Хлебные крошки

Статьи

Министр иностранных дел России С.В. Лавров
Россия и Русский мир
Политика
Россия

С позиции «мягкой силы»

Глава МИД России встретился с представителями отечественных НПО

7 февраля в Малом особняке МИД России состоялась встреча Министра иностранных дел России С. В. Лаврова с представителями ведущих российских неправительственных организаций, взаимодействующих с МИД по международной проблематике. На встрече был подведен итог совместной работы в контексте председательства России в «Группе восьми» и Комитете министров Совета Европы в 2006 году. Обсуждались вопросы дальнейшего расширения взаимодействия МИД с российскими НПО, вклада НПО-сообщества в реализацию внешнеполитического курса страны, в том числе в плане оказания поддержки соотечественникам, формирования у зарубежной общественности объективной картины современного этапа демократического развития российского общества, продвижения на международной арене достижений культуры, науки и искусства народов нашей страны. Особое внимание было уделено мерам по завершению процесса создания неформального пула отечественных НПО международной специализации, призванного стать одним из важных механизмов наращивания практического сотрудничества МИД России с институтами гражданского общества. Участники встречи обменялись мнениями по международным аспектам первого опыта реализации нового российского законодательства в сфере функционирования НПО, отметив, что вопреки некоторым «тревожным прогнозам» западных партнеров существенных проблем в деятельности представительств и филиалов добросовестных иностранных НПО в России зарегистрировано не было. В числе отечественных неправительственных организаций на встрече с руководителем российского внешнеполитического ведомства был представлен и Институт Русского зарубежья. Портал Russkie.org публикует текст выступления С. В. Лаврова перед представителями ведущих российских НПО, взаимодействующих с МИД по международной проблематике.

Спасибо, что откликнулись на наше приглашение. Мы в таком формате собираемся с 2004 года. Надеюсь, что это будет нашей доброй традицией. По крайней мере, это для нас хорошая возможность посмотреть, как развивается наше взаимодействие, где нам необходимо что-то уточнить, может быть что-то добавить и наметить планы на будущее. Не буду лишний раз долго говорить, что укрепление институтов гражданского общества – одна из важнейших задач внутреннего развития России. Я уделяю этому направлению особое внимание, о чем лишний раз свидетельствует недавняя встреча с представителями общественных организаций. МИД стремится вносить свой вклад в решение этой задачи. Мы добиваемся того, чтобы НПО активнее включались во внешнеполитический процесс, в международные связи, стараемся оказывать им в этом содействие. Как следствие мы отмечаем, что наши НПО становятся востребованным каналом международного общения, работают на укрепление взаимопонимания между странами и народами и органично дополняют официальные межправительственные, межгосударственные связи Российской Федерации. В более широком плане мы ведем речь об укреплении ресурсного обеспечения нашей внешней политики. Мировой опыт показывает, что в современных условиях дипломатическая служба может идти в ногу со временем, лишь сопрягая усилия с гражданским обществом и с его институтами. Без этого трудно в глобализирующемся мире обеспечить конкурентоспособность дипломатии и в целом страны. Наши зарубежные партнеры, прежде всего на Западе, давно освоили механизмы взаимодействия со своими НПО. Думаю, нам есть на кого равняться.

В основе нашего сотрудничества со многими присутствующими здесь НПО лежит сложившееся в российском обществе широкое согласие по основным вопросам внешней политики страны. Залог результативности нашей совместной работы там, где у нас есть взаимный интерес, в том, чтобы в своих практических делах мы старались идти от жизни, от реальных потребностей граждан и страны. Когда мы действуем совместно, когда работаем в интерактивном режиме, мы взаимно укрепляем свой потенциал. МИД очень ценит тот интеллектуальный вклад, который мы ощущаем со стороны гражданского общества. Это позволяет услышать какие-то новые нестандартные идеи, вырабатывать на этой основе новые инициативы, которые позволяют эффективно решать общечеловеческие задачи, прежде всего в том, что касается противодействия новым угрозам и вызовам, угрозам безопасности и устойчивому развитию и многие другие вопросы, которые волнуют и страну, и гражданское общество. Упомяну урегулирование конфликтов, реформу ООН и многое другое. Думаю, что мы с вами сходимся в том, что открытый, честный неполитизированный диалог по всей правозащитной тематике должен поощряться и быть нацелен на решение конкретных проблем в этой области повсюду в мире, где бы они ни возникали, в том числе на всем евроатлантическом пространстве. Это должно делаться, конечно, без двойных стандартов.

Думаю, что сфера, где у нас однозначно совпадают интересы, где и государственная власть, и структуры гражданского общества должны действовать с удвоенной силой, это борьба с ксенофобией и любыми проявлениями национальной розни, религиозной нетерпимости, с чем сейчас сталкиваются очень многие страны. Для нашей многонациональной и многоконфессиональной страны подобного рода проявления особенно опасны.

Глобализация требует также развития диалога культур, диалога цивилизаций, гуманитарной интеграции. Российская культура во всем своем многообразии, наши традиции терпимости и уживчивости становятся важным внешнеполитическим ресурсом, крупным фактором самореализации нашей страны в международных делах и неотъемлемой частью нашей международной деятельности. Отсюда – приоритетные для нас задачи. Для многих из вас они также являются приоритетным направлением деятельности. Это укрепление позиций русского языка, русской культуры в ближнем и дальнем зарубежье, разумеется, при встречном внимании к аналогичным нуждам и интересам наших зарубежных партнеров. В целом, мы выступаем за наращивание гуманитарной, в том числе образовательной, научной составляющей наших отношений с иностранными партнерами. Думаю, что по мере обустройства отечественных НПО в международном сообществе открывается дополнительная возможность для защиты прав соотечественников за рубежом. Мы очень хотим наращивать весьма полезный опыт, который наработан у нашего сотрудничества по этому направлению.

Существенным резервом нашей дипломатии, об этом много говорят и пишут, является грамотная и полезная работа в мировом сообществе с тем, чтобы образ России воспринимался объективно. Не хуже, чем он есть, не лучше, чем он есть, а объективно. Понятно, что никто не объяснит за нас миру, какие мы, чего мы хотим и как мы имеем в виду развивать страну, свои отношения с зарубежными партнерами. Думаю, что здесь есть почва для приложения усилий, как наших официальных структур, так и гражданского общества, включая неправительственные организации, бизнес, от которого также во многом зависит, как Россия воспринимается за границей. Думаю, что эта тема особенно важна в условиях, когда в международных отношениях все больше повышается значение фактора «мягкой силы», включая способность воздействовать на ту или иную ситуацию, воздействовать на партнера с помощью культурно-цивилизационной, гуманитарной, внешнеполитической и иной привлекательности собственной страны. Нам есть, чем гордиться. Тем, что было сделано за последние годы. Нам незачем скрывать те проблемы, которые у нас пока остаются. Думаю, что честные, открытые объяснения того, что мы делаем, вполне по силам всем нам. Не пытаюсь ни подменять кого-то, ни призывать кого-то работать вместо кого-то, если выражу убеждение, что это в наших общих интересах и каждый по своей линии, каждый в своих собственных, свойственных ему, формах, наверняка, может это делать.

Мы называем нашу современную дипломатию «сетевой», поскольку речь идет о гибкой структуре внешнеполитической работы с партнерами, как в двусторонних, так и в различных многосторонних универсальных, региональных форматах, которые призваны продвигать общие интересы и решать общие задачи. Тяжелые, застывшие и неповоротливые альянсы старого типа уже не отвечают современным условиям, тем более условиям нынешнего переходного периода развития международных отношений. Мне кажется, что метод работы НПО как раз и есть «сетевой». Примерно такими же принципами и инструментами пользуетесь вы для продвижения своих уставных целей. Так что у нас есть и общий методологический знаменатель.

Сегодня много говорится, что все больше стран приходит к пониманию безальтеративности многополярного миропорядка, который должен основываться на коллективных, правовых началах, при центральной роли ООН, в укреплении которой мы с вами совместно заинтересованы. У России это принципиально последовательная линия – ООН как центр координации государств в соответствии с ее Уставом. Мы считаем эту организацию незаменимой. Для вас ООН – тоже огромное поле работы, учитывая возрастающее в последнее время внимание Организации к созданию дополнительных механизмов взаимодействия с НПО, которые позволяют впитать все новое, что появляется на уровне гражданского общества, и сделать какие-то соответствующие выводы, в том числе оргвыводы, в плане адаптации структур и планов Организации к потребностям гражданского общества. Иначе любая структура в современном мире может просто отстать от жизни. Без такого постоянного взаимного обогащения едва ли можно будет решить задачу восстановления управляемости мирового развития, которая сейчас утеряна, и без которого едва ли можно будет решать проблемы безопасности в самых широких ее аспектах.

Мы стараемся в мировой политике последовательно продвигать те принципы, которые были заложены и одобрены Президентом России в 2000 году в Концепции внешней политики России. Это, прежде всего, прагматизм взамен идеологии, многовекторность как открытость к работе с любой страной и межправительственной структурой, которая проявляет интерес взаимодействовать с Россией, естественно, на равноправной основе, и, наконец, твердое отстаивание наших интересов, но без какой-либо конфронтации с кем бы то ни было.

Обращаю внимание, что все больше зарубежных стран приходит если не к публичному восприятию этих принципов, то к применению их на практике. Особенно это касается принципа прагматизма. Думаю, что это еще одно свидетельство того, что в современном мире нам больше нельзя добиваться и даже пытаться добиться каких-то позитивных результатов через возвращение к идеологизированной внешней политике.

«Восьмерка», которая возглавлялась Россией в прошлом году – хороший пример того, где наблюдался взаимный баланс интересов, как это произошло по многим темам, вынесенным российским председательством на Санкт-Петербургский саммит, прежде всего по энергобезопасности. Эта тема стала острейшей, но мы вынесли ее инициативно. Это было российское предложение. Баланс, который был найден в документах Санкт-Петербурга, отвечает интересам всех: и поставщиков, и потребителей, и транзитных стран. В этом, я думаю, и залог того, что нынешние горячие споры вокруг того, как дальше быть с энергобезопасностью, кто кого там пытается обмануть, какие картели создавать, думаю, что все это успокоится, если мы останемся на согласованных принципах энергобезопасности и будем двигаться по пути перевода их на демократические действия и в отношениях между Россией и ЕС, и в отношениях между Россией и США, и на азиатском направлении. Думаю, мы сможем спокойно, без какой-либо политизации, договариваться о взаимовыгодных отношениях, которые всех устроят.

В связи с Санкт-Петербургом отмечу, что накануне саммита состоялся саммит НПО. Э.А.Панфилова внесла очень большой вклад в организацию этой работы, причем неформальный. Есть рассуждения, когда подобные инициативы рассматриваются как попытка дисциплинировать гражданское общество. Все, кто принимал участие в этих мероприятиях, а я со многими разговаривал, однозначно подтверждают, что этого не произошло. Разговор был предельно живым и максимально полезным. Важно, что помимо наших иностранных гостей из стран «восьмерки», в этом форуме участвовали представители НПО со всех континентов и из многих российских регионов. Многие рекомендации гражданской «восьмерки» оказались в центре дискуссии глав государств, и более трети из этих рекомендаций так или иначе были отражены в документах, которые были приняты лидерами. Так что это тоже способствовало превращению «восьмерки» в более открытый и более демократический форум. Наверное, правильно, что вы стараетесь влиять через такого рода форматы на решения, принимаемые на государственном уровне. Думаю, что ваши усилия продолжатся. Считаю, что это будет полезным.

Одновременно наши НПО через мероприятия, в том числе подобные «восьмерке», подтвердили убедительность своих заявок на то, чтобы полноправно войти в мировое сообщество НПО в качестве востребованного и равноправного партнера.

Мы также были председателями в Комитете министров Совета Европы. Это способствовало повышению самостоятельности этой организации. По крайней мере, инициативы, которые мы там сумели провести, были направлены на то, чтобы поднять роль Совета Европы в значимых европейских делах, которые связаны с обеспечением прав меньшинств, свободой передвижения, социальной, культурной защищенностью личности. Вообще СЕ в современных условиях выступает наиболее перспективной площадкой, где можно отстаивать вроде бы всеми разделяемый, но пока не претворяемый в жизнь принцип – обеспечение Европы без разделительных линий.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie