузии: на А.Абашидзе с 1991 года семнадцать раз организовывались покушения, в причастности к которым подозревается личная охрана Э.Шеварднадзе.

Поэтому поступок лидера Аджарии осенью 2001 года выглядит достаточно неожиданным. Сам А.Абашидзе объясняет его тем, что хотел предотвратить гражданский конфликт в условиях политического и социально-экономического хаоса в Грузии. В любом случае, вряд ли сегодня Э.Шеварднадзе может рассчитывать на поддержку аджарского президента. Последние заявления А.Абашидзе для прессы окончательно расставляют все точки над "i". В частности, в интервью российской газете "Время MN" президент Аджарии открыто обвинил Э.Шеварднадзе в авантюризме, способном привести Грузию к гражданской войне.

Кроме того, среди влиятельных грузинских политиков, способных составить конкуренцию президенту, называют спикера парламента Нино Бурджанадзе, которая официально является вторым лицом в государстве. В Тбилиси до недавнего времени ее считали креатурой СГГ и лично Зураба Жвания, однако последние события говорят о другом. Спикер явно стремится проводить самостоятельный курс, опираясь на своих сторонников в парламенте. Как и "молодые реформаторы", Н.Бурджанадзе выступает за дальнейшую тесную интеграцию с Западом в ущерб российским интересам.

Надо отдать должное: на фоне оголтелой антироссийской политики грузинских оппозиционеров курс Э.Шеварднадзе выглядит даже прагматичным и взвешенным. Во всяком случае, в его высказываниях и действиях нет той оголтелой русофобии, которой так откровенно бравируют З.Жвания, М.Саакишвили и Н.Бурджанадзе. Как отмечают аналитики, независимо от принадлежности к той или иной политической партии, главной идеей правящей элиты в Грузии по-прежнему остается независимость от России и борьба с непокорными региональными лидерами. В этой связи оппоненты Э.Шеварднадзе спорят только за то, кто из них "святее Папы Римского".

Мы уже неоднократно писали о том, что "рука Москвы" является очень удобным объяснением несостоятельности всей грузинской государственности. На самом деле, по мнению специалистов, главной проблемой республики является несовершенная политическая система и отсутствие внятной и прагматичной государственной политики. На этом фоне еще более удручающей выглядит незрелость и недееспособность правящей грузинской элиты.

Согласно действующей в Грузии Конституции главой государства и главой правительства является президент. Парламент, в свою очередь, утверждает назначение министров без права их дальнейшего увольнения. Снять министра с должности парламентарии могут лишь через процедуру импичмента, обвинив должностное лицо в совершении уголовного преступления или нарушении Конституции. Как действует такой "демократический" механизм, хорошо известно: в феврале 2002 года покончил жизнь самоубийством секретарь Совета национальной безопасности Грузии Нугзар Саджая, которого парламент обвинил в организации политических убийств. Ранее, в ноябре 2001 года, парламентские обвинения в адрес министра внутренних дел Кахи Таргамадзе и министра госбезопасности Вахтанга Кутателадзе привели к отставке правительства и массовым беспорядкам. Очевидно, что такая Конституция порождает не только борьбу между президентом и парламентом за контроль над исполнительной властью, но и создает предпосылки для перманентного политического кризиса.

Другой конституционной миной замедленного действия является положение о том, что Грузия представляет собой унитарное государство. Недоумение вызывает тот факт, что, несмотря на это, в составе государства формально существуют две автономии – Абхазская и Аджарская. Стремятся получить подобный статус и регионы, в которых преобладают национальные меньшинства – Джавахетия, Квемо Картли, Сванетия и Мингрелия. В подобной ситуации официальный Тбилиси пока способен предложить только силовое решение административно-территориальной проблемы. Во что это может вылиться, наглядно демонстрирует новейшая грузинская история. Кровопролитный грузино-абхазский конфликт еще долго будет болью отзываться в сердцах людей и дестабилизировать военно-политическую обстановку на Кавказе.

В сложной социально-экономической и военно-политической обстановке ни правящая элита, ни оппозиционные силы пока не представили эффективной программы вывода Грузии из затянувшегося кризиса. Даже наоборот, стратегия пассивного ожидания экономического чуда, которую исповедуют сегодня в Тбилиси, еще больше ослабляет грузинскую государственность. На фоне снижения уровня жизни, массовой безработицы идеи политической элиты страны о возрождении Великого Шелкового пути выглядят просто беспомощным признанием в собственной несостоятельности. Правительство Грузии надеется несколько оживить экономику строительством нефтепровода "Баку-Джейхан", увеличением экспорта вин и минеральной воды, а также развитием туризма. Однако выгоды, которые сулят в результате этого народу, наступят, скорее всего, в неопределенном будущем.

Тесные связи с США и НАТО, на которые также возлагают большие надежды грузинские политики, больше отвечают геополитическим и экономическим интересам Североатлантического альянса и американских нефтяных компаний. Сомнительные выгоды грузинской стороны от этого предприятия только резко поднимают самооценку местной политической элиты и стимулируют обострение российско-грузинских отношений.

В такой ситуации политикам в Тбилиси просто необходимо обрести чувство реальности, прекратить антироссийскую демагогию и приступить к решению насущных внутриполитических проблем. Одними из главных в этом ряду стоят задачи проведения серьезной конституционной реформы, оздоровления стагнирующей экономики, урегулирования межнациональных и территориальных противоречий. К сожалению, анализ предвыборных программ грузинской оппозиции говорит о том, что в ближайшем времени эти задачи решены не будут. Курс же действующего президента Грузии Э.Шеварднадзе давно уже не выдерживает никакой критики и ведет страну в политический и экономический тупик.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie