Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Николай Караев

Синдром писающих мальчиков

«Русские» депутаты против «Бронзового солдата»

Явленные в таблице (см. внизу страницы) результаты голосования по Закону о воинских захоронениях для русского населения Эстонии – повод опечалиться. И не только.

По ним вполне можно составить представление о том, как политики, упорно именующие себя «нашими», отстаивают наши интересы в действительности, а не в гламурном кошмаре предвыборной агитации.

«Не в начале, не в центре и даже не в самом хвосте»

Давайте исходить из следующего: во-первых, большинство русских жителей Эстонии – против сноса (перемещения к черту на кулички...) Бронзового солдата; во-вторых, парламентарии – все-таки Homo sapiens, они отдают себе отчет в том, что Закон о воинских захоронениях принимался лишь для «захоронения» Бронзового солдата. Как должен голосовать в таких условиях политик, надеющийся на голос русского избирателя?

Ответ, казалось бы, ясен: против. Смотрим в таблицу. Видим много нулей. Единственные, кто голосовал «против», - это центристы, но и с ними, увы, все непросто.

Что же это? Или ни в одной фракции, кроме центристской, нет русских депутатов? Отчего же – есть. Фракция Res Publica: Михаил Лотман («за»), Нелли Каликова («за»). Реформисты: Татьяна Муравьева (не голосовала), Сергей Иванов (не голосовал). Чем же был обусловлен выбор каждого из них?

Сергей Иванов был многословен. Он упирал на то, что всегда был против этого закона и не желает «участвовать в политических шоу». Он признает, что его избиратель – против переноса памятника. На прямой вопрос, почему же в таком случае он не голосовал, Иванов сказал странное: «Почему я должен нажимать на кнопку? Я не даю никому использовать себя. Чего вы от меня хотите?»

Мы хотим понять, почему вы, депутат парламента, избранный туда именно для того, чтобы «нажимать на кнопки», более того, получающий за это деньги вашего избирателя-налогоплательщика, не проголосовали хоть как-то за закон, ставший для нашего общества яблоком раздора. Внятного ответа получить не удалось. Депутат Иванов, безусловно, против перемещения Бронзового солдата, но в то же время намерен остаться как бы над схваткой - то ли не желает сражаться (не боец?), то ли боится разочаровать свою партию и своего избирателя. Впрочем, это уже спекуляции. Точно так же Иванов намерен не голосовать по второму закону против Бронзового солдата: о запрещенных сооружениях, каковыми объявляются мемориалы, «превозносящие оккупационные власти или их вооруженные силы».

Татьяна Муравьева, наоборот, была скупа на слова. Она тоже «честно заявила во фракции, что против переноса памятника», а не голосовала потому, что «меня в тот момент не было в зале».

Почему вас не было в зале, когда голосовали по важнейшему для ваших избирателей закону? «Все зависит оттого, как мы сервируем это для избирателя, - сказала на это депутат Муравьева. - Жизнь у нас многогранная, всегда есть полутона... Почему вы хотите подать все в черно-белом цвете?» На вопрос, какие полутона обусловили отсутствие Муравьевой в зале, она отвечать отказалась, и мы оставили эту тему из деликатности. По второму закону Муравьева голосовать тоже не будет. То есть в момент голосования она, надо понимать, опять покинет зал по какой-нибудь надобности.

Потемкинские русские

Нелли Каликова и Михаил Лотман голосовали «за». Депутат Каликова объясняет, что закон этот - очень нужный и что он вовсе не направлен только против Бронзового солдата. При этом она обеими руками за перенос памятника: «Это бомба посреди города. Пусть он стоит на военном кладбище».

Лотман признает, что считать, будто закон принят не «ради» мемориала на Тынисмяги, - лицемерие, но правовая регуляция необходима, а «ничего неэтичного или против русских в законе нет». Депутат Лотман, сын ветерана Великой Отечественной войны, не может сказать, что он думает про сам памятник: «Ситуация сейчас ненормальная, нужно принимать какое-то решение...» Но разве он не принял решение, проголосовав за закон?

Итак: русские депутаты от реформистов и Res Publica избирателя, говоря по-простому, кинули. Одни искренне голосуют «за», другие куда-то сбегают, и остается лишь догадываться, куда; может быть, они по примеру главного символа ЕС мучимы приступами политического энуреза? Вряд ли несправедливо будет назвать таких депутатов «потемкинскими русскими» – на манер деревень: ими можно махать перед носом европейских комиссий, их портреты можно развешивать перед выборами, но когда доходит до дела - их все равно что нет. Они – манок для избирателя, не больше.

К несчастью, то же можно сказать и про центристов. Надеяться на то, что они отстоят интересы русских, невозможно: число сторонников закона в их фракции все равно больше его противников. Возможно, центристы надеются сесть сразу на два стула, ублажив и русских избирателей («наши депутаты голосовали против...»), и эстонских («...но большинство наших - все-таки «за»). Но даже если голосовавшие против Нелли Привалова, Владимир Вельман, Эльдар Эфендиев и другие искренни, их, увы, слишком мало. За попытку - спасибо, но будем уже реалистами.

Нам нужны умные и энергичные защитники наших прав, активные всегда, а не только в период избирательной кампании, наподобие Мартина Лютера Кинга или Юджина Дебса, которые могли бы сказать: «Пока права огромной части неэстонцев ограничены, я не ощущаю себя свободным».

Прискорбно: таких людей у нас нет.

ФракцияПротивНе голосовали"За" из присутст.
Res Publica0022 из 22
Союз Отечества005 из 5
Партия реформ0215 из 17
Народный союз022 из 9
Социал-демократы015 из 6
Центристы659 из 20
Вне фракций018 из 9

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie