Хлебные крошки

Статьи

Русские неграждане Прибалтики
Взгляд
Прибалтика

Дмитрий Ермолаев

Сергей Малаховский: Приезжая из Латвии в Россию - испытываю культурный шок

Взгляд изнутри

Интервью с Сергеем Малаховским, «негражданином» Латвии, главным редактором интернет-портала BaltijaLV.lv, журналистом с более чем 30-летним стажем работы в латвийской прессе. Сергей рассказал о том, зачем ночным сторожам кладбищ латышский язык, как из русских в Латвии сделали «богов» и инопланетян, и как лучше всего рассмешить пограничников всех стран.

- Сергей, как Вы оказались в Латвии?

- Только не смейтесь – в Латвию я приехал в возрасте… двух дней. Когда мама собралась меня рожать, на семейном совете было принято решение, что на свет я должен появиться на родине отца, в городе Волгодонске под Ростовом. В дальнейшем запись о месте рождения сыграла со мной злую шутку – после отделения Латвии от СССР я, как родившийся в России, попал в разряд неграждан.

- То есть, Вы в Латвии живете всю жизнь, но гражданином ее не являетесь?

- Скажу больше – моя жена и родилась в Латвии, и всего пару раз выезжала за ее пределы, но гражданства не дали и ей – дед, направленный «сталинским призывом» на строительство дизелестроительного завода, был определен новыми властями страны как «оккупант». Гражданства также не имеют и наши дети. Правда, после смягчения Закона о гражданстве нам прислали бумагу – мол, подавайте заявление на натурализацию вашей младшей (только что родившейся) дочери. Звоню и спрашиваю – а со старшим сыном как, ему почему не положено? «А ваш сын родился в другой стране!» - отвечают мне. Позвольте – он родился в том же городе, в том же роддоме, только в соседней палате. И вот когда нам объяснят разницу между старшим и младшенькой – все пойдем натурализоваться! Младшей уже восемь лет исполнилось, но до сих пор никто так и не сумел объяснить…

- Считаете ли Вы себя соотечественником тех, кто живет на постсоветском пространстве?

- Иначе и быть не может! Псевдолиберальные идеи о неких «суверенных интересах» и «колониальных империях» попросту неприменимы к постсоветскому пространству. Покажите мне еще хоть одну такую империю, которая, урезая потребности собственной метрополии, вкладывала средства в «колониальные» провинции…

Даже если просто не содействовать процессу искусственного разделения бывших советских республик, времена, когда мы станем чужими друг другу, наступят через два-три поколения. А если содействовать восстановлению неразумно разрушенных связей – не наступят никогда.

- Как Вы восприняли развал СССР в 1991 году и то, что Вы оказались в результате этого за пределами нынешней России?

- Поначалу – вроде даже приветствовал. В то время казалось, что распад СССР знаменует собой отказ от системы партполитуправления, давно исчерпавшей себя и погрязшей в коррупции. Мечталось, что на месте СССР будет создана новая федерация, на демократических принципах, с новым, честным и справедливым руководством…

Реалии «недоразвитой демократии» отрезвили почти мгновенно – не прошло и полугода после отделения, как я уже успел осознать, какую страшную ошибку все мы совершили и к какой трагедии это ведет. Увы, было уже поздно…

Сам факт скоропостижного ухода России из Латвии– собственно это и есть причина, по которой мы находимся так глубоко в… том месте, где находимся. Вседозволенность рождает деспотизм. А для такой страны, как Латвия, за всю свою историю не имевшей сколько-нибудь продолжительного опыта самостоятельной государственности, это уже не просто деспотизм – это безудержный отбор самых худших черт из всех социальных форм государственности и бешеное их развитие до полного абсурда.

- Как Вы относитесь к России?

- Двойственно. С одной стороны – это оплот. Это надежда на то, что в ближайшем будущем вокруг России снова начнут консолидироваться здоровые силы, которые в конечном итоге ее возродят - неважно, с какими привнесенными историческим моментом атрибутами. Россия – это символ будущего, не только для самой Российской Федерации, но и для всех нас, постсоветских. А может, и не только для нас.

С другой стороны… Как ни крути, но обида на российскую политику 90-х в отношении нас все-таки никуда не делась.

- Какие изменения произошли в Вашем государстве после 1991 года? Как это сказалось на Вас?

- Если коротко – из граждан великой державы мы превратились в лиц без гражданства, проживающих в марионеточном государстве, управляемом заморскими ставленниками. На всех нас это отразилось очень тяжело. Один лишь факт – после критики эстонских властей за Бронзового солдата и антифашистской деятельности в Латвии мне был закрыт въезд в Эстонию на 10 лет. Официальная причина – «угроза государственной безопасности Эстонской Республики». Мне, конечно, лестно, что я один представляю угрозу для целой Эстонии. Но ведь мы сейчас в ЕС, где нет границ – попробуйте-ка представить, что мне запрещено въезжать на территорию, скажем, Краснодарского края из Владивостока только за то, что я публично не одобрил действия тамошнего губернатора! Чушь получается полная…

- Что Вам нравится в Вашем государстве, а что нет?

- Нравится, что прошедшие 20 лет не смогли уничтожить все заложенное в страну во времена СССР – как ни гробили промышленность, а порты еще уцелели. Нравится, что даже 20 лет промывания мозгов не сделали латышей нацией русофобов, и в большинстве своем они продолжают оставаться вполне толерантным, трудолюбивым и дружелюбным народом.

Ну и не нравится – соответственно: не нравится, что в обществе искусственно насаждаются русофобия, стремление «въехать в рай» на горбу латвийских русских, засилье бывших эмигрантов во всех властных структурах. Не нравится, что русскую общину в Латвии усиленно стараются маргинализировать, а то и вовсе вынудить уехать куда глаза глядят – причем не понимают ведь, что все их благополучие рухнет как карточный домик, если только русская часть страны просто перестанет платить налоги!

И уж совсем не нравится отношение к нашим детям, которых лишают образования на родном языке и всячески пытаются «латышизировать» - перепиской официальной истории, переводом русских школ на латышский язык обучения… Не нравится фактическое узаконивание системы апартеида (сиречь – раздельного проживания) двух самых больших общин Латвии, латышской и русской. Есть очень многое в стране, что мне категорически не нравится. Впрочем, это и самим латышам давно уже разонравилось.

- Есть что-то, чего Вам здесь не хватает? Как в духовном, так и материальном плане, может даже гастрономическом?

- Про материальное давайте не будем – у нас кризис (и в стране, и в головах власть имущих – так что последствия удваиваются), сами понимаете… В духовном плане… Вы знаете, каждый раз испытываю культурный шок, приезжая в Россию – все на русском языке! Как-то даже отвык уже…

Реально не хватает литературы на русском – с экрана компьютера читать можно почти все, но я как-то привык к полноценным бумажным книгам, а у нас изданные в России книги, перевезенные через границу, практически удваиваются в цене…

- Многие из соотечественников, проживающие на постсоветском пространстве, говорят о том, что в их странах есть проблемы с образованием на русском языке. Как в Латвии обстоит с этим дело?

- Проблема одна, зато огромная – вот уже десять лет в русских школах насаждается система билингвального образования. Причем в самом уродливом своем варианте – ребенок еще вообще не знает, что такое физика, но уже должен изучать ее на неродном языке, да еще с обилием свежепридуманных терминов, поскольку до этого в них просто нужды не было. Сами понимаете, что в результате такого обучения детей получается: у нас даже термин прижился новый – «жеблО», жертва билингвального образования.

- Про любую страну существует ряд клише, стереотипов, домыслов. Насколько на самом деле картинка в СМИ отличается от того, что на самом деле происходит  в Латвии?

- Наша страна – хорошая, несмотря на то, что небольшая кучка находящихся у власти политиков усиленно пытается ее испортить. А если брать российские СМИ, то картинка до недавнего времени отличалась очень сильно – о нас вспоминали о нас раз в год на 16 марта (день шествия памяти легионеров Ваффен СС).

- Есть ли объединения соотечественников в Вашей стране? Вообще, есть ли некое русскоязычное культурное поле в стране?

- Объединений, на мой взгляд, даже слишком много – культурных, профессиональных (вроде общества отставных военных), политических,  общественных организаций у нас столько, что вряд ли кто-то сумеет назвать точную цифру. Сказался разброд 90-х – люди стали стихийно объединяться, чтобы выжить в эпоху перемен. Лишь в последние годы предпринимаются попытки объединения – тот же Совет общественных организаций Латвии под руководством Виктора Гущина медленно, но верно набирает популярность.

Что же до культурного поля, то оно и не исчезало: несмотря на все препоны национал-озабоченных политиков, в Латвии выходят газеты на русском языке, работают русские радиостанции, транслируются российские телеканалы. Культурного вакуума нет, если вы это имели в виду.

- А русскоязычные СМИ есть в Латвии?

- В Латвии выходит три ежедневных газеты и как минимум пять еженедельников на русском языке. На русском же вещает добрый десяток радиостанций (большая часть – ретрансляция популярных российских станций типа «Русского радио» или «Авторадио» с вкраплениями местных новостей, передач и рекламы. Но есть и самостоятельные популярные каналы). Практически все российские телеканалы в той или иной степени доступны на всей территории страны, а вот собственное русскоязычное телевидение начало активно развиваться только в последние годы: на базе российского Первого канала успешно стартовал «Первый Балтийский канал» с собственным музыкальным каналом, бурно идет становление русской тележурналистики на телеканале PRO100TV. Жаль, что практически разогнана русская команда на телеканале TV5 – у них так здорово получалось, но новые владельцы в вещании на русском оказались незаинтересованы…

Кроме того, у нас очень сильно развита интернет-журналистика – то же радио «Балтком», к примеру, содержит также новостной интернет-портал и сейчас активно осваивает интернет-телевидение. Практически каждая газета имеет интернет-версию, хватает и публицистических, и новостных сайтов… Да что там – я и сам являюсь главным редактором интернет-портала BaltijaLV.lv, который позиционирует себя как портал русской общины (не путать с общественной организацией «Русская община Латвии»!). Мы стараемся представить максимально объективную картину происходящего в Латвии через призму восприятия русскоязычного жителя нашей страны. В марте нашему порталу исполнился всего год, но, я считаю, мы уже успели добиться популярности.

- Удалось ли Вам, членам Вашей семьи реализоваться в новых условиях после развала СССР?

- По мелочам – да, в целом – по большей части нет. Как я уже говорил, нынешнее государство позаимствовало самые плохие черты из всех государственных устройств, да еще щедро разбавило это месиво национализмом – при равных качествах двух кандидатов, русского и латыша, на прием на работу или на исполнение фирмой госзаказа будут осторожно, ненавязчиво, но лоббировать латыша и фирму с латышским управлением. Причем осторожно – это сейчас, после вступления в Евросоюз, где таких штучек не любят, а еще лет десять назад могли в лицо заявить – «Мы с жидами не работаем!». Именно так заявили моей жене-еврейке в одном очень уважаемом государственном учреждении…

И все же реализоваться русскому в Латвии сложно (порой – очень), но возможно.

- Произошли ли после 1991 года какие-либо изменения в менталитете российских соотечественников в Вашей стране?

- Из всех изменений наиболее кардинальным стала, я бы так сказал, истовость по отношению к русским истории и традициям. Это проявляется как в большом (массовое воцерковление народа в православии, или, например, в размахе празднования Дня Победы), так и в малом – даже Новый год русские сначала встречают «по Москве», а уже потом по местному времени. Большей же частью менталитет, как мне кажется, остался неизменным – с поправкой на современные реалии.

Есть и тревожное явление – национальное давление через 20 лет начало приносить плоды, явив латвийской общественности целый выводок… русскоязычных латышей. Тех, которых вполне устраивает положение второстепенного человека и гражданина при титульной государствообразующей латышской нации. В Латвии прошёл референдум по признанию русского языка вторым государственным – так сколько же их понавыползало перед референдумом на телевидение и радио, чтобы убедить соотечественников, что родной язык им не нужен! И персонажи какие-то «мутные»: сын бывшего коммунистического функционера, вовремя переметнувшийся на сторону новой власти, дизайнеры, специалисты по интерьеры, проворовавшиеся домоуправы, в одночасье ставшие студентами… Даже учительница одна объявилась – правда, в русской школе она не преподает. Весь этот выводок манкуртов без роду и без племени и есть первые результаты националистической политики «облатышивания» - если этот процесс с помощью России не повернуть вспять, через поколение-другое здесь не останется соотечественников…

- Какие бы истории из Вашей жизни Вы бы хотели поведать нашим читателям?

- Веселые. Например, такую: после очередного ужесточения требований к знанию латышского языка оказалось, что знать государственный язык на высшую категорию (свободное общение на любые темы) должны сантехники (с унитазом общаться?), маляры и… ночные сторожа кладбищ – видимо, если вдруг кто вылезет из могилки, чтобы не испытывал дефицита общения.

Или такую: в паспортах 270 тысяч жителей Латвии черным по белому написано на английском – ALIENS PASE, «паспорт чужака». Что после нашумевшего голливудского фильма про монстра-инопланетянина «Aliens» вызывает гомерический хохот у всех таможенников и пограничников мира.

Но только не у российских – они уже на это насмотрелись и теперь требуют, чтобы мы писали в миграционных карточках при въезде в графе «гражданство» аббревиатуру ЛБГ («лицо без гражданства»), а в прочих документах «гражданство не определено». Обидно. Стали писать другое: «гражданство – БОГ» («без определенного гражданства»). Одни смеются, другие возмущаются, но в итоге «богов» на территорию России все же впускают.

- Вы часто бываете в России?

- Пользуюсь любой возможностью, чтобы побывать – в среднем получается раз пять-шесть в год. Конечно, к маме, живущей на Дальнем Востоке, по финансовым причинам не добраться, но хотя бы по Москве побродить…

 А еще очень хочу добраться до Волгодонска – там моя бабушка живет, ей в прошлом году 90 исполнилось. Очень хочется ей правнучку младшенькую  привезти показать. Даст Бог, в этом году получится …

Голос России

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie