Хлебные крошки

Статьи

На Конференции российских соотечественников в Эстонии
Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

Сладкий дым Отечества

Точка зрения

События внутри местного соотечественного (российского) движения и вокруг него развиваются в соответствии с известным принципом (схемой) "пиво только членам профсоюза". Кто-то решил, что может сам решать, за кем признать статус российского соотечественника, а кому решительно и бесповоротно отказать. Существо дела заболтали и обставили множеством формальностей, противоречащих смыслу и букве закона. Начнем с того, что российский закон очертил круг соотечественником столь широко, что в него попали и те, кто по юридическим и нравственным причинам должен был оказаться за его пределами.

Если отбросить утомительные юридические подробности, то в сухом остатке мы найдем только два пути возникновения связи личности и Отечества, т.е. государства. Первый путь простой и естественный — право рождения. Именно из права рождения возникает сложный комплекс взаимных прав и обязанностей личности и государства. Как правило, свои обязанности по отношению к гражданам (подданным) государство выполняет спустя рукава, зато права в отношении них абсолютизирует до возможного максимума.

Прежде всего, государство (отечество) экономическими, политическими, медицинскими, социальными и прочими способами регулирует воспроизводство граждан. При помощи медицинских и социальных технологий регулируется общая продолжительность жизни, трудовой активности и смертность. Социальные технологии регулируют объем и качество образования, предоставляемого государством, структуру профессионального обучения, занятость, и т.д.

Контроль продолжительности жизни населения — это одна из важнейших функций государства. Именно государство определяет объем и качество медицинских услуг, предоставляемых гражданину на различных этапах его жизни. В отношении инвалидов и пенсионеров активно применяются методики хронофагии — похищение времени жизни, включая ее досрочное прекращение.

При реализации своих прав государство руководствуется экономической и отчасти политической целесообразностью. Однако государство это не только бездушный механизм, это структура, осознанно защищающая экономические интересы и качество жизни олигархии, которая либо прячется за его спиной, либо выступает открыто. Во всем, что касается реализации прав, отечество больше похоже на чудовищного монстра из литературных антиутопий. Разница только в том, сколь ревностно государство относится к реализации своих прав, какие идеи господствуют в олигархической среде — либеральные или тоталитарные. И даже от того зависит, какая вожжа с утра под хвост попала. Упоминание о вожжах отнюдь не фигура речи. Очень часто вожжи держат не официальные местные олигархи, а необъявленные публично третьи лица, формально принадлежащие к другим государствам.

Абсолютное большинство цивилизованных и малоцивилизованных государств мира не похожи на Ливийскую арабскую Джамахирию, и Эстония в их числе. Ливийская "Великая Зеленая Декларация Прав Человека в Эпоху Масс" провозглашает принципы общественного и государственного устройства, которые неприемлемы для освоенной нами тоталитарной американизированной демократии:

"Исходя из того, что демократия это правление народа, а не народное самовыражение, граждане джамахирийского общества заявляют, что власть принадлежит народу, который и осуществляет ее непосредственно сам без всякого представительства от его имени через народные конгрессы и народные комитеты. (…)

Граждане джамахирийского общества запрещают тайную деятельность и использование всякого рода силы, насилия, террора и диверсий, полагая таковые изменой идеалам и ценностям джамахирийского общества (…)

Граждане джамахирийского общества свято чтут и берегут человеческую жизнь. Джамахирийское общество ставит своей целью уничтожение смертной казни. (…) Граждане джамахирийского общества осуждают производство смертной казни варварскими способами — такими как электрический стул, впрыскивания, ядовитые газы. (…)

Граждане джамахирийского общества подвластны Святому Закону, имеющему твердые, не подлежащие пересмотру или изменению правила в лице Религии и обычая.(…)

Джамахирийское общество является обществом партнеров, а не наемных лиц. (…)

Джамахирийское общество гарантирует своим гражданам достойную зажиточную жизнь и постоянно растущий уровень здоровья на пути создания общества здоровых людей. Оно гарантирует охрану материнства и младенчества, заботу о стариках и инвалидах. Джамахирийское общество является покровителем тех, у кого нет покровителя. (…)

Джамахирийское общество является обществом добродетели и благородных стремлений, которое свято чтит идеалы и общечеловеческие ценности, стремясь к построению гуманного общества без агрессий и войн, без эксплуатации и террора, общества, где не будет ни Больших, ни Малых. Все нации, народы и национальности обладают правом жить свободно по своему выбору и самим определять свою судьбу и создавать свои национальные очаги, а меньшинства имеют право сохранять свою самобытность и наследие. Подавление их законных стремлений или применение силы для их ассимиляции с другой или другими национальностями недопустимо".


Последнее особенно поучительно для эстонского законодателя, легализовавшего доминанту эстонской культуры в моноэтническом государстве. По сравнению с нашим государством, ежедневно меняющем правила игры, впечатляет опора Джамахирии на твердые, не подлежащие пересмотру или изменению правила в лице Религии и обычая. Однако с эстонской точки зрения, ливийцы темный, нецивилизованный народ, лишенный света демократии, прозябающий во тьме исламского фундаментализма и тоталитаризма.

Если же говорить о правах и обязанностях граждан, то следует иметь в виду, что в сравнении с государством абсолютизированы не их права, но только обязанности. Гражданин до конца жизни обязан государству. Он отвечает перед государством имуществом, детьми и домочадцами, их здоровьем и жизнью. И то и другое и третье государство может безжалостно взыскать в любой момент.

Граждане имеют теоретическое право на конституционную защиту, которая часто принимает анекдотические или гипертрофированные формы. В этом смысле поучительна история простого израильского ефрейтора, чья свобода стала поводом для кровопролитной войны, развязанной Израилем. Напоминает та война анекдотическую советскую борьбу за мир во всем мире, после которой не должно было остаться и камня на камне.

И вот теперь самое время вернуться к местным "российским соотечественникам", большинство из которых избрали юридический способ образования связи между личностью и государством (отечеством). В основе такой связи лежит отказ от завета, возникшего из факта рождения в том или ином государстве. Новые связи возникают на договорной основе. В отличие от факта рождения договор является осознанным действием. Стороны договора на взаимной основе берут на себя обязанности и приобретают определенные права.

В такой связи "российский" соотечественник с эстонским гражданством выглядит нелепо и противоестественно. Однако так решил за него российский законодатель, потому что имел в виду не тех "соотечественников", которых забыли на постсоветском пространстве, а тех, кто оказался за пределами России вынужденно. Прежде всего, тех, кто мог бы вернуть в Отечество немалые исторические или культурные ценности, а также оказать ему важные политические и экономические услуги сейчас или в будущем.

Однако случилось непредвиденное: именно местные "российские" соотечественники, разорвавшие завет с Отечеством по рождению, заключившие договор с новым Отечеством, неожиданно оказались ключевыми фигурами в российской программе помощи соотечественникам за рубежом. И этому есть разумное объяснение.

В комментариях эстонского контрразведчика к недавно состоявшейся в Таллинне конференции местных российских "соотечественников" утверждалось, что в прошлом на аналогичном мероприятии присутствовали высокопоставленные чины российской разведки. Интерес эстонских и российских разведчиков к организациям типа СОРСЭ (Совет организаций российских соотечественников) понятен и закономерен.

Однако попробуйте объяснить российским гражданам, постоянно проживающим в Эстонии, что в программе помощи на первом месте стоят интересы разведки, а не их права, защищаемые Конституцией РФ. Попробуйте объяснить им, что политические и экономические интересы ренегатов важнее ежедневных и насущных потребностей граждан России. (Будем уважать гражданский выбор своих соплеменников, имея в виду чисто техническое содержание термина "ренегат", а не оскорбительность ярлыка.)

Попробуйте объяснить гражданам России, почему присосавшиеся к СОРСЭ граждане Эстонской Республики столь ревностно защищают свои соотечественные "права". И ведь по собственным признаниям, "соотечественники" с эстонскими паспортами не имеют от организации никакой личной выгоды. Если они ничего не имеют от организации, то уместно задать вопрос о том, что организация имеет от них? Членские взносы? Нет. Прозрения коллективного разума? Тоже нет. Одни только скандалы и склоки, о которых ни говорить, ни писать нельзя, потому что табу.

Вот и нынешняя конференция ловко обошла все мели и рифы соотечественного движения в Эстонии. Поговорили, выбрали сами себя делегатами на региональную конференцию и мирно разошлись после банкета. И не надо, господа, кивать на российского законодателя. Надо спросить себя, почему ты заключил завет с новым отечеством — по идейным соображениям или по соображениям житейского комфорта? Имеешь ли ты право считаться российским соотечественником, т.е. согласен ли ты с тем, что Россия имеет над тобой власть, основанную на праве? Согласен ли ты с тем, что Россия может распорядиться твоим имуществом и жизнью столь же легко, как и твое новое отечество Эстония? Наконец, согласен ли ты с тем, что твое новое отечество обоснованно подозревает тебя в антигосударственной деятельности, запускает тебя в оперативную разработку и внедряет в твое окружение агентуру?

В августе в Риге предстоит региональная конференция российских соотечественников, на которую поедет представительная делегация из Эстонии — самозваный "координационный совет" в полном составе. В добрый путь, господа! Явите нам пример успешного сидения одним мягким местом на двух стульях, пример служения двум господам одновременно. Однако не рассчитывайте, что в Риге все пройдет столь же благостно, как это было дома. В Риге пива хоть залейся.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie