Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Юрий Московский

Самый проблемный год

О возможной в ближайшей перспективе масштабной техногенной катастрофе в России знают, кажется, все

Знают и спокойно живут. Привыкли. А ведь сроки близятся. Именно 2003 год предположительно должен стать началом массового выхода их строя изношенных основных фондов.

Так все-таки, произойдет или не произойдет?.. Для того чтобы без эмоций, но в то же время реально представить себе сложившуюся ситуацию, посмотрим непринципиальные, системообразующие, как сейчас говорят, условия, в которых существует одна из важнейших отраслей нашей экономики – энергетика. Поговорим о ней в простых, каждому понятных категориях.

Энергетика России, несмотря на общую катастрофическую ситуацию в промышленности, до недавнего времени держалась. Тем самым оберегалась база для прорыва из кризиса, для возможного преодоления общей депрессии. Сохранялись кадры, обновлялись и даже наращивались мощности.

Немалый вклад в политическую стабилизацию внесли сравнительно низкие до последнего времени энерготарифы для населения. Всего жители России платили 1,45 цента за 1 кВт/ч, а Канады – 6 центов, США – 8,4 цента, Германии – 20,2 цента. Промышленные потребители в России и сегодня платят за электроэнергию в 1,5-2 раза меньше, чем предприятия Германии, Японии, Франции, США.

И это несмотря на то, что общее энергопотребление сократилось в стране настолько, что, например, зимой (то есть в тот период, когда по чисто объективным причинам нагрузка на энергосети наибольшая) напряжение в сетях нередко падало до уровня электропотребления в часы первомайской демонстрации 1989 года.

Однако с определенного момента (все это помнят, с тех пор и идут разговоры о еще не начавшемся, но уже знаменитом "реформировании РАО ЕЭС России") начались просчеты в определении энергетической политики. Например, как все помнят, в один прекрасный момент было ужесточено требование отключать от энергоснабжения предприятия, не платящие за электричество. А так как все они и без того находились в режиме глубоких ограничений, речь фактически шла о полном лишении их электроснабжения.

В случае реального ограничения на поставки электроэнергии и газа большинство городов и поселков России, в которых проживает до 40 % нашего населения, придется буквально "гасить". Ведь они подключены к градообразующим предприятиям, имеющим и по сей день громадные долги перед энергетиками. Захотят ли люди безропотно вымирать, подадутся ли обратно в обнищавшие деревни, где жили их предки, или же попытаются решить свою судьбу таким же способом, как в 1917 году?

Сразу оговоримся, что полное отключение должников проблематично осуществить чисто технически. Ведь когда создавалась промышленность страны в ее нынешнем виде, во главу угла ставилась не финансовая (в ее современном понимании), а техническая целесообразность. Поэтому отключить многих объекты невозможно просто потому, что на одних и тех же проводах "висят" самые разные организации. Когда не так давно глубоко ограничили по электроэнергии один из заводов в Рыбинске, то вместе с ним "случайно" отключилось и имеющее электропитание от заводской подстанции подразделение противовоздушной обороны.

Этот факт хорошо иллюстрирует то обстоятельство, что последствия полного отключения производств без коренной реконструкции электросетей трудно предсказать. А реконструкция такого рода требует колоссальных финансовых затрат, ведь, например, только в одном областном районе она обойдется в сумму, исчисляемую сотнями миллионов рублей.

Сегодня у подавляющего большинства потребителей, включая все бюджетные организации, денег нет. Сбор их у должников не покрывает прямой потребности даже в оплате труда энергетиков. Такой порядок поступлений сохранится еще долгое время. Иначе и быть не может – долги предприятиям за уже выполненную работу достигают астрономических сумм, которые состоят не только из зарплаты. В результате такие предприятия в принципе не могут расплатиться ни с энергетиками, ни с газовиками, ни с бюджетами всех уровней. Цепочка взаимных долгов раз за разом вызывает кризис платежей, от которого Центральная Россия вот-вот опустеет, как после нашествия Батыя. Штрафов по своим долгам энергетикам бюджеты не платят, но все равно, как констатируют власти всех уровней в регионах, "бюджеты не способны погасить накопившиеся собственные долги перед топливно-энергоснабжающими организациями, а при сохранении финансовой политики в ее нынешнем виде не способны в полном объеме оплачивать и текущее собственное потребление топлива и энергии".

Кто виноват в том, что предприятия были поставлены в такие условия, что их заставили перейти на бартер, который на 30-40 % удорожает продукцию?

А теперь после того, как политика "модернизации" по рецептам МВФ потерпела полное фиаско, высшее руководство страны пытается латать дыры, призывая к экономии, которая обойдется дороже самого безумного расточительства. Так, в директивном порядке рекомендовано сократить потребление газа и перейти на резервный вид топлива – мазут. Но мазут дороже газа в 1,25 раза, а в утвержденных тарифах на энергию такое удорожание, естественно, ни в прошлые годы, ни сегодня не учтено.

Другой пример. То здесь, то там предлагается перевод промышленных предприятий на работу в ночную смену, куда их завлекают искусственно заниженным ночным энерготарифом. Но не учитывается то обстоятельство, что в этом случае социальные и технические издержки намного превзойдут видимые преимущества. Да и они будут сведены на нет повышением тарифов на единицу электрической мощности, так как останется необходимость содержания всех электростанций в состоянии готовности, независимо от величины текущей рабочей нагрузки.

Под предлогом "большей рыночности" и якобы с целью снижения тарифов инвестиционная составляющая в тарифе на электроэнергию выведена из себестоимости в прибыль. Инвестирование по этой схеме должно идти после уплаты налога на прибыль, что приводит к увеличению тарифа на треть. Выходит, что эта "мера" приведет к повышению тарифов и еще более уменьшит реальные денежные поступления.

А после этого произойдет главное – в энергетике последует полное прекращение обновления основных фондов, и поскольку российская промышленность и коммунальное хозяйство практически полностью зависят от централизованного электро- и теплоснабжения, техногенные катастрофы колоссального масштаба станут неизбежны. Не говоря об авариях на химических и атомных предприятиях, в случае срыва теплоснабжения (полностью зависимого от энергетиков) в первую очередь массово разморозятся системы отопления в жилых домах: батареи и стояки будут разорваны замерзшей водой. В небольших масштабах это, как известно, уже происходит. Но при крупной аварии такого рода быстро провести ремонтные работы в современных условиях нехватки средств будет просто невозможно.

…Это человек может терпеть сколько угодно, а металл имеет предельную усталость, за порогом которой никакие телепередачи и уговоры не действуют. Города наши были в массе своей построены в конце 1950-х - начале 1990-х годов. В них требует замены вся система жизнеобеспечения, ее выход из строя превратит Россию в лесистую пустыню с редкими деревнями, как это было лет эдак 200 назад, когда население едва достигало 30 миллионов человек.

Срок службы трансформаторов – 25 лет, до четверти из них свой ресурс выработали и подлежат замене. Нормально металл котло-агрегатов, паропроводов, турбин должен работать где 100, а где 200 тысяч часов. На российских теплоцентралях этот рубеж давным давно перекрыт, наработка во многих случаях превысила 300 тысяч часов, поэтому все областные ТЭЦ находятся сейчас в состоянии непрерывного технического перевооружения. А оно требует немалых средств... Откуда их взять, если львиная доля получаемой прибыли тратится для удовлетворения нужд узкого слоя нуворишей, разбогатевших на дележе общенародного добра?

Чтобы не отпугнуть "электорат", истинные авторы такой политики хотят остаться в стороне, а в роли палачей родных регионов должны оказаться руководители региональных энергосистем. Именно их попытаются сделать виновными за коллапс всей страны.

Причина кризиса не в нежелании директорского корпуса выполнять дилетантские распоряжения, а в самом отношении российского руководства к основе современной цивилизации – промышленности.

Именно массовое сокращение производства увеличило реальные цены на электричество, так как при этом было снижено валовое потребление топливно-энергетических ресурсов. A при полной сохранности в работоспособном состоянии всех энергетических мощностей и даже некотором увеличении количества и мощности подстанций, протяженности линий электропередач и тепловых сетей произошло увеличение доли постоянной составляющей в затратах на производство, передачу и распределение энергии.

Первопричина кризиса в российской промышленности в значительной степени связана с тем, что порочно было определено стратегическое направление реформ, которое заключалось в том, что частный собственник, частный владелец будет действовать в интересах страны и народа более эффективно, чем государственный служащий. Если это мнение верно для мелкого и, отчасти, для среднего бизнеса, связанного с промышленностью так называемой группы "Б", производящей товары народного потребления, то, как явствует опыт российских реформ, смена формы собственности на крупных объектах группы "А" не приносит пользы ни народу, ни государству, а чаще всего наоборот, так как прибыль вкладывается не в инвестиции, а поступает в распоряжение весьма немногих владельцев предприятий, которые направляют ее либо на удовлетворение своих сверхпотребностей, либо переправляют за рубеж, где подчас вкладывают в более выгодные лично для них проекты, чем российские производства.

Да к тому же, по данным представителей правоохранительных органов, 90 % частного капитала в России имеет криминальную природу. Это не может не сказаться на общеполитической и экономической ситуации, заставляя общество тратить колоссальные средства не на созидательные цели, а на защиту от "внутреннего врага".

Правда, живущим в России не легче от осознания того, что их сгубил не злой умысел, а амбициозный дилетантизм.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie