Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Дамир Галямов

Шокер в протянутой руке

Новый виток кампании против русского языка в Киргизии

В Киргизии после относительного затишья начался новый виток кампании против русского языка, и не только. Инспирировали его депутаты парламента.

Немые будут уволены


Парламент страны 13 декабря в первом чтении дал добро на внесение поправок в закон «О госязыке». В новой версии предусмотрены штрафы в отношении государственных служащих, которые не говорят на киргизском языке и не используют его в делопроизводстве, хотя, согласно Конституции, русский язык является официальным и используется в госучреждениях наравне с государственным. Для частных лиц предусмотрен штраф от 1 до 2 тысяч сомов ($21-42), руководителей – от 5 до 10 тысяч ($105-212), юридических лиц – от 20 до 50 тысяч ($420-1063). Это означает автоматически, что все государственные служащие, не владеющие киргизским языком, будут уволены. При этом в дальнейшем предусматривается введение государственного экзамена по киргизскому языку при приеме на работу в государственные органы власти.

Токтогул Какчекеев, киргизский политолог и эксперт по вопросам безопасности, назвал поправки в закон о языке зачисткой государственных органов власти. По его мнению, наиболее активными депутатами, продвигающими изменения, являются, во-первых, выходцы из провинций, у которых есть только этот путь занять ответственные посты в государственных структурах, и, во-вторых, те народные избранники, которые лоббируют интересы западных стран. «В парламенте существует антироссийское лобби, – считает эксперт. – Эти депутаты вновь активизировались после того, как президент Алмазбек Атамбаев объявил о том, что американская авиабаза в столичном аэропорту «Манас» будет выведена в 2014 году». «Если поправки в закон о государственном языке будут приняты, то они будут антиконституционны», – считает Т. Какчекеев.

Депутат Наталья Никитенко оказалась единственным парламентарием, кто открыто и четко обозначил, что представляют из себя поправки в закон о госязыке. «Законопроект о том, чтобы все претендующие на госслужбу должны знать киргизский язык, может восприниматься как желание убрать неугодных, – считает она. – Если развивать государственный язык, то необходимо разработать государственную стратегию, увеличить финансирование, разработать пособия и так далее. Но если вводить экзамен на знание государственного языка при приеме на госслужбу, это может расцениваться как ущемление прав граждан другой этнической принадлежности. Они не смогут попасть на работу в государственные органы власти. Некоторые могут воспринимать это как расправу над представителями различных этнических групп, другие – как желание убрать из госслужбы неугодных. Язык – это тонкая материя, и, к сожалению, этот вопрос иногда политизируется. Если мы без суеты, серьезно подойдем к этому вопросу, то все постепенно нормализуется само».

Пока единственное, что вселяет некоторый оптимизм, – это сделанное на днях заявление президента Киргизии Алмазбека Атамбаева о том, что он не собирается подписывать принятый парламентом закон. По словам главы государства, он против насильственных действий в языковом вопросе: «Моя позиция такова: прежде чем начинать требовать от людей знания государственного языка, надо создать соответствующие условия для его изучения».

Перерыв в сезоне охоты


«Языковые дебаты» возобновились еще в сентябре, когда депутаты вернулись с парламентских каникул. Как всегда, ура-патриоты, вроде автора поправок в закон Урмат Аманбаевой, стали говорить о том, что нужно развивать государственный язык, для чего и нужно принимать на работу в государственные органы только тех, кто знает киргизский язык. По их мнению, это должно стимулировать некиргизов изучать госязык.

Замира Дербишева, профессор филологии одного из столичных университетов, призвала «не заниматься фестивальной пропагандой кыргызского языка». По ее мнению, необходимо «переводить учебную, научную, методическую литературу с русского, английского на государственный. Есть Госкомиссия по госязыку, составлена и стратегия развития кыргызского. Но в последнее время больше внимания уделялось пропаганде, возвышению роли языка».

Тогда же, в сентябре, член комиссии по развитию исторической науки при президенте Киргизии Табылды Акеров обвинил российские спецслужбы в причастности к «ошской резне» между киргизами и узбеками в июне 2010 года, в результате которой погибло более тысячи человек. Пострадавшей стороной оказались узбеки, девять десятых погибших приходится на их долю, порядка 100 тысяч человек были вынуждены бежать в соседний Узбекистан. В интервью одной из киргизскоязычных газет Т. Акеров утверждал, что Россия во время «революции» 2010 года была заинтересована в том, чтобы у власти остался президент Курманбек Бакиев. По его мнению, именно российские спецслужбы организовали межнациональные столкновения на юге страны, что должно было послужить дискредитации новой власти.

Т. Акеров не привел доказательств в пользу своего предположения. Однако, несмотря на его фактически клеветнические высказывания в отношении «дружественного» государства, президент страны не стал выводить Акерова из состава комиссии, и он продолжает определять пути развития исторической науки в Киргизии. Стоит отметить, что это не первое интервью, где историк обвиняет Россию чуть ли не во всех бедах, а именно в разжигании межнациональной розни, неуважении к киргизским традициям, неисполнении взятых на себя обязательств, нежелании списывать государственный долг и многом другом. «Россия в качестве великой державы строит с нами надменные отношения, подавляет нас, относится как к маленькому государству», – утверждает Акеров.

Шоу продолжается


Но все эти антироссийские высказывания политиков, депутатов, аналитиков звучали громко до конца сентября. А потом начались киргизско-российские переговоры о списании долга в полмиллиарда долларов, строительстве ГЭС, предоставлении безвозмездно, то есть даром, вооружения и техники для киргизской армии и милиции на сумму почти 1,5 миллиарда долларов, иной материальной и финансовой помощи в бюджет страны. При обсуждении и подписании межгосударственных договоров обе стороны не затрагивали вопросы положения русскоязычного населения в Киргизии и не обсуждали языковую проблему. И, наверное, Москва поступила так напрасно. Как только все документы были подписаны, антироссийские выступления тут же возобновились.

Здесь стоит упомянуть об одной интересной детали. Дело в том, что для парламента Киргизии страшной болезнью являются прогулы депутатов. Нередко, даже по четвергам, то есть в день голосований по законопроектам, не набирается кворума. В лучшем случае присутствует 30 из 120 депутатов, а иногда, как отмечает киргизская пресса, в зале находятся 12-15 депутатов, то есть около 10-12% от общего числа. Однако при обсуждении поправок в закон о государственном языке неожиданно пришли на работу больше двух третей парламентариев.

Такая избирательность народных избранников уже не вызывает удивления у прессы и аналитиков. При этом за принятие изменений в закон голосовали представители всех фракций, как правящих, так и оппозиционных. Организации российских соотечественников на происходящее никак не отреагировали.

Вместо послесловия


На следующий день после того, как были приняты поправки в закон о государственном языке, в Москве состоялось подписание соглашения об оказании Россией гуманитарной помощи в виде поставок продовольственного зерна в объеме 20 тысяч тонн. По информации ОАО «Объединенная зерновая компания», первые вагоны с зерном отгружены в Киргизию 17-18 декабря. В настоящее время продолжается согласование графиков поставки и расчет ценообразования еще на одну партию продовольственной пшеницы в объеме 80 тысяч тонн.

Как видим, вопросы экономики во взаимоотношениях с Россией Бишкек решает без всякой оглядки на гуманитарные аспекты. Но почему точно так же поступает и Москва, словно не замечающая антироссийской направленности многих инициатив своего делового партнера?

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie