Хлебные крошки

Статьи

Азия
Политика

Андрей Белов

Самурайская грусть по Южным Курилам

Руководство Японии усиливает давление на Москву по вопросу "возвращения северных территорий"

В традиционных японских пьесах, основными персонажами которых неизменно выступают "благородные рыцари" – самураи, немало место отводится грусти. Герои грустят, вспоминая родные места, родителей, детей и любимых женщин, былые победы и поражения. Однако, погрустив и налюбовавшись цветением вишен, самураи деловито берутся за свои мечи и продолжают со всем полагающимся рвением выполнять свою миссию по исполнению воли сюзерена или императора во славу Страны восходящего солнца.

С недавних пор нынешние японские власти, похоже, также охватили острые приступы древней самурайской грусти. Предметом же этой грусти являются принадлежащие России Южные Курилы, они же, по принятой в Японии терминологии, "северные территории", возвращения которых Токио добивается уже много десятилетий. Известно, что правящие круги Японии считают этот вопрос "принципиальным" и чуть ли не самым главным в общем контексте российско-японских отношений.

Очередным поводом, привлекшим повышенное внимание к этой проблеме, стала морская прогулка в начале сентября к островам южной части Курильской гряды премьер-министра Японии Дзъюнитиро Коидзуми в сопровождении высокопоставленных чиновников, журналистов и "представителей общественности". Судно с Коидзуми и его свитой 2 сентября – в годовщину капитуляции Японии в 1945 году – подошло к границе российских территориальных вод, откуда премьер в сильный морской бинокль обозрел острова Хабомаи. "Они так близко, но хотелось рассмотреть их почетче", – сентиментально заявил Коидзуми представителям прессы. В планы этой "пиар-экскурсии" входил также осмотр острова Кунашир, но этому помешала плохая погода.

Спорные острова, как известно, входят в состав Сахалинской области России, и на них проживает около 15 тысяч человек. Из-за территориального спора Токио и Москва до сих пор не подписали мирный договор. В 1956 году советское правительство выразило готовность передать Японии после подписания мирного договора самые мелкие из четырех островов Южных Курил: Шикотан и Хабомаи. Однако Япония не согласилась на это предложение и добивается передачи сразу всех четырех островов.

Если верить японской прессе, никаких конкретных целей плавание Коидзуми не преследовало. Похожие акции, правда, не морские, а воздушные – на вертолетах, предпринимали другие японские премьер-министры – Дзенко Сузуки в 1981 и Иосиро Мори в 2001 годах. Формально Коидзуми совершил свой вояж по просьбе японских граждан, депортированных с Южных Курил после второй мировой войны, и их родственников с целью показать, что правительство не забывает о "проблемах изгнанников".

Тем не менее, обозреватели отметили довольно жесткий тон заявлений главы правительства Японии на пресс-конференции в Немуро (о. Хоккайдо) после возвращения из круиза к Южным Курилам. Коидзуми, в частности, заявил, что четыре южно-курильских острова должны быть как можно скорее переданы Россией Японии. Констатировав, что вопрос о передаче островов пока не решен, премьер подчеркнул, что Токио будет делать все возможное для интенсификации этого процесса. Коидзуми также отметил, что "в настоящее время в преддверии переговоров с Путиным наша задача – нормализация отношений с Россией, в том числе и путем заключения мирного договора между нашими государствами".

"Морская прогулка" премьер-министра Японии вызвала вполне предсказуемую реакцию официальных российских властей. Когда в Москве узнали о планах "визуального осмотра" Южных Курил, российский МИД выступил с соответствующим заявлением. В нем говорилось, что "Такие акции, да еще демонстративно приуроченные к годовщине окончания второй мировой войны, не только не могут придать позитивного импульса переговорам по проблеме мирного договора, но способны лишь в очередной раз их осложнить". Российское внешнеполитическое ведомство посчитало, что действия японской стороны продиктованы, прежде всего, "соображениями внутриполитического характера, поскольку трудно себе представить, что такие шаги могут иметь целью внесение конструктивного элемента в двусторонние российско-японские отношения".

Японские обозреватели также считают, что морской вояж Коидзуми был призван, главным образом, убедить избирателей в том, что премьер "не намерен отступать" в том, что касается застарелого спора по поводу "северных территорий". Так, профессор Токийского университета Масару Икея заявил западным корреспондентам, что Коидзуми "…старается набрать очки на дипломатическом поле". Некоторые наблюдатели уверены, что в самой Японии эта проблема "уже не вызывает прежних эмоций", и интерес общественности к этой теме угасает. Тот же профессор Икея утверждает, что "Японская публика в этом вопросе настроена уже не столь энергично. Внимание переключилось на другие вопросы – Северную Корею, Ирак, президентские выборы в США".

Ряд экспертов также считает, что проблема островов после нескольких широко освещавшихся попыток консультаций отошла на задний план российско-японских контактов, и куда больший интерес вызывает сотрудничество России и Японии в энергетической сфере – строительство нефтепровода из Сибири в Находку и японские инвестиции в разработку нефтяных и газовых месторождений у Сахалина.

Между тем, в вопросе о Южных Курилах далеко не все так просто. В феврале следующего года намечается отметить 150-летие установления отношений между Россией и Японией. В 2005 году состоится также официальный визит президента России В.Путина в Японию. В этой связи для японского руководства очень важно, прежде всего, по внутриполитическим соображениям, добиться существенного прогресса в территориальном вопросе.

Еще в июле с.г. в одной из ведущих японских газет "Асахи" была опубликована большая статья под названием "Отношения с Россией: территории – на первый план. Новый курс правительства направлен на одновременное возвращение четырех островов". В статье утверждалось, что японский МИД разработал, а правительство утвердило некий "новый курс действий" на переговорах с Россией по проблеме "северных территорий", предусматривающий более жесткую постановку вопроса о мирном договоре.

Известно, что инициатива выдвинуть вопрос о Курилах на первое место в числе внешнеполитических проблем исходит от самого премьер-министра Коидзуми. В 2003 году в ходе официального визита Коидзуми в Россию был подписан российско-японский "План совместных действий", в котором нет ни слова о Южных Курилах. Но теперь премьер поставил перед японской дипломатией сверхзадачу – добыть стране заветные "северные территории" и заставить Россию признать суверенитет Японии над островами уже к концу 2004 года.

Для этого Япония не будет больше опираться на Токийскую декларацию 1993 г., которая допускала возможность поэтапной передачи островов, а будет апеллировать к 1956 году, когда она впервые выдвинула претензию на единовременное обретение всей спорной островной территории. Как писала "Асахи", "у России могло сложиться мнение, что Япония отложила территориальный вопрос на дальнюю полку, однако это совершенно неверно…сейчас дело за малым – выяснить, как отреагирует российская сторона на подобный жесткий подход". Хотя МИД Японии поспешил отмежеваться от публикации в "Асахи", последующие действия японских властей и особенно сентябрьская "морская прогулка" Коидзуми, скорее, подтверждают информацию газеты.

Как полагают информированные наблюдатели, публикация в "Асахи", морской вояж Коидзуми и т.д. являются элементами большой многоплановой политической игры Токио с целью прозондировать реакцию руководства и общественного мнения России. Еще одной целью этих акций, возможно, была демонстрация Москве, что, несмотря на очевидную заинтересованность самых разных кругов Японии в расширении сотрудничества с Россией по целому ряду экономических и политических направлений, японское руководство ни за что не откажется от требования по "возвращению северных территорий".

В то же время трудно избавиться от впечатления, что "самурайская грусть" правительства Коидзуми по Южным Курилам все же в значительной мере вызвана стремлением избежать обвинений со стороны националистических кругов в "забвении национальных интересов", что может подорвать и без того не слишком прочные внутриполитические позиции нынешнего премьера.

Позиция России по южно-курильской проблеме пока остается неизменной и сводится к тому, что, учитывая ее непростую историческую подоплеку и настроения в российском обществе, спешка, а тем более какие-то резкие действия здесь не должны присутствовать. Сам же этот вопрос является лишь одной из многих составных частей всего комплекса российско-японских отношений и требует взвешенного и конструктивного подхода обеих сторон.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie