Хлебные крошки

Статьи

Культура
Культура

Микола Казмерчук

Сало в шоколаде

Изыски театрального искусства

Пока Россия и Украина бицепсами мерились на фоне косы Тузла, а журналисты обеих стран изощрялись в остроумии, благо повод неординарный подвернулся, режиссер Харьковского театра драмы им. Шевченко Андрей Жолдок успел во время подсуетиться.

И о нем заговорили на всех частотах. Помните, как по всем телеканалам буквально взахлеб дикторы сообщали, что на Украине уже написали и уже ставят музыкальную драму "Тузла" – историю любви "гарной украинской дивчины" и верного своему трудовому долгу российского экскаваторщика. С нескрываемой ухмылочкой ведущие "Новостей" цитировали автора пьесы: "Героиня говорит своему "коханому": "Ты взял меня, но не Тузлу" и убивает его".

Ну, просто "41-й" Бориса Лавренева вернулся к нам в виде анекдота. А иначе подобный перл и не воспринимается, разве что как пресловутое "сало в шоколаде". Но тем не менее, был бы повод… Ну а про стыд ничего не сказано.

Как бы там ни было, это театрально-политическое событие в жанре перфоманса стало поводом для приезда Андрея Жолдока в нашу столицу. Нет, "Тузлу" он нам не показал. Зато показал голый зад Гамлета и собственные оригинальные изыски на ниве современного театра.

Жолдок привез в Москву две пьесы: по повести А.Солженицына "Один день Ивана Денисовича" и "Гамлет. Сны" по мотивам Шекспира. Его спектакли – это постановки по мотивам, имеющие мало общего с первоисточником. От солженицынского ГУЛАГа остались только шапки-ушанки да овчарки – живые овчарки, которые бегают по сцене и злобно лают (похоже, ужин им еще предстоит заработать в завтрак).

От Гамлета – несколько диалогов. Впрочем, сцены из жизни Датского королевства на украинском языке звучат авангардно. Гамлет покрыт золотом и бегает по сцене в трусах-стрингах, Офелия тоже полуобнажена, а целый отряд Гертруд живет собственной жизнью: купается, загорает и танцует. Шекспир в это время, наверное, в гробу переворачивается. Но зрителям, сидящим в зале, слава Богу, эту сцену не демонстрируют даже на общем плане. Она просто "имеется в виду".

Критики говорят, что у Жолдока артисту скучать не приходится. Актерам, даже весьма почтенного возраста и солидного телосложения приходится то карабкаться вверх, то прыгать, то бегать с выпученными очами по сцене, то обливать друг друга водой. И все это, чтобы угодить режиссеру, который пропагандирует собственную новаторскую школу, явно не вписывающуюся в классические рамки системы Станиславского.

Жолдок придумал свою театральную систему и назвал ее лаконично: "Как убить артиста". Он даже мастер-классы дает под таким названием: "35 пунктов по превращению артиста в послушного раба".

"Я их убиваю, – признается режиссер в своих интервью. – Тогда артист снимает маску". По всей видимости, ничего другого он им предложить не в состоянии, ласка ведь, как известно, только кошке приятна.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie