Хлебные крошки

Статьи

Белорусский форпост
Культура
Белоруссия

Александр Золотницкий

Съезд белорусских писателей –

возвращение в прошлое?

В Минске 17-18 октября с.г. состоялся второй съезд Союза писателей Белоруссии. Строго говоря, это уже третий съезд, хотя он и носит второй порядковый номер. Связано это с тем, что самый первый съезд 2005 года, начиная с которого ведёт свою историю нынешний писательский союз, носил учредительный характер.

Немного предыстории. К 2005 году взаимоотношения президента Белоруссии Александра Лукашенко и старого писательского союза зашли в окончательный тупик. По сути, Союз белорусских писателей, ведомый Ольгой Ипатовой, Светланой Алексиевич, Рыгором Бородулиным, Нилом Гилевичем и другими, объявил президенту настоящую войну, обвиняя его в предательстве национальных интересов, авторитаризме и, что важнее всего, требуя продолжения политики белорусизации и отмены государственного статуса русского языка. Однако население думало иначе и кроме собственно самих писателей да белорусских театралов и философов, большого числа желающих белорусизироваться не наблюдалось.

Глава государства, недовольный таким поведением пишущей братии, начал понемногу урезать им государственные дотации и ограничивать господдержку. В среде любителей белорусизироваться возникло определённое недовольство, в том числе и писательским руководством – многие заговорили о том, что к Лукашенко нужно повернуться лицом, иначе исчезнут последние льготы. А без льгот и дотаций белорусскоязычная литература, издательства и периодика не могут существовать в принципе, поскольку белорусы используют в основном русский язык и в быту, и в общественной жизни. Словом, у большинства писателей, пишущих на белорусском языке, тогда возобладали сугубо практические подходы.

Что касается писателей, пишущих на русском, то для них в старом союзе просто не было места – вступайте в российские организации, говорили им руководители СП. Таких авторов, особенно среди молодёжи, становилось всё больше, социально-культурного лифта же для них не было. Поэтому и они всё настойчивее стали обращать внимание властей на языковую дискриминацию и необходимость создания нового творческого союза, отвечающего на практике реалиям государственного двуязычия.

К 2005 году всё это достигло критической массы, и при опоре на поддержку властей и лично А. Лукашенко был образован новый союз во главе с русскопишущим литератором, отставным генерал-лейтенантом милиции Николаем Чергинцом. В состав правления в качестве секретаря вошёл известный русский поэт Анатолий Аврутин, традиционно симпатизирующий русскому литературному сектору белорусскопишущий Георгий Марчук и другие известные поэты и писатели. Съезд провозгласил равенство двух языков, устав новой организации был принят на русском языке, на русском языке звучало и большинство выступлений. И на учредительном, и на первом съезде в 2006 году было два основных лейтмотива – прекратить глупое противостояние с А. Лукашенко и уравнять русскопишущих авторов с их белорусскопишущими коллегами, что впервые в истории современной Белоруссии и было продекларировано. Многие открыто говорили, что засилью националистов пришёл конец, а авторы книг на русском языке, которых до сих пор не принимали в союз, едва сдерживали слёзы радости.

Поначалу всё так и было – русские авторы наконец-то получили возможность печататься, донести своё творчество до читателей. Несколько русских писателей и поэтов Белоруссии даже попали в факультативную программу по литературе.

Весьма показательно, что значительная часть старого писательского цеха настороженно отнеслась к появлению нового союза, обвиняя его в пресмыкательстве перед властью и предательстве идеи белорусизации. Любопытно, что даже часть представителей властных структур, редакторского и издательского корпуса до поры до времени не спешила в новый союз, присматриваясь к ситуации. В 2006 году везде, кроме Минска, было некоторое преобладание пишущих по-русски (сейчас всё изменилось).

Государство оказало новому союзу первую осторожную поддержку, и это стало сигналом к вступлению в новый союз старой гвардии. В течение 2007-2009 годов большинство членов старого писательского союза перешло в новый, возглавляемый Н. Чергинцом. Естественно, свои прошлые взгляды они не забыли и по мере сил старались возродить былую монополию белорусскопишущих авторов уже в новом союзе. С этим же периодом совпало и начавшееся ухудшение межгосударственных отношений России и Белоруссии, провозглашение в стране курса на многовекторность и укрепление суверенитета. Вот здесь и пригодились белорусизаторы и вчерашние «непримиримые борцы с властью»: сообразив, что подул ветер перемен, они начали старательно убеждать руководство страны, что только белорусскопишущие писатели являются настоящими патриотами, а развитие белорусского языка – прямая обязанность любого белорусского литератора. Вовсю пошёл разговор, что для воспитания новых белорусов, отстаивающих независимость и суверенитет, необходимо усилить господдержку.

Надо отметить, что подобные способы увеличения тиража и «влияния» давно используются белорусской вертикалью – популярность и главной газеты «Беларусь сегодня», и других официозных изданий является дутой, обеспеченной прежде всего принудительной подпиской. Впрочем, так обстоит не только с подпиской, и это вовсе не анекдот: автор недавно своими глазами видел весьма любопытный административный шедевр – письмо, в котором адресату-организации предлагалось провести работу по «увеличению количества желающих посетить футбольный матч на 20 человек» (основной смысл – принудительный сбор денег за билеты). Похожим и весьма проверенным путём националистически настроенная публика в обмен на лояльность Лукашенко и вознамерилась «провести работу» по увеличению количества белорусизируемых.

Но – вернемся к недавнему съезду. Весь его ход вызывал ощущение дежавю – казалось, что это форум из прошлого со сплошными призывами крепить независимость, белорусский язык и национальную самобытность. Разве что не ругали А. Лукашенко (правда, кроме самого Чергинца, никто особенно и не хвалил).

Сам Николай Чергинец впервые выступил на белорусском языке, читая речь по бумажке. Получалось это у него получше, чем у украинского премьера Азарова на украинском, но не намного, что, естественно, вызвало злорадные реплики в зале. Тем не менее глава союза старался изо всех сил. Рассказав о сделанном за пять лет, он неожиданно обрушился с критикой на «провокаторов», которые стараются искусственно посеять раздор между писателями и кричат о дискриминации русскопишущих авторов. Хотя имен не называлось, нетрудно догадаться, что, в первую очередь, имелся в виду писатель Андрей Геращенко, который некоторое время назад осмелился заявить о едином происхождении великороссов и белорусов и привел факты ущемления русских в правах, чем вызвал неподдельный гнев Н. Чергинца.

В своём репертуаре был и белорусский министр культуры Павел Латушко. Он напомнил о том, что только белорусская песня смогла сохранить белорусский язык, и лишь затем эту эстафету перехватили писатели. В итоге, мол, белорусский народ осознал свою особенность, и появилась высшая ценность белорусов – нынешнее белорусское государство. Ни о русской составляющей белорусской литературы, ни даже о советском периоде, когда активно проводилась белорусизация, не было сказано ни единого слова. П. Латушко к тому же посетовал, что писатели пока не оправдывают его надежд – он хочет услышать конкретные предложения по программе очередной белорусизации и роли писателей в этом процессе.

Новый министр образования Сергей Маскевич выступил в том же стиле, хоть и не так ярко и образно, как Латушко. Главное, по словам министра образования, вернуть белорусам их язык. Министру тут же задали вопрос – нормально ли, что история Белоруссии зачастую преподаётся по-русски (это делается по просьбе самих обучающихся. – А.З.)? С учётом националистической атмосферы в зале министр был готов осудить такую практику, но весь комизм ситуации в том, что А. Лукашенко к националистам отнести нельзя при всём желании, и чиновник чувствовал, что может «подставиться». Вот и крутился министр, как мог: дескать, в каждом конкретном случае лучше будет то, что лучше в данном конкретном случае. «И вашим и нашим», – резюмировали делегаты.

Не удержалась даже председатель Витебского отделения СПБ Тамара Гусаченко – она едва ли не единственная выступала по-русски (по-белорусски она вообще не говорит), но тоже произнесла уже почти ритуальное заклинание: мы, дескать, живём в национальном государстве и уже только поэтому обязаны развивать белорусский язык и литературу на национальном языке. Иными словами, Т. Гусаченко, родившаяся на Брянщине, несмотря на официальное двуязычие, отказала русскому языку в национальном статусе, что лишний раз показывает, в какую сторону идёт литературный процесс в Белоруссии.

На съезде появился и председатель Белорусского славянского комитета Сергей Костян, вручивший Н. Чергинцу медаль «100 лет славянскому движению на землях Белоруссии» в ознаменование 74-летия писателя, совершенно «случайно» совпавшего с датой съезда. Изначально избрание председателя было намечено на второй день, однако по старой советской (и нынешней белорусской) традиции каждый выступающий поздравлял именинника и «в порыве восторга» предлагал тут же переизбрать Чергинца на второй срок.

В этой атмосфере славословия и борьбы за белорусский духовно-литературный суверенитет забыли о почётном госте – Валерии Ганичеве, руководителе Союза писателей России. Ему так и не дали выступить в первой, самой важной части, когда в президиуме сидели белорусские министры и чиновники, и объявили его выступление лишь после перерыва. Слушали его с пристальным вниманием (особенно русскопишущие авторы). Но оратор говорил очень обтекаемо, на общие темы. Подробно остановился на таких понятиях, как нравственность, духовность, православная основа русской литературы. Напомнил о важных решениях Всемирного Русского народного собора, в руководство которого он входит. С печалью говорил о необходимости бороться с засорением русского языка. Пожелал писателям, пишущим в Белоруссии по-русски, твёрдости.

А затем повторилось всё то, что уже не в первый раз вызывает горькое недоумение и вопросы у русских писателей Белоруссии. Назвав писательские союзы братскими, Ганичев сказал, что приветствует усилия всех тех, кто развивает белорусский язык (т.е. проводит белорусизацию) и принялся ностальгировать по временам своей жизни в Киеве, сообщив, что в Москве «часто переходит на украинский язык». Объявил двуязычие и тем более трёхъязычие большим благом. Коснулся и единого экономического пространства, нашей интеграции, призвал белорусских писателей подключаться к этому процессу, заявив, что за «зубчатой стеной (кремлёвской? – А.З.) этого не хотят». Дальше пошла довольно странная похвальба экономической ситуации в Белоруссии, что позабавило местных писателей – реальные доходы населения за год упали практически вдвое и даже больше. В общем, несмотря на явно националистический настрой съезда, В. Ганичев в своем, уже привычном, к сожалению, стиле продолжал говорить о «братстве» и преимуществах белорусского социализма перед российским капитализмом. Из чего русские писатели Белоруссии поняли, что, кроме пожеланий «твёрдости», от главы российских писателей ждать им нечего.

Реверансы Ганичева в сторону националистов ничем разумным не объяснить и не оправдать, тем более что никто из выступающих ничего подобного не говорил ни в адрес русского народа, ни по поводу интеграции или объединяющего нас всех православия. Зато слова о том, что в Москве Ганичев часто переходит на украинский язык, дали в руки местных националистов лишний козырь к проведению очередного витка белорусизации. А вот слов о том, что именно русский язык нас объединяет и является родным для русских, украинцев и белорусов, от высокого гостя из России присутствующие не дождались. Никто не настаивает, что нужно было негативно говорить о белорусизации или украинизации, но хоть о русском единстве можно было сказать? И можно, и нужно, но как опытный номенклатурный руководитель Ганичев предпочёл никого «не огорчать».

Неудивительно, что после этого многие выступающие и вовсе перестали стесняться. Так, главный редактор недавно учреждённого журнала «Белая вежа» Василий Ширко откровенно заявил, что поскольку журнал представляет собой орган писательского союза Союзного государства России и Белоруссии, он не должен выходить на русском языке, а должен стремиться к двуязычию. Досталось попутно и Геращенко (правда, так и не названному по имени): главред «Белой вежи» заявил, что есть, мол, такие писатели, которые кричат об ущемлении русского языка, однако сами абсолютно бездарны и являются графоманами и… «волчьими грибами» национальной литературы. После это оставалось только перейти на нецензурную брань.

К слову, странным образом выяснилось, что созданный Союз писателей Союзного государства так и не начал действовать – оказалось, что в него только собираются принимать писателей, хотя многие из них искренне верили, что давно находятся в рядах этой организации.

Вдохновлённый предыдущим выступлением детский писатель Владимир Липский призвал убрать из названия минского городского детского парка имя Горького, заявив, что «у нас» и своих писателей хватает, а чужих талантливым белорусам не нужно – иначе будут сложности с воспитанием последующих поколений. В. Ганичев и представители известного московского журнала «Наш современник» никак на это не отреагировали, отмолчались. Попутно Липский попикировался с Чергинцом, заявив, что тот ссылается на взаимопонимание с А. Лукашенко, а сам трудится мало. Глава союза не остался в долгу и намекнул, что издавать за счёт государства по семь книг в год для Липского – это многовато. Как говорится, и смех и грех…

Редактор «Роднага слова» Зоя Подлипская признала, что политика белорусизации отвергается белорусами и без принуждения обречена на крах: «С каждым годом всё труднее поднимать белорусский язык. Выросло целое поколение, которому легче говорить по-русски. Родители при свободном выборе языка обучения ведут детей в школы с русским языком!» Всё это звучало едва ли не набатом культурной катастрофы, хотя на самом деле нарисованная З. Подлипской картина более чем наглядно отражает русский характер и происхождение белорусов.

Сам Николай Чергинец во время съезда выступал несколько раз и озвучил несколько, мягко говоря, странных идей. Например, предлагалось изучить возможность закрепить отдельные писательские организации за богатыми предприятиями, чтобы так решить проблему финансирования. Открыто было сказано о том, что целый ряд белорусскоязычных журналов и газет необходимо за счёт бюджета выписать в каждую библиотеку и каждому писателю на дом. При этом о бедственном положении единственного полностью русского журнала «Новая Немига литературная» не было сказано ни слова. Наверное, из опасений, что «провокаторы» не замедлят поднять вопрос о необходимости его государственной поддержки вкупе с двумя десятками изданий на белорусском языке. И, конечно же, говорилось о деньгах на новый виток белорусизации и об использовании в этой цели административного ресурса.

Что касается выборов руководства, то сторонники Н. Чергинца волновались напрасно: он был переизбран лишь при одном голосе против. Выбрали и новое правление из 57 человек. Весьма показательно, что в него не вошел один из недавних соратников Чергинца, главный редактор «Новой Немиги литературной» и основатель Союза писателей Белоруссии русский поэт Анатолий Аврутин. Последний покинул зал, сполна испив горечь оттого, что при строительстве новой писательской организации он хотел, как лучше, а «вышло, как всегда».

Съезд оставил крайне противоречивое впечатление. С одной стороны, новая писательская организация, кажется, твёрдо встала на ноги, прекратилось противостояние властей и «властителей дум». Но в то же время обладающее большим ресурсом белорусскопишущее писательское большинство вновь взяло верх, и съезд стал идейной основой для очередного витка белорусизации. Русские писатели утратили свои позиции, а их коллеги из России ради «братства» с большинством просто дистанцировались от этого факта, молча проглотив откровенно русофобские пассажи некоторых «братьев».

И в качестве постскриптума. Спустя несколько дней Н. Чергинца и «лучших» пригласили на встречу к Александру Лукашенко. «Провокатору» же Геращенко, едва он вернулся в родной Витебск, объявили на работе выговор. Однако триумф Чергинца отказался несколько подпорченным – президент страны подверг деятельность Союза писателей откровенной критике, заявив, что не видит достойных произведений и при бесконечных просьбах о дотациях неплохо было бы обратить внимание и на качество литературы. Он также заявил, что ему нужна не политическая поддержка в заявлениях, а качественное творчество.

Было заметно, что А. Лукашенко доволен далеко не всем, что произошло на съезде, и, пожалуй, только это и даёт надежду на то, что в предстоящий период белорусская литература не скатится окончательно в прежнее болото русофобии и национальной обособленности.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie