Хлебные крошки

Статьи

Парижский таксист, бывший офицер русской гвардии, читает газету «Возрождение»
Самоорганизация русских общин
История
Дальнее зарубежье

Мария Косорукова

Самосознание российских эмигрантов

История и современность

При обсуждении вопросов, касающихся наших соотечественников, оказавшихся по тем или иным причинам за рубежами нашей страны, необходим дифференцированный подход к этой проблеме. Во-первых, здесь следует выделить, так называемое дальнее зарубежье, и, во-вторых, страны постсоветского пространства. И рассматривать эти вопросы в контексте процессов ассимиляции и адаптации эмигрантов в странах пребывания. Так, что касается стран дальнего зарубежья, можно констатировать, что в большинстве случаев мы сталкиваемся с доминированием процессов ассимиляции, т.е. для эмигрантов из Советского Союза, позднее из России, преобладало стремление раствориться, принять образ жизни, обычаи тех народов, среди которых они приняли решение жить, растить детей. Вместе с тем в странах дальнего зарубежья не перестают и в наше время существовать русские культурные центры, ведется издательская деятельность. Что касается жизни наших соотечественников в странах постсоветского пространства (они эмигранты невольные), то здесь нельзя не учитывать, что на протяжении длительного времени народы бывших республик Советского Союза были объединены общей судьбой, они имеют общее прошлое. Проблемы русских людей в странах, раннее входивших в Советский Союз, многоаспектны: здесь и правовые вопросы, и языковые, и социальные и т.д. В этом многообразии проблем нельзя не остановиться на культурном факторе. Еще Г.П.Федотов писал: «Россия не только Русь, но союз народов, объединившихся вокруг Руси, причем духовным притяжением для народов была и остается русская культура». Так, например, пока политики и бизнесмены России и Украины имеют много нерешенных вопросов, отношения стран во многом тернисты, на уровне культурного взаимодействия народов все выглядит по-другому. На улицах Киева говорят больше по-русски; афиши сообщают о гастролях российских театров и ансамблей; в витринах книжных магазинов – Акунин, Донцова и Лукьяненко. Конечно, перечисленные авторы далеко не классики русской литераторы, но показательна сама тенденция: культурная связь народов сохраняется, и это безусловно позитивный фактор для тех наших соотечественников, которые волей судьбы остались в другом государстве. Необходимо ответить на вопрос: что же объединяет нас, граждан метрополии и российской диаспоры? Кто он, современный эмигрант? При этом необходимо подчеркнуть, что результативным будет налаживание контактов только с теми из русских эмигрантов, кто не ассимилировался, не утратил национального самосознания. Обсуждая проблемы современной эмиграции целесообразно обратиться к опыту российской эмиграции начала 20-го века. Для этой эмиграции было характерно стремление адаптироваться в стране пребывания, но не ассимилиро-ваться, не раствориться среди других народов. Эмиграция из России в начале 20-го века как следствие Первой мировой войны, революций, гражданской войны представляла собой особенное явление по масштабам, по разнородности состава (в эмиграции был представлен весь спектр политических направ-лений, эмигранты принадлежали к различным религиозным конфессиям, отличались по уровню образования и экономическому положению ее представителей). Вместе с тем общим для российской эмиграции первой послереволюционной волны было противодействие процессам ассимиляции в инонациональной среде. На уровне обыденного национального сознания это проявлялось в стремлении эмигрантов создать за границей «малую» Россию со своим образом жизни и устоями, родным языком; существование внутри этой «России вне России» как бы воспроизводило бытие на утраченной родине. На уровне теоретического национального сознания указанная тенденция выразилась в обращении мыслителей эмиграции (писателей, философов, богословов) к проблеме русской национальной идеи. Продолжая традиции своих предшественников, и раскрывая понятие «русская идея», мыслители эмиграции выделяли как наиболее важные следующие аспекты: общечеловеческий (мысль о всеобщем спасении, объединении человечества в высокую общность с использованием исторического опыта России, ее способности и опыта преодоления катастроф); внутренний (возрождение самой России на основе осознания и оформления национального начала) приоритет духовных ценностей. Важное место в понимании русской идеи отводилось православной вере, которая играла большую роль в сохранении национального самосознания, духовности. Большое значение деятели эмиграции придавали проблеме свободы в национальном идеале русского человека. При этом «свобода» рассматривалась и как философская категория, и как необходимое условие для творчества, для «выражения» национальной идеи. В условиях эмигрантского рассеяния в полной мере проявилась значимость культурного фактора в национальном идеале русского народа. С одной стороны, это выражалось в том, что в один ряд с философами, работавшими по этой проблематике, должны быть поставлены писатели, деятели искусств. С другой стороны, именно русская идея оказалась тем стержнем, который позволил культуре, созданной российской эмиграцией в 20-30 гг., обрести статус культуры национальной. Стремление сохранить свою культуру, свой нравственный идеал проявилось в огромной активности и поистине подвижнических усилиях российской эмиграции по созданию за рубежом русских школ, русских культурных центров, в которых продолжалось существование национальной культуры, духовности. Большую роль в преодолении разобщенности российской диаспоры играла периодическая печать. Газеты и журналы, издававшиеся, практически, во всех частях света, оказывали мощное информационное воздействие на национальное сознание эмигрантов, способствовали становлению «России вне России». Не в политике, не в военной сфере, а именно в области культуры деятельность эмиграции приобрела характер «миссии», которая заключалась в сохранении и развитии национальных духовных ценностей и традиций русской культуры. Несмотря на разноплановость творений деятелей культуры русской эмиграции, в их творчестве была объединяющая основа, «стержень», делающий все многочисленные произведения в области литературы и искусства явлением, обозначаемым как «культура русского зарубежья». Этой общей основой было национальное самосознание. Тот факт, что писатели-эмигранты продолжали творить на родном языке, обусловлено, в первую очередь, национальным самосознанием, гордостью принадлежности к русской нации, стремлением оставаться русскими. В то же время национальное самосознание невозможно без родного языка, так как «язык есть имя нации». Наряду с литераторами русское зарубежье было представлено видными деятелями архитектуры, живописи, музыки, театра, балета. Одним из главных направлений деятельности эмигрантских архитекторов было создание православных храмов. Эти храмы, построенные в соответствии с православными канонами, являлись, с одной стороны, центрами общественной жизни русского зарубежья, с другой стороны – архитектурными памятниками православного вероучения, материальным выражением национального самосознания. Художники, оказавшиеся в эмиграции, всем своим творчеством доказывали, что они русские не только по происхождению, но и по духу их работ, по образу мышления, по тематике. Творческая интеллигенция, относящаяся к миру музыки, находилась в более благоприятных условиях по сравнению, например, с литераторами или архитекторами, с точки зрения возможности творить в условиях страны пребывания. Вместе с тем все видные музыканты признавали, что для их деятельности необходимо ощущать себя национальными художниками, утверждали, что в их ушах «должна звучать русская речь». Русские театры, созданные за рубежом, продолжали традиции отечественной театральной культуры, распространяли их на Западе. В этом смысле Голливуд называют наследием Станиславского. Анализ соотношения культуры эмиграции начала 20-го века и метрополии, а также определение места культуры русского зарубежья в общенациональной культуре показывают, что оба потока русской культуры имели общие корни, единую национальную почву, то от этой «годами приобретенной, главнейшей общности, которая стала частью их самих, ни одни, ни другие отойти не могли». Желание утвердить национальную принадлежность своего творчества, наиболее ярко отраженное в эмигрантском творчестве И. А. Бунина, А. М. Ремизова, И. С. Шмелева, Б. К. Зайцева, М. М. Осоргина и др. писателей, запечатлено в известных в зарубежье в 30-е годы строках Н. Н. Евсеева:

«Родиться русским, им остаться И это счастье уберечь, Когда бы, где бы ни скитаться – Таким как деды в землю лечь…»
Именно чувство Родины, чувство причастности к ее трагическому и великому прошлому, именно национальное самосознание, способствовало налаживанию контактов и самоутверждению эмигрантов. Как писал Б.К.Зайцев, «Не просто мы бесприютные. Кое-что за плечами и есть …история, величие Родины – этого не отнять у нас». Время требует существенного переосмысления основ национального самосознания русского народа, его истории, и на этой основе - разработки национальной идеи, отвечающей требованиям нового витка исторического развития России, способной консолидировать русских как в России, так и за ее пределами. Косорукова Мария Ивановна, кандидат исторических наук

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie