Хлебные крошки

Статьи

Соотечественники
Политика

Александр Свистунов, председатель Русского движения Украины, лидер "Русского блока" (Украина)

Соотечественники – мост между Россией и странами проживания

К итогам работы Конгресса соотечественников

Конгресс соотечественников – это действительно событие большой важности. Впервые на нем присутствовали первые лица как законодательной, так и исполнительной власти, все ведущие политические фигуры России.

Поговорим сначала о положительных моментах. Да, в организации форума не все было гладко. Но российская власть стремилась по-настоящему познакомиться с этой темой – и растерялась, потому что не ожидала такого напора проблем и страстей. Российская политическая элита, и я считаю это положительным моментом, впервые столкнулась с глубиной стоящих перед соотечественниками проблем, впервые вышла на поле, которое ранее не было ей хорошо знакомо (это можно отнести ко всем российским политикам, за исключением лишь нескольких – Пастухова, Рогозина, Тихонова, Лужкова, Затулина).

Но несмотря на всю их растерянность, всю неподготовленность к этой теме, она задела их за живое. Главный вопрос теперь в том, не испугает ли громадье этих проблем российскую политическую верхушку, не отступят ли они от проблематики соотечественников. Здесь так много вопросов и тем, что по каждой из них можно проводить отдельный Конгресс – настолько они глобальны и существенны для России.

Теперь – о недостатках. Главный из них – не совпадающая идеологическая составляющая участников Конгресса. То, с чем шли на него соотечественники – понятия русской идеи, русской культуры, русской цивилизации – не совсем совпадало с официальной позицией, которую сегодня занимает российское правительство. Но ведь перед Россией выступали не толпа разрозненных делегатов непонятно откуда, а руководители крупнейших русских организаций, за которыми стоят десятки и сотни тысяч людей!

Хотя у российских чиновников нередко наблюдается плюрализм в отдельно взятой голове, при этом можно выделить несколько направляющих. Первая: мы – Европа, у нас не русские и не российские, а европейские ценности. Вторая: мы – Евразия, и ценности наши, соответственно, евразийские. Третья: мы – вообще какое-то многонациональное государство, и наш путь – путь внутренней гармонии и общечеловеческих ценностей.

Идеологическая несостыковка произошла из-за того, что до Конгресса эти вопросы нигде не обсуждались. Да, никто не против Европы и общечеловеческих ценностей. Но на базе чего мы хотим войти в Европу? На базе русской цивилизации, той русскости, которая есть у нас. И она как раз не отрицает ни общечеловеческих ценностей, ни защиту прав человека, ни одну из составляющих мировой цивилизации, но при этом имеет свои особенности – это система русских духовных, культурных, физических и каких угодно других ценностей. Стыкуется же все это очень просто: мы – носители русской цивилизации, и можем нормально войти в систему общеевропейских ценностей, но на базе того, что имеется у нас. Мы будем отстаивать свою самобытность.

Безусловно, первоосновной для русских соотечественников является русская цивилизация. И если бы российская верхушка, за исключением, может быть, мэра Москвы Юрия Лужкова, который четко обозначил эту позицию, не стесняясь и без всяких экивоков, продекларировала эти ценности, было бы найдено главное: духовный нерв, консенсус, который объединил бы Россию и соотечественников для решения практических задач.

Хотелось бы видеть и некое политическое единение. У соотечественников осталось сейчас всего два варианта выбора – или уезжать в Россию, или отстаивать свои интересы через систему политических институтов страны проживания. Никакого другого пути – ни экономического, ни культурологического – не существует. Первый невозможно реализовать из-за экономического упадка в странах СНГ, второй же полностью нивелируется местными властями. Отсюда вывод: мы можем защитить себя только политически.

Если Россия боится осложнения отношений с государствами постсоветского пространства, то здесь можно прийти к взаимоприемлемому варианту. Абсолютно ясно, что если права и возможности русских людей в странах проживания будут защищены, они не будут стремиться эмигрировать оттуда. Следовательно, Россия должна выступать, с одной стороны, исходя из общеевропейских правил и норм в поддержку образования и политических организаций соотечественников за рубежом (а уж в каких формах, это другой разговор), а с другой – может везде аргументировать это тем, что на сегодня она просто не готова, прежде всего экономически, принять такое огромное количество мигрантов. Россия вынуждена помогать соотечественникам становиться нормальной политической силой в тех государствах, где они проживают. Это делают все страны, когда понимают, что проблема становится для них неразрешимой. И действительно – никакая экономика не выдержит перебазирования 20-25 миллионов человек.

С другой стороны, мне всегда смешно, когда Россия заявляет, что не сможет принять большое количество мигрантов из-за тяжелой экономической ситуации. Ведь есть простой политико-экономический выход. Например, Россия поставляет Грузии определенное количество газа. Если из Грузии эмигрируют в Россию, значит, в цену газа будет добавлена особая наценка, предназначенная специально для обустройства этих людей. И она, в отличие от основного долга, который может быть реструктуризирован, подлежит обязательному погашению в обозначенные сроки. Это нормальный, цивилизованный подход. Вместо этого мы продаем Грузии газ дешевле, чем многим другим государствам. Это говорит всего лишь о том, что мы хотим искусственно загнать проблему в тупик: нате вам газ по дешевке, только бы не возникла масса проблем. А что будет завтра – будет завтра.

Сегодня Россия занимает в политических и идеологических процессах оборонную позицию. Она работает де-факто, в зависимости от ситуации, или идет на поводу у европейских или американских эмиссаров. Все было бы хорошо, если бы то, что советуют эти эмиссары, не выходило России боком. Россия должна работать на опережение политической ситуации, которая может создаться в будущем. Разве ситуация в Абхазии не была прогнозируема? И таких узлов немало. Могу с уверенностью сказать, что рано или поздно гром грянет и в Приднестровье. Если пустить ситуацию на самотек, случится это и на Украине. И таких болевых точек очень много.

Россия, так как ее соотечественники живут в этих странах, обязана моделировать ситуацию в идеологическом и политическом плане, например, вместе с той же Украиной. Это нормальная система взаимных консультаций и нахождения консенсуса внутри самого украинского общества. Нельзя, чтобы русских на Украине воспринимали как какую-то враждебную силу, "руку Москвы" и т.д. Ведь сегодня, что бы там ни говорили, идет довольно жесткое противостояние между Западом и Востоком Украины, то есть между русской и прозападной цивилизациями. Россия просто обязана моделировать, просчитывать ситуацию вперед, заниматься конструированием политических процессов. И не считать при этом, что она вмешивается в чужие дела, а осознавать меру собственной ответственности за происходящее.

Выгоден ли наш "Русский блок" Украине и России? Какую пользу могла бы принести такая фракция в парламенте Украины обеим странам? Она помогла бы налаживанию межнационального диалога. Ведь сейчас Россия спотыкается на некоторых узловых моментах в отношении Украины, а Украина – России, потому что между двумя государствами есть определенная дистанция, которой практически нет между соотечественниками и Россией, между русскими и украинцами, живущими на Украине.

Русские Украины духовно и психологически совместимы и с теми, и с другими. Мы знаем ситуацию изнутри. Я мог бы найти в десятки раз более экономически и политически выгодные варианты сотрудничества двух стран, потому что знаю не только официальное мнение той или иной политической группы в России и на Украине, и то, как добиться консенсуса между ними. Это относится и к русским политическим организациям на Украине. "Русский блок" необходим не только, чтобы договариваться, но и чтобы избегать возникновения напряжения в дальнейшем, чтобы снимать как внутренние проблемы Украины, так и сложности во взаимоотношениях Украины и России.

Нынешняя политическая ситуация должна заставить Россию начать просматривать новые варианты. Сейчас политические машины не только России, но и Казахстана, Азербайджана, других государств СНГ и Прибалтики работают в режиме пожарной команды. У властей нет времени для анализа, обдумывания, конструирования, а самое главное – прогнозирования ситуации, что не позволяет грамотно решить и сами проблемы.

В сфере экономики Россия тоже действует по старому трафарету. Все заседания Конгресса, на которых поднимались экономические вопросы, показали неподготовленность российских властных структур к нормальному диалогу с соотечественниками. Здесь все еще проще. Существует примитивная схема связи России с ее партнерами по СНГ – "мы ведем диалог с теми, кто решает вопросы". Но ведь решают вопросы те, с кем вы ведете диалог! А соотечественники, не решая их, на диалог рассчитывать не могут. В таком случае, все российские экономические предложения в отношении соотечественников никогда не достигнут цели. Это даром выкинутые деньги и напрасно задействованные механизмы.

Россия воспринимает соотечественников как группы лиц, которым нужно просто раздать гуманитарную помощь. Но мы в состоянии потянуть любой экономический проект, в состоянии быть значимыми и серьезными партнерами. Нужно разорвать эту порочную цепь! Если бы, например, средства, затрачиваемые на обустройство беженцев, направить на организацию совместных производств России и организаций соотечественников за рубежом, то миграция русского населения сократилась бы до минимального уровня. Подсчитывало ли правительство те колоссальные потери, которые теряет российский бюджет из-за огромной массы мигрантов?

Возникает ощущение, что Россия до сих пор слабо знакома и с культурологической тематикой. Если уж она хочет печатать учебники в самой России для того, чтобы потом распространять их в странах проживания, следует знать законы, запрещающие делать это без разрешения органов образования того или иного государства. И таких ляпсусов было очень много. Нужны программы, которые действительно могли бы быть реализованы.

И еще один вывод по итогам работы Конгресса: невозможно за два дня решить проблемы, которые накопились за десятилетия у двадцати пяти миллионов человек. Но даже эта цифра – более чем скромная, потому что мы учитываем только этнических русских. У нас же, в странах проживания, к русским относятся прежде всего люди, принадлежащие к системе русской цивилизации, русской культуры, русских ценностей. Поэтому эту цифру следует как минимум удвоить.

Что же делать? Безусловно, нужен постоянно действующий орган при главе государства или кабинете министров. Важно, чтобы он имел возможность реально влиять на ситуацию. У него должны быть права, полномочия, ресурсная база. Здесь не надо экономить бюджетные деньги - они окупятся сторицей. На переброске миротворческих контингентов, усилении военного присутствия на границах, обустройстве беженцев Россия потеряет намного больше.

Однако сформулировать государственную политику в отношении соотечественников за рубежом невозможно без их активного участия. Этот орган никогда не заработает, если в нем будет просто сидеть чиновник и командовать, а "сироты" из стран СНГ будут снимать шапку у порога и ждать аудиенции в многочасовых очередях. По крайней мере наполовину он должен состоять из представителей организаций соотечественников. Если мы не будем управлять этими процессами совместно, перекосы неизбежны. Желательно также, чтобы людей для участия в работе этого органа подбирали не МИД или другая российская организация, а сами соотечественники. Мы знаем, какие организации у нас обладают реальной силой, знаем, кто чем занимается, и нам легко разобраться, кто действительно должен представлять наши интересы.

И если мы начнем сейчас разрешать эти узловые моменты, это даст толчок сразу по нескольким направлениям. Во-первых, уменьшится миграционная волна. Во-вторых, будет найден консенсус между Россией и соотечественниками. В-третьих, начнут налаживаться более тесные контакты России со странами СНГ. Ведь политические силы этих государств до сих пор объективно боятся Россию – им страшно потерять свою власть. Русские соотечественники этого не боятся. Для них органичен диалог и с Россией, и со страной, в которой они проживают. В-четвертых, улучшение положения русской диаспоры станет фактором сохранения и укрепления русской цивилизации за рубежами России.

Но для этого нужно приступить к практическим шагам, а не к тем рекомендациям, которые за пару дней спешно состряпали в каких-то министерствах. Я уверен, что такие проекты ничего не дадут. Главная задача российского политического руководства – создать орган, который очень быстро мог бы приступить к работе. Здесь медлить нельзя. Тревожная ситуация возникает уже у самых границ России, что хорошо показали недавние события в Абхазии. Никто не гарантирует, что подобное не случится в Латвии, Эстонии, Средней Азии.

России пора переходить к этапу активной политики, в которой соотечественники могли бы сыграть роль моста между РФ и государствами проживания. Конгресс показал, что первый камень в его основание заложен. Впереди огромный пласт работы. Возможно, это испугало какую-то часть российских чиновников, желавших ничего не делать и получать за это деньги. Но большинство политических лидеров России, как мне показалось, задумались над решением проблемы. Мы же всеми силами постараемся им в этом помочь.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie